Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

ЗЕМЛЯ́

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 10, 2008, стр. 391-431

Авторы: В. Е. Жаров (ЗЕМЛЯ КАК ПЛАНЕТА), А. В. Николаев (ТВЁРДАЯ ЗЕМЛЯ. Строение твёрдой земли), В. Е. Хаин (ТВЁРДАЯ ЗЕМЛЯ. Внутренняя динамика Земли; >>

ЗЕМЛЯ́, тре­тья по уда­лён­но­сти от Солн­ца пла­не­та Сол­неч­ной сис­те­мы, круп­ней­шая из пла­нет зем­ной груп­пы, в ко­то­рую вхо­дят так­же Мер­ку­рий, Ве­не­ра и Марс.

Глав­ным от­ли­чи­ем З. от др. пла­нет Сол­неч­ной сис­те­мы яв­ля­ет­ся на­ли­чие на ней жиз­ни (см. Био­сфе­ра). Чис­лен­ность нас. 6615,9 млн. чел. (сер. 2007). На З. ок. 270 стран и тер­ри­то­рий (из них 192 – не­за­ви­си­мые го­су­дар­ст­ва, чле­ны ООН).

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Вид Земли из космоса. NASA

Со­глас­но совр. пред­став­ле­ни­ям, З. в составе Солнечной системы об­ра­зо­ва­лась ок. 4,5 млрд. лет на­зад вслед­ст­вие гра­ви­тац. сжа­тия пер­вич­но­го га­зо­во-пы­ле­во­го об­ла­ка (см. Кос­мо­го­ния). При этом раз­ме­ры об­ла­ка умень­ша­лись, ско­рость его вра­ще­ния рос­ла, что при­ве­ло к уп­ло­ще­нию об­ла­ка и фор­ми­ро­ва­нию дис­ка. При сжа­тии га­зо­во-пы­ле­во­го об­ла­ка на­чал­ся рост его темп-ры, в центр. об­лас­ти сфор­ми­ро­ва­лась звез­да Солн­це. Во внеш­них об­лас­тях от­но­си­тель­но хо­лод­но­го дис­ка за счёт гид­ро­ди­на­мич. воз­му­ще­ний ста­ли раз­ви­вать­ся отд. сгу­ще­ния – про­то­пла­не­ты, ко­то­рые, ак­ку­му­ли­ро­вав бо­лее мел­кие те­ла в про­цес­се ак­кре­ции, пре­об­ра­зо­ва­лись в пла­не­ты совр. раз­ме­ров. При фор­ми­ро­ва­нии З. про­ис­хо­ди­ли диф­фе­рен­циа­ция ве­ще­ст­ва и по­сте­пен­ный ра­зо­грев недр в осн. за счёт те­п­ло­ты, вы­де­ляв­шей­ся при рас­па­де ра­дио­ак­тив­ных эле­мен­тов (ура­на, то­рия и др.). В ре­зуль­та­те диф­фе­рен­циа­ции про­изош­ло раз­де­ле­ние пла­не­ты на яд­ро (жид­кое и твёр­дое), ман­тию и ко­ру. Со­во­куп­ность этих обо­ло­чек, ог­ра­ни­чен­ных твёр­дой зем­ной по­верх­но­стью, на­зы­ва­ют (в не­ко­то­рой сте­пе­ни ус­лов­но) твёр­дой З. За её пре­де­ла­ми на­хо­дят­ся внеш­ние обо­лоч­ки – вод­ная (гид­ро­сфе­ра) и воз­душ­ная (ат­мо­сфе­ра), ко­то­рые сфор­ми­ро­ва­лись из па­ров и га­зов, вы­де­лив­ших­ся из недр З. при де­га­за­ции ман­тии (табл. 1).

Таблица 1. Схема строения Земли

ГеосфераРасстояние от поверхности Земли до нижней границы, кмОбъём,
1018 м3
Масса,
1021 кг
Доля
от массы
Земли, %
  Атмосфера800*460~ 0,005~ 1016
  Гидросферадо 111,591,590,02
  Земная корамай.7510,228,60,48
  Мантиядо 2980908,3407068,1
  Ядро6371 (центр Земли)163,31873,131,4
  Вся Земля (без атмосферы) 1083,45973,3100,0
  * По верхней границе термосферы.

