Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

ДАРГОМЫ́ЖСКИЙ

  • рубрика

    Рубрика: Музыка

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 8, 2007, стр. 330

Авторы: А. О. Митина
А. С. Даргомыжский.

ДАРГОМЫ́ЖСКИЙ Алек­сандр Сер­гее­вич [2(14).2.1813, с. Тро­иц­кое Бе­лёв­ско­го у. Туль­ской губ. – 5(17).1.1869, С.-Пе­тер­бург], рос. ком­по­зи­тор, пе­да­гог, об­ществ. дея­тель. Его отец, Сер­гей Ни­ко­лае­вич Дар­го­мыж­ский, в 1829 по­лу­чил дво­рян­ст­во, чи­нов­ник К-та Гл. ди­рек­ции имп. те­ат­ров, один из ав­то­ров По­ло­же­ния об имп. те­ат­рах (1827). Его мать, Ма­рия Бо­ри­сов­на Дар­го­мыж­ская (урож­дён­ная кн. Коз­лов­ская), поэ­тес­са, дра­ма­тург. В кон. 1817 се­мья пе­ре­еха­ла в С.-Пе­тер­бург. Д. по­лу­чил раз­но­сто­рон­нее до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние, иг­рал на фп., скрип­ке (впо­след­ст­вии ис­пол­нял пар­тии 2-й скрип­ки и аль­та в квар­те­тах). С 1827 слу­жил в Кон­тро­ле Мин-ва имп. дво­ра, с 1834 чи­нов­ник Гос. каз­на­чей­ст­ва, в 1843 вы­шел в от­став­ку в чи­не ти­ту­ляр­но­го со­вет­ни­ка. Во вре­мя служ­бы про­дол­жал за­ня­тия му­зы­кой, брал уро­ки фп. у Ф. Шо­бер­лех­не­ра (1828–31), пе­ния и тео­рии му­зы­ки у Б. Л. Цей­би­ха. Боль­шое зна­че­ние для Д. име­ло зна­ком­ст­во с М. И. Глин­кой (1835): по­бу­ж­дае­мый его при­ме­ром, Д. на­чал серь­ёз­но за­ни­мать­ся ком­по­зи­ци­ей, гар­мо­ни­ей, кон­тра­пунк­том и ин­ст­ру­мен­тов­кой.

Про­из­ве­де­ния Д. пуб­ли­ко­ва­лись с 1836. К кон. 1830-х гг. он при­об­рёл из­вест­ность гл. обр. как ав­тор ро­ман­сов и пе­сен. Его луч­шие ро­ман­сы на­пи­са­ны на сти­хи А. С. Пуш­ки­на [«Вер­то­град», «Юно­ша и де­ва» («Юно­шу горь­ко ры­дая...»), «Ноч­ной зе­фир...» и др.]. В те же го­ды Д. на­чал пре­по­да­вать пе­ние, при­ви­вая сво­им мно­го­числ. уче­ни­цам (сре­ди них – Л. И. Кар­ма­ли­на) «ес­те­ст­вен­ность и бла­го­род­ст­во» рус. ма­не­ры пе­ния. Вслед за не­окон­чен­ной опе­рой «Лук­ре­ция Борд­жиа» (по од­но­им. дра­ме В. Гю­го; в 1837 Д. со­чи­нил неск. но­ме­ров) в 1841 на­пи­сал «боль­шую опе­ру» «Эс­ме­раль­да» (на либр. Гю­го по собств. ро­ма­ну «Со­бор Па­риж­ской Бо­го­ма­те­ри»); по­сколь­ку ро­ман Гю­го был в Рос­сии за­пре­щён, опе­ру по­ста­ви­ли лишь в 1847 (Боль­шой те­атр, Мо­ск­ва). В 1843–44 ди­ри­жёр Об-ва ин­ст­ру­мен­таль­ной и во­каль­ной му­зы­ки. В 1844–45 ез­дил в Ев­ро­пу, по­зна­ко­мил­ся с Ф. Га­ле­ви, Ф. Ж. Фе­ти­сом, Дж. Мей­ер­бе­ром, Ш. Бе­рио, А. Вьё­та­ном, Д. Обе­ром, Г. До­ни­цет­ти, О. де Баль­за­ком.

