Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

ЗА́УМЬ

  • рубрика

    Рубрика: Языкознание

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 10. Москва, 2008, стр. 293

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




ЗА́УМЬ (за­ум­ный язык), 1) ли­шён­ная смы­сло­во­го зна­че­ния речь, в ко­то­рой от­но­ше­ние ме­ж­ду оз­на­чаю­щим и оз­на­чае­мым ли­бо не су­ще­ст­ву­ет, ли­бо ус­та­нав­ли­ва­ет­ся про­из­воль­но и ка­ж­дый раз за­но­во. См. так­же Глос­со­ла­лия. 2) У рус. по­этов-фу­ту­ри­стов (см. Фу­ту­ризм) – экс­пе­рим. по­этич. язык, строя­щий­ся на зву­ко­под­ра­жа­ни­ях, про­из­воль­ных зву­ко­со­че­та­ни­ях и ало­ги­че­ских сло­во­пре­об­ра­зо­ва­ни­ях. Вве­де­ние тер­ми­на «З.» раз­ны­ми ис­сле­до­ва­те­ля­ми при­пи­сы­ва­ет­ся ли­бо А. Е. Кру­чё­ных, ли­бо В. В. Хлеб­ни­ко­ву. Впер­вые «за­ум­ный язык» упо­ми­на­ет­ся в их ма­ни­фе­сте 1913 «Сло­во как та­ко­вое». Пер­вые об­раз­цы за­ум­ной поэ­зии – сти­хо­тво­ре­ния Кру­чё­ных «Дыр бул щыл» (1913) и Хлеб­ни­ко­ва «Бо­бэо­би пе­лись гу­бы...» (1913). В де­кла­ра­ции «На­ша ос­но­ва» (1919) Хлеб­ни­ков оп­ре­де­ля­ет за­ум­ный язык как «на­хо­дя­щий­ся за пре­де­ла­ми ра­зу­ма». В тео­рии за­ум­но­го язы­ка про­сле­жи­ва­ет­ся на­ли­чие двух осн. ли­ний, ко­то­рые ус­лов­но мо­гут быть обо­зна­че­ны как ли­ния Хлеб­ни­ко­ва (Хлеб­ни­ков и А. В. Ту­фа­нов) и ли­ния Кру­чё­ных (Кру­чё­ных, В. В. Ка­мен­ский и ча­стич­но И. Те­ренть­ев). Хлеб­ни­ков пы­тал­ся об­на­ру­жить за­ко­ны пря­мой взаи­мо­за­ви­си­мо­сти зву­ча­ния и смыс­ла и, ос­но­вы­ва­ясь на них, соз­дать но­вый по­этич. язык, над ко­то­рым не тя­го­те­ло бы «бы­то­вое зна­че­ние сло­ва». Язы­ко­вое твор­че­ст­во он по­ни­мал как ин­туи­тив­ное по­сти­же­ние глу­бин­ных ос­но­ва­ний язы­ка, ут­вер­ждал вслед за А. Е. Кру­чё­ных, что у зву­ков есть зна­че­ния, ко­то­рые мо­гут быть от­кры­ты и сфор­му­ли­ро­ва­ны (ряд та­ких зна­че­ний пред­ло­жил в по­эме «Зан­ге­зи», 1922). За­ум­ные сти­хи фу­ту­ри­стов во мно­гом пред­вос­хи­ти­ли ра­бо­ты лин­гвис­тов по фо­но­се­ман­ти­ке; про­ве­дён­ный М. В. Па­но­вым ана­лиз по­ка­зы­ва­ет, что в этих сти­хах ин­туи­тив­но уга­да­на од­на из аку­стич. клас­си­фи­ка­ций зву­ков ре­чи и бла­го­да­ря ис­поль­зо­ва­нию толь­ко вы­со­ких и низ­ких зву­ков соз­да­ют­ся уз­на­вае­мые, счи­ты­вае­мые зву­ко­обра­зы.

Лит.: Шклов­ский В. Б. О поэ­зии и за­ум­ном язы­ке // Шклов­ский В. Б. Гам­бург­ский счет: Ста­тьи – вос­по­ми­на­ния – эс­се (1914–1933). М., 1990; За­ум­ный фу­ту­ризм и да­да­изм в рус­ской куль­ту­ре. Bern, 1991; Janecek G. Zaum: the transrational poetry of Russian futurism. San Diego, 1996.

Вернуться к началу