З. об­ла­да­ет гра­ви­тац., маг­нит­ным и элек­трич. по­ля­ми. Дей­ст­ви­ем гра­ви­та­ци­он­но­го по­ля Зем­ли обу­слов­ле­ны поч­ти сфе­рич. фор­ма З., мн. чер­ты рель­е­фа зем­ной по­верх­но­сти, те­че­ние рек, дви­же­ние лед­ни­ков и др. про­цес­сы. Осн. ис­точ­ник маг­нит­но­го по­ля З. рас­по­ло­жен в яд­ре пла­не­ты (см. Зем­ной маг­не­тизм). Об­ласть око­ло­зем­но­го про­стран­ст­ва, фи­зич. свой­ст­ва ко­то­рой оп­ре­де­ля­ют­ся маг­нит­ным по­лем Зем­ли и его взаи­мо­дей­ст­ви­ем с сол­неч­ным вет­ром, на­зы­ва­ет­ся маг­ни­то­сфе­рой. С маг­нит­ным по­лем З. тес­но свя­за­но её элек­трич. по­ле. Твёр­дая З. не­сёт от­ри­ца­тель­ный элек­трич. за­ряд (ок. –3·105 Кл), ко­то­рый ком­пен­си­ру­ет­ся объ­ём­ным по­ло­жи­тель­ным за­ря­дом ат­мо­сфе­ры, так что в це­лом З., по-ви­ди­мо­му, элек­три­че­ски ней­траль­на (см. Ат­мо­сфер­ное элек­три­че­ст­во).

Осн. ис­точ­ни­ком энер­гии, по­сту­паю­щей на З., яв­ля­ет­ся Солн­це. Ко­ли­че­ст­во лу­чи­стой энер­гии Солн­ца, по­па­даю­щей на пло­щад­ку, по­став­лен­ную вне зем­ной ат­мо­сфе­ры пер­пен­ди­ку­ляр­но к сол­неч­ным лу­чам на ср. рас­стоя­нии З. от Солн­ца, со­став­ля­ет 1,367 кВт/м2 и на­зы­ва­ет­ся сол­неч­ной по­сто­ян­ной. Осн. гео­мет­рич. и фи­зич. ха­рак­те­ри­сти­ки З. при­ве­де­ны в табл. 2.

Таблица 2. Геометрические и физические характеристики Земли

  Экваториальный радиус6378,1366 км
  Полярный радиус6356,777 км
  Сжатие земного эллипсоида1:298,25642
  Средний радиус6371,032 км
  Длина окружности экватора40075,696 км
  Площадь поверхности510,2 · 106 км2
  Объём1,0834 · 1012 км3
  Масса5,9733 · 1024 кг
  Средняя плотность5518 кг/м3
  Угловая скорость вращения (переменная)7,292115· 10-5 рад/с
  Ускорение силы тяжести (на уровне моря) 
    а) на экваторе9,7803278 м/с2
    б) на полюсе9,8321853 м/с2
    в) стандартное9,80665 м/с2
  Момент инерции относительно оси вращения8,0365·1037 кг·м2

Боль­шую часть по­верх­но­сти З. за­ни­ма­ет Ми­ро­вой ок. (361,1 млн. км2, или 70,8%), су­ша со­став­ля­ет 149,1 млн. км2 (29,2%) и об­ра­зу­ет шесть круп­ных ма­те­ри­ков: Ев­ра­зию, Аф­ри­ку, Сев. Аме­ри­ку, Юж. Аме­ри­ку, Ан­тарк­ти­ду и Ав­ст­ра­лию (табл. 3), а так­же мно­го­числ. ост­ро­ва. Де­ле­ние су­ши на ма­те­ри­ки не сов­па­да­ет с де­ле­ни­ем на час­ти све­та: Ев­ра­зия вклю­ча­ет две час­ти све­та – Ев­ро­пу и Азию, а оба аме­ри­кан­ских ма­те­ри­ка объ­е­ди­ня­ют в од­ну часть све­та – Аме­ри­ку, ино­гда как осо­бую, «океа­ни­че­скую», часть све­та вы­де­ля­ют ост­ро­ва Ти­хо­го ок. – Океа­нию, пло­щадь ко­то­рой обыч­но учи­ты­ва­ет­ся вме­сте с Ав­стра­ли­ей.