По воз­вра­ще­нии в Рос­сию всту­пил в но­вую по­ло­су творч. ис­ка­ний, со­звуч­ных на­ту­раль­ной шко­ле в лит-ре, од­но­вре­мен­но за­ни­мал­ся изу­че­ни­ем нар. куль­ту­ры, за­пи­сы­вал рус. пес­ни. В во­каль­ной му­зы­ке этих лет пре­тво­рил прин­цип ин­то­на­ци­он­ной ха­рак­те­ри­сти­ки, ко­то­рый обо­зна­чил в пись­ме к Л. И. Кар­ма­ли­ной (1857): «Хо­чу, что­бы звук пря­мо вы­ра­жал сло­во, хо­чу прав­ды». Ост­ро­та ин­то­на­ци­он­ной вы­ра­зи­тель­но­сти дос­тиг­ла зна­чит. сте­пе­ни в са­ти­рич. пес­нях «Мель­ник» (на сти­хи А. С. Пуш­ки­на), «Ти­ту­ляр­ный со­вет­ник» (на сти­хи П. И. Вейн­бер­га), в «дра­ма­ти­че­ской пес­не» «Ста­рый кап­рал» (на сти­хи В. С. Ку­роч­ки­на по П. Бе­ран­же), ко­то­рые яви­лись об­раз­ца­ми но­вой жан­ро­вой раз­но­вид­но­сти во­каль­ной му­зы­ки – ха­рак­тер­ной жан­ро­вой сце­ны.

С ис­ка­ния­ми в об­лас­ти во­каль­ной му­зы­ки су­ще­ст­вен­ным об­ра­зом свя­за­но опер­ное твор­че­ст­во ком­по­зи­то­ра. В 1845–55 Д. ра­бо­тал над опе­рой «Ру­сал­ка» по не­оконч. дра­ме А. С. Пуш­ки­на (либр. на­пи­сал сам, со­хра­нив мн. сти­хи Пуш­ки­на). Бы­то­вой сю­жет с эле­мен­том нар. фан­та­сти­ки ком­по­зи­тор рас­кры­ва­ет как ли­ри­ко-пси­хо­ло­гич. дра­му; в этой опе­ре Д. соз­дал вы­даю­щий­ся по дра­ма­тич. си­ле об­раз Мель­ни­ка, объ­е­ди­нив­ший ко­мич. и тра­гич. чер­ты. Осо­бен­но­сти ком­по­зи­ции оп­ре­де­ля­ет син­тез жан­ра «вол­шеб­ной опе­ры» с нац. рус. тра­ди­ция­ми, боль­шое зна­че­ние при­над­ле­жит ан­самб­ле­вым и хо­ро­вым но­ме­рам, воз­рас­та­ет роль дра­ма­тич. ре­чи­та­ти­ва и арио­зо. «Ру­сал­ка» (1856, Те­атр-цирк в С.-Пе­тер­бур­ге; 1859, Боль­шой те­атр, Мо­ск­ва) име­ла ре­шаю­щее зна­че­ние для ши­ро­ко­го при­зна­ния Д. в Рос­сии. В даль­ней­шем она ста­ла од­ной из по­пу­ляр­ней­ших русских опер и сыг­ра­ла боль­шую роль в раз­ви­тии жан­ра русской ли­ри­ческой опе­ры.

С сер. 1850-х гг. к Д. об­ра­ща­лись за со­ве­том мн. му­зы­кан­ты, сре­ди них – К. П. Виль­боа, Б. А. Фи­тин­гоф-Шель, В. Н. Каш­пе­ров, П. П. Со­каль­ский, А. Н. Се­ров и ком­по­зи­то­ры бу­ду­щей Но­вой рус­ской шко­лы. В 1859 Д. во­шёл в со­став К-та Рус. муз. об-ва (РМО; рас­смат­ри­вал но­вые со­чи­не­ния, пред­ла­гае­мые об-ву для ис­пол­не­ния в кон­цер­тах, при­влёк М. А. Ба­ла­ки­ре­ва к ди­ри­жи­ро­ва­нию сим­фо­нич. кон­цер­та­ми РМО), в 1867 – в со­став Ди­рек­ции С.-Пе­терб. от­де­ле­ния РМО (из­бран пред­се­да­те­лем). Вме­сте с ху­дож­ни­ком-ка­ри­ка­ту­ри­стом Н. А. Сте­па­но­вым (муж се­ст­ры Д.) со­труд­ни­чал в са­ти­рич. жур­на­лах «Му­зы­каль­ный аль­бом с ка­ри­ка­ту­ра­ми», «Лис­ток "Зна­ко­мых"», «Ис­кра», «Бу­диль­ник». В 1864–65 со­вер­шил по­езд­ку по Ев­ро­пе.