Таблица 3. Материки (с островами)

МатерикПлощадь,
млн. км2
Средняя
высота, м
Наибольшая высота
(над уровнем моря), м
Наибольшее понижение
(ниже уровня моря), м
Численность
населения,
млн. чел.
(сер. 2007)
  Евразия 
  Африка 
  Северная Америка
  Южная Америка
  Антарктида 
  Австралия (с Океанией)
53,60
30,30
24,25
18,28
13,98
8,89
800
750
720
580
2350
340
8848 (гора Джомолунгма) 
5895 (вулкан Килиманджаро) 
6193 (гора Мак-Кинли) 
6959 (гора Аконкагуа) 
5140 (гора Винсон) 
2228 (гора Косцюшко, в Океании - 5030, гора
Джая на острове Новая Гвинея)
-400 (уровень Мёртвого моря)
-153 (уровень озера Асаль)
-86 (Долина Смерти) 
-40 (полуостров Вальдес)
уровень океана
-16 (уровень озера Эйр-Норт,
в Океании - уровень океана)
4723,4 
945.3
527,9 
385.4

33,9

Ми­ро­вой ок. раз­де­ля­ет­ся ма­те­ри­ка­ми на Ти­хий, Ат­лан­ти­че­ский, Ин­дий­ский и Се­вер­ный Ле­до­ви­тый (табл. 4); не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли вы­де­ля­ют при­ан­тарк­ти­че­ские час­ти Ат­лан­ти­че­ско­го, Ти­хо­го и Ин­дий­ско­го океа­нов в от­дель­ный, Юж­ный, оке­ан. Сев. по­лу­ша­рие З. – ма­те­ри­ко­вое (су­ша за­ни­ма­ет 39% по­верх­но­сти), Юж­ное – океа­ни­че­ское (су­ша со­став­ля­ет лишь 19% по­верх­но­сти). В Зап. по­лу­ша­рии пре­об­ла­даю­щая часть по­верх­но­сти за­ня­та во­дой, в Вос­точ­ном – су­шей. Ср. выс. су­ши 875 м, ср. глу­би­на океа­на 3900 м. Вы­со­чай­шая вер­ши­на ми­ра (го­ра Джо­мо­лун­гма в Ги­ма­ла­ях, 8848 м) воз­вы­ша­ет­ся над глу­бо­чай­шим по­ни­же­ни­ем дна океа­на (Ма­ри­ан­ский жё­лоб в Ти­хом ок., 10920 м) поч­ти на 20 км. См. Фи­зи­че­скую кар­ту.

Таблица 4. Океаны

ОкеанПлощадь поверхности зеркала,
млн. км2
Средняя
глубина,
м
Наибольшая 
глубина, 
м
  Тихий178,68397610920
  Атлантический91,6635978742
  Индийский76,1737117729
  Северный Ледовитый14,7512255527

З. из­уча­ют разл. нау­ки, основные из них – гео­де­зия и астрономия, гео­гра­фия, гео­ло­гия, гео­фи­зи­ка, гео­хи­мия, био­ло­гия, эко­ло­гия и др.

ЗЕМЛЯ КАК ПЛАНЕТА

З. об­ра­ща­ет­ся во­круг Солн­ца вме­сте с един­ст­вен­ным ес­теств. спут­ни­ком – Лу­ной. От­но­ше­ние мас­сы Лу­ны к мас­се З. со­став­ля­ет ок. 1 : 81,5 и яв­ля­ет­ся наи­боль­шим сре­ди всех пла­нет и их спут­ни­ков в Сол­неч­ной сис­те­ме, что де­ла­ет сис­те­му З. – Лу­на уни­каль­ной. Оба те­ла об­ра­ща­ют­ся во­круг цен­тра масс сис­те­мы (от­стоя­ще­го от цен­тра З. при­мер­но на 4700 км), ко­то­рый, в свою оче­редь, дви­жет­ся во­круг Солн­ца по эл­лип­тич. ор­би­те, близ­кой к кру­го­вой. Ор­би­та цен­тра масс яв­ля­ет­ся воз­му­щён­ной вслед­ст­вие при­тя­же­ния пла­нет Сол­неч­ной сис­те­мы (см. Воз­му­ще­ния ор­бит не­бес­ных тел). В ре­зуль­та­те дви­же­ние цен­тра тя­же­сти сис­те­мы З. – Лу­на от­ли­ча­ет­ся от ке­п­ле­ров­ско­го дви­же­ния, од­на­ко это от­ли­чие не­ве­ли­ко (не бо­лее 0,8 по эк­лип­тич. ши­ро­те и не бо­лее 40′′ по эк­лип­тич. дол­го­те). Плос­кость, пер­пен­ди­ку­ляр­ная век­то­ру ор­би­таль­но­го уг­ло­во­го мо­мен­та сис­те­мы З. – Лу­на, на­зы­ва­ет­ся плос­ко­стью эк­лип­ти­ки.

Из-за эл­лип­тич­но­сти ор­би­ты З. рас­стоя­ние ме­ж­ду З. и Солн­цем в те­че­ние го­да ме­ня­ет­ся от 147,100 млн. км (в пе­ри­ге­лии) до 152,100 млн. км (в афе­лии). Ср. рас­стоя­ние от З. до Солн­ца на­зы­ва­ет­ся ас­тро­но­ми­че­ской еди­ни­цей и при­ни­ма­ет­ся за еди­ни­цу из­ме­ре­ния рас­стоя­ний в пре­де­лах Сол­неч­ной сис­те­мы. Ср. ско­рость дви­же­ния З. по ор­би­те со­став­ля­ет 29,7859 км/с, из­ме­ня­ясь от 30,27 км/с (в пе­ри­ге­лии) до 29,27 км/с (в афе­лии). Пе­ри­од об­ра­ще­ния З., со­от­вет­ст­вую­щий про­ме­жут­ку вре­ме­ни ме­ж­ду дву­мя про­хо­ж­де­ния­ми Солн­ца че­рез точ­ку ве­сен­не­го рав­но­ден­ст­вия, на­зы­ва­ет­ся тро­пи­че­ским го­дом и ле­жит в ос­но­ве совр. ка­лен­да­ря. Про­дол­жи­тель­ность тро­пич. го­да рав­на 365,2422 ср. сол­неч­ных су­ток.

Плос­кость эк­лип­ти­ки на­кло­не­на в совр. эпо­ху под уг­лом 1,6° к т. н. не­из­ме­няе­мой плос­ко­сти Ла­п­ла­са, пер­пен­ди­ку­ляр­ной век­то­ру мо­мен­та ко­ли­че­ст­ва дви­же­ния всей Сол­неч­ной сис­те­мы. Под дей­ст­ви­ем при­тя­же­ния др. пла­нет по­ло­же­ние плос­ко­сти эк­лип­ти­ки, а так­же фор­ма зем­ной ор­би­ты мед­лен­но из­ме­ня­ют­ся на про­тя­же­нии мил­лио­нов лет. На­клон эк­лип­ти­ки к плос­ко­сти Ла­п­ла­са при этом ме­ня­ет­ся от 0 до 2,9°. В совр. эпо­ху экс­цен­три­си­тет зем­ной ор­би­ты ра­вен 0,0167 и убы­ва­ет на 4·10–7 в год. Ор­би­таль­ное дви­же­ние З. про­ис­хо­дит про­тив ча­со­вой стрел­ки, ес­ли смот­реть на З. с сев. по­лю­са эк­лип­ти­ки. Осн. ор­би­таль­ные ха­рак­те­ри­сти­ки З. при­ве­де­ны в табл. 5.

Таблица 5. Орбитальные характеристики Земли

  Перигелий147,100 млн. км
  Афелий152,100 млн. км
  Средняя орбитальная скорость29,7859 км/с
  Эксцентриситет орбиты (t - время,
  измеряемое в столетиях от 2000)*
0,0167086342-0,0004203654 t
  Наклонение орбиты*469,97289" t
 * Simon J. L. a. o. Numerical expression for precession formulae and mean elements for the Moon
 and the planets // Astronomy and Astrophysics. 1994. Vol. 282. P. 663-683.