Из по­сле­дую­щих опер­ных за­мы­слов Д. осу­ще­ст­вил­ся толь­ко один, «Ка­мен­ный гость» – опе­ра на текст (с не­зна­чит. со­кра­ще­ния­ми) од­но­им. «ма­ленькой тра­ге­дии» А. С. Пуш­ки­на. От­каз от тра­диц. опер­но­го либ­рет­то по­влёк за со­бой от­сут­ст­вие при­выч­ных опер­ных форм (арий, ду­этов и др.), ари­оз­но-дек­ла­ма­ци­он­ный стиль опе­ры от­ра­жа­ет жи­вые ре­че­вые ин­то­на­ции, ор­кестр уси­ли­ва­ет вы­ра­зи­тель­ность во­каль­ной пар­тии. В ор­ке­ст­ро­вую ткань впле­те­ны лейт­мо­ти­вы и по­вто­ряю­щие­ся те­мы, впер­вые в рус. опе­ре сло­жив­шие­ся в сис­те­му. Д. не ус­пел за­кон­чить опе­ру, по по­ру­че­нию ком­по­зи­то­ра её до­ра­бо­тал Ц. А. Кюи, ин­ст­ру­мен­тов­ка сде­ла­на Н. А. Рим­ским-Кор­са­ко­вым (1-я ред. – 1870, 2-я ред. – 1902). По­ста­нов­ка (1872, Ма­ри­ин­ский те­атр) вы­зва­ла ожив­лён­ную по­ле­ми­ку сре­ди му­зы­кан­тов – за­щит­ни­ков «дра­ма­ти­че­ской прав­ды» (Кюи, М. П. Му­сорг­ский) и сто­рон­ни­ков ме­ло­дич. на­ча­ла в му­зы­ке (П. И. Чай­ков­ский). Опыт «Ка­мен­но­го гос­тя» по­лу­чил про­дол­же­ние в опе­рах «Мо­царт и Саль­е­ри» Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва, «Пир во вре­мя чу­мы» Кюи, «Ску­пой ры­царь» С. В. Рах­ма­ни­но­ва, по­вли­ял на во­каль­ную сти­ли­сти­ку (ре­чи­та­тив) Му­сор­г­ско­го.

Сре­ди со­чи­не­ний для ор­ке­ст­ра: Ма­ло­рос­сий­ский ка­за­чок (фан­та­зия, 1864), Чу­хон­ская фан­та­зия (1867).

Соч.: Ав­то­био­гра­фия. Пись­ма. Вос­по­ми­на­ния со­вре­мен­ни­ков / Ред. и прим. Н. Фин­дей­зе­на. П., 1921; Из­бран­ные пись­ма / Вступ. ст., ред. и ука­за­тель М. С. Пе­ке­ли­са. М., 1952.

Лит.: Фин­дей­зен Н. А. С. Дар­го­мыж­ский. М., 1904; Кюи Ц. А. «Ру­сал­ка», опе­ра А. С. Дар­го­мыж­ско­го // Му­зы­каль­но-кри­ти­че­ские ста­тьи. П., 1918. Т. 1; он же. «Ка­мен­ный гость» Пуш­ки­на и Дар­го­мыж­ско­го // он же. Из­бран­ные ста­тьи. Л., 1952; Крем­лев П. А., Ма­нуй­лов В. А. «Ру­сал­ка», опе­ра в че­ты­рех дей­ст­ви­ях А. С. Дар­го­мыж­ско­го. Л., 1936; Ле­вик Б. «Ка­мен­ный гость» А. Дар­го­мыж­ско­го, «Мо­царт и Саль­е­ри» Н. А. Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва, «Ску­пой ры­царь» С. В. Рах­ма­ни­но­ва. М.; Л., 1949; Се­ров А. Н. «Ру­сал­ка». Опе­ра А. С. Дар­го­мыж­ско­го. М., 1953; Пе­ке­лис М. С. А. С. Дар­го­мыж­ский и его ок­ру­же­ние: В 3 т. М., 1966–1983; Мед­ве­де­ва И. А. А. С. Дар­го­мыж­ский. М., 1989.

Вернуться к началу