З. в со­ста­ве Сол­неч­ной сис­те­мы уча­ст­ву­ет так­же в дви­же­нии во­круг цен­тра Га­лак­ти­ки; пе­ри­од га­лак­тич. об­ра­ще­ния со­став­ля­ет ок. 200 млн. лет, ср. ско­рость дви­же­ния 250 км/с. От­но­си­тель­но бли­жай­ших звёзд Сол­неч­ная сис­те­ма дви­жет­ся со ско­ро­стью ок. 19,5 км/с в на­прав­ле­нии со­звез­дия Гер­ку­ле­са.

Ось вра­ще­ния З. на­кло­не­на к плос­ко­сти эк­лип­ти­ки под уг­лом 23°2621,448′′ (на 12 ч 1.1.2000); в совр. эпо­ху этот угол умень­ша­ет­ся на 46,84024′′ в сто­ле­тие. При дви­же­нии З. по ор­би­те во­круг Солн­ца в те­че­ние го­да ось её вра­ще­ния со­хра­ня­ет поч­ти по­сто­ян­ное на­прав­ле­ние в про­стран­ст­ве. Это при­во­дит к сме­не вре­мён го­да на пла­не­те. Гра­ви­тац. влия­ние Лу­ны, Солн­ца, пла­нет вы­зы­ва­ет дли­тель­ные пе­рио­дич. из­ме­не­ния экс­цен­три­си­те­та ор­би­ты и на­кло­на оси З., что мо­жет быть од­ной из при­чин мно­го­ве­ко­вых из­ме­не­ний кли­ма­та.

Вра­ще­ние Зем­ли во­круг сво­ей оси вы­зы­ва­ет сме­ну дня и но­чи на её по­верх­но­сти, оп­ре­де­ля­ет пе­рио­дич­ность мн. при­род­ных про­цес­сов. Пе­ри­од вра­ще­ния З. (су­тки) – од­на из осн. еди­ниц счё­та вре­ме­ни.

Те­че­ния в ат­мо­сфе­ре, океа­нах и жид­ком яд­ре З., воз­дей­ст­вие на пла­не­ту Лу­ны и Солн­ца и др. при­чи­ны при­во­дят к то­му, что вра­ще­ние З. не­рав­но­мер­но; на­блю­да­ют­ся как ва­риа­ции ско­ро­сти вра­ще­ния, так и сме­ще­ние оси вра­ще­ния в те­ле З. (т. н. дви­же­ние по­лю­сов). В дви­же­нии по­лю­сов вы­де­ля­ют ве­ко­вую и пе­рио­дич. ком­по­нен­ты. Ве­ко­вое дви­же­ние Сев. по­лю­са про­ис­хо­дит со ско­ро­стью 3,3 мс ду­ги в год при­мер­но вдоль ме­ри­диа­на 75,7° з. д. и объ­яс­ня­ет­ся, со­глас­но совр. тео­ри­ям, сня­ти­ем ле­до­вой на­груз­ки на ко­ру З. в Сев. по­лу­ша­рии по­сле по­след­не­го оле­де­не­ния и из­ме­не­ни­ем тен­зо­ра инер­ции З. На­кла­ды­ваю­щая­ся на ве­ко­вое дви­же­ние пе­рио­дическая ком­по­нен­та при­во­дит к то­му, что дви­же­ние по­лю­са вы­гля­дит как сво­ра­чи­ваю­щая­ся и раз­во­ра­чи­ваю­щая­ся спи­раль (с пе­рио­дом ок. 6 лет), центр ко­то­рой сме­ща­ет­ся в на­прав­ле­нии 75,7° з. д. Максимальный раз­мер спи­ра­ли не пре­вы­ша­ет 15 м.

На­блю­да­ет­ся так­же ве­ко­вое за­мед­ле­ние ско­ро­сти вра­ще­ния З., в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го про­дол­жи­тель­ность су­ток уве­ли­чи­ва­ет­ся при­мер­но на 2 мс за 100 лет. При­чи­ной это­го яв­ля­ет­ся при­лив­ное тре­ние в сис­те­ме З. – Лу­на (см. в ст. При­ли­вы и от­ли­вы). При­лив­ное тре­ние при­во­дит к по­те­ре энер­гии сис­те­мой З. – Лу­на и пе­ре­да­че мо­мен­та ко­ли­че­ст­ва дви­же­ния от З. к Лу­не; вра­ще­ние З. за­мед­ля­ет­ся, а Лу­на уда­ля­ет­ся от З. при­мер­но на 3 см в год.

Ре­зуль­та­том при­лив­но­го воз­дей­ст­вия Лу­ны и Солн­ца яв­ля­ет­ся и дви­же­ние в про­стран­ст­ве век­то­ра мгно­вен­ной уг­ло­вой ско­ро­сти З. Это яв­ле­ние на­зы­ва­ет­ся лун­но-сол­неч­ной пре­цес­си­ей. При­чи­ной пре­цес­сии оси вра­ще­ния З. яв­ля­ет­ся при­тя­же­ние эк­ва­то­ри­аль­но­го из­быт­ка мас­сы З. Лу­ной и Солн­цем. Си­лы при­тя­же­ния стре­мят­ся со­вмес­тить плос­кость эк­ва­то­ра З. с плос­ко­стью её ор­би­ты, од­на­ко из-за вра­ще­ния пла­не­ты это­го не про­ис­хо­дит. В ре­зуль­та­те ори­ен­та­ция оси вра­ще­ния из­ме­ня­ет­ся: она опи­сы­ва­ет в про­стран­ст­ве ко­нус со ср. ско­ро­стью 50,3′′ в год, при­чём угол ме­ж­ду осью вра­ще­ния З. и осью ко­ну­са со­став­ля­ет ок. 23,5°. Пе­ри­од пре­цес­си­он­но­го дви­же­ния ок. 26 тыс. лет. Пре­цес­сия ме­ня­ет со вре­ме­нем вид звёзд­но­го не­ба. Ны­не Сев. по­люс ми­ра на­хо­дит­ся близ­ко к По­ляр­ной звез­де, од­на­ко при­мер­но че­рез 8 тыс. лет «по­ляр­ной» бу­дет звез­да α Це­фея, че­рез 13,5 тыс. лет – Ве­га (α Ли­ры).

Кро­ме мед­лен­но­го пре­цес­си­он­но­го дви­же­ния ось вра­ще­ния З. ис­пы­ты­ва­ет и пе­рио­дич. ко­ле­ба­ния – ну­та­цию. Осн. ну­та­ци­он­ные гар­мо­ни­ки име­ют пе­рио­ды, рав­ные 13,7 сут, 27,6 сут, 6 мес, 1 го­ду, 18,6 го­да. Макс. ам­пли­ту­ду (при­мер­но 9′′) име­ет по­след­няя гар­мо­ни­ка. В ре­зуль­та­те ну­та­ци­он­но­го дви­же­ния ось вра­ще­ния опи­сы­ва­ет слож­ные пет­ли в про­стран­ст­ве. Из-за ну­та­ции ме­ня­ет­ся угол ме­ж­ду эк­ва­то­ром и эк­лип­ти­кой, а так­же дви­жет­ся в про­стран­ст­ве ли­ния пе­ре­се­че­ния эк­ва­то­ра и эк­лип­ти­ки. Т. к. ко­ор­ди­на­ты не­бес­ных тел от­счи­ты­ва­ют­ся от Сев. по­лю­са ми­ра, то пре­цес­сия и ну­та­ция при­во­дят к сме­ще­нию ко­ор­ди­нат­ной сет­ки на не­бес­ной сфе­ре.

Пре­цес­сия и ну­та­ция за­ви­сят от фор­мы З., её внутр. строе­ния, на­кло­на оси вра­ще­ния З. к плос­ко­сти ор­би­ты, рас­по­ло­же­ния Лу­ны, Солн­ца, пла­нет и мн. др. при­чин. Сле­до­ва­тель­но, что­бы по­стро­ить тео­рию пре­цес­сии – ну­та­ции, не­об­хо­ди­мо знать точ­ные ко­ор­ди­на­ты и ско­ро­сти Солн­ца, Лу­ны и пла­нет, а так­же внутр. строе­ние З. Совр. тео­рия пре­цес­сии – ну­та­ции яв­ля­ет­ся очень точ­ной: мож­но пред­ска­зы­вать по­ло­же­ние оси вра­ще­ния З. в про­стран­ст­ве с ошиб­кой ме­нее 0,2 мс ду­ги (та­кой угол на по­верх­но­сти З. со­от­вет­ст­ву­ет 1 см). При раз­ра­бот­ке этой тео­рии не­из­вест­ные ве­ли­чи­ны не­ко­то­рых па­ра­мет­ров, ха­рак­те­ри­зую­щих строе­ние З., бы­ли по­доб­ра­ны так, что­бы ну­та­ци­он­ные уг­лы наи­луч­шим об­ра­зом со­гла­со­вы­ва­лись с на­блю­де­ния­ми. Та­ким об­ра­зом бы­ли по­лу­че­ны оцен­ки вяз­ко­сти жид­ко­го яд­ра, ско­ро­сти вра­ще­ния твёр­до­го яд­ра, ве­ли­чи­ны элек­тро­маг­нит­ных сил, ге­не­ри­руе­мых в яд­ре. Бы­ло до­ка­за­но так­же, что для со­гла­со­ва­ния тео­рии ну­та­ции с на­блю­де­ния­ми не­об­хо­ди­мо не­сколь­ко из­ме­нить мо­дель внутр. строе­ния З.: до­пол­ни­тель­но сжать жид­кое яд­ро с по­лю­сов, что­бы уве­ли­чить эк­ва­то­ри­аль­ный ра­ди­ус гра­ни­цы яд­ро – ман­тия при­мер­но на 500 м.

Из-за вра­ще­ния З. сплюс­ну­та у по­лю­сов, кро­ме то­го, вы­со­ты то­чек, рас­по­ло­жен­ных в ма­те­ри­ко­вых об­лас­тях, из­ме­ня­ют­ся в пре­де­лах не­сколь­ких ки­ло­мет­ров над уров­нем мо­ря. За фор­му З. при­бли­жён­но при­ни­ма­ют гео­ид (фи­гу­ру, со­от­вет­ст­вую­щую по­верх­но­сти океа­на, про­дол­жен­ной под ма­те­ри­ка­ми). Для ре­ше­ния ря­да за­дач гео­ид ап­прок­си­ми­ру­ют сред­ним зем­ным эл­лип­сои­дом со сжа­ти­ем ок. 1 : 298 (со­от­но­ше­ние осей 1 : 0,9966). Он хо­ро­шо ап­прок­си­ми­ру­ет гео­ид в сред­нем, но на отд. уча­ст­ках по­верх­но­сти от­ли­чие эл­лип­сои­да от гео­ида мо­жет быть очень боль­шим. По­это­му с по­мо­щью гео­де­зич. ме­то­дов для раз­ных уча­ст­ков зем­ной по­верх­но­сти по­строе­ны ме­ст­ные ре­фе­ренц-эл­лип­сои­ды.

Для ре­ше­ния за­дач ас­тро­но­мии, гео­де­зии и на­ви­га­ции не­об­хо­ди­мо оп­ре­де­лить сис­те­му ко­ор­ди­нат, свя­зан­ную с З. Та­кой сис­те­мой яв­ля­ет­ся, напр., Ме­ж­ду­нар. зем­ная сис­те­ма от­счё­та (Interna­tio­nal Terrestrial Reference System, ITRS) – гео­цен­трич. сис­те­ма с на­ча­лом в цен­тре масс З., вра­щаю­щая­ся вме­сте с З. Её реа­ли­за­ци­ей яв­ля­ет­ся Ме­ж­ду­нар. опор­ная зем­ная сис­те­ма от­счё­та (Internatio­nal Terrestrial Reference Frame, ITRF). С нач. 21 в. при всех ас­т­ро­мет­рич. и гео­де­зич. ра­бо­тах ре­ко­мен­ду­ет­ся ис­поль­зо­вать опор­ную зем­ную сис­те­му от­счё­та ITRF2000, ко­то­рая за­да­ёт­ся ко­ор­ди­на­та­ми и ско­ро­стя­ми бо­лее чем 800 то­чек, жё­ст­ко свя­зан­ных с ко­рой З. и рас­по­ло­жен­ных при­мер­но в 500 пунк­тах. Ори­ен­та­ция осей сис­те­мы ITRF2000 и её ста­биль­ность во вре­ме­ни обес­пе­чи­ва­ет­ся со­от­вет­ст­вую­щим вы­бо­ром ре­пер­ных то­чек.

ТВЁРДАЯ ЗЕМЛЯ

Строение твёрдой Земли

Ха­рак­тер­ной чер­той строе­ния З. яв­ля­ет­ся её вы­со­кая сте­пень сфе­рич­но­сти – след­ст­вие дей­ст­вия гра­ви­тац. сил и гра­ви­тац. диф­фе­рен­циа­ции ве­ще­ст­ва. О ве­ще­ст­вен­ном со­ста­ве, строе­нии и свой­ст­вах твёр­дой Зем­ли име­ют­ся пре­им. пред­по­ло­же­ния, т. к. не­по­сред­ст­вен­но­му на­блю­де­нию дос­ту­пен толь­ко тон­кий слой у по­верх­но­сти. Кос­вен­ные дан­ные, гл. обр. гео­фи­зи­че­ские, ука­зы­ва­ют на то, что З. со­сто­ит из не­сколь­ких яр­ко вы­ра­жен­ных обо­ло­чек, раз­де­лён­ных гра­ни­ца­ми, фор­ма ко­то­рых близ­ка к сфе­ри­че­ской. По­это­му сфе­ри­че­ски-сим­мет­рич­ная мо­дель З. яв­ля­ет­ся ос­нов­ной, ба­зо­вой. От­кло­не­ния фор­мы и свойств З. от этой ба­зо­вой мо­де­ли срав­ни­тель­но не­ве­ли­ки, но имен­но они со­дер­жат важ­ную ин­фор­ма­цию о строе­нии и про­ис­хо­дя­щих в те­ле З. гео­ди­на­мич. про­цес­сах.

Вы­де­ля­ют осн. обо­лоч­ки твёр­дой З., раз­ли­чаю­щие­ся фи­зич. свой­ст­ва­ми, хи­мич. и ми­не­ра­ло­гич. со­ста­вом: зем­ная ко­ра, ни­же – слои ман­тии Зем­ли и яд­ро Зем­ли. В гео­фи­зи­ке при­ня­ты сле­дую­щие бу­к­вен­ные обо­зна­че­ния этих сло­ёв: А – зем­ная ко­ра, В, С и D – слои ман­тии, E – внеш­нее яд­ро З. Внут­рен­нее яд­ро (субъ­яд­ро) обо­зна­ча­ет­ся G. См. Схе­му внут­рен­не­го строе­ния и ди­на­ми­ки твёр­дой Зем­ли в раз­де­ле Внут­рен­няя ди­на­ми­ка Зем­ли.

Зем­ная ко­ра – са­мый не­од­но­род­ный и имею­щий наи­бо­лее слож­ное строе­ние слой, со­став­ляю­щий ок. 1% от объ­ё­ма З. Ве­ще­ст­вен­ный со­став и строе­ние зем­ной ко­ры под кон­ти­нен­та­ми и океа­на­ми су­ще­ст­вен­но раз­ли­ча­ют­ся. Кон­ти­нен­таль­ная ко­ра име­ет ср. мощ­ность (тол­щи­ну) 35–40 км; в ней вы­де­ля­ют три слоя: верх­ний (оса­доч­ный), сред­ний («гра­нит­ный») и ниж­ний («ба­заль­то­вый»), от­де­лён­ный от сред­не­го т. н. гра­ни­цей Кон­ра­да. Ус­лов­ные на­зва­ния «ба­заль­то­вый» и «гра­нит­ный» объ­яс­ня­ют­ся тем, что ско­ро­сти сейс­ми­че­ских волн в этих сло­ях со­от­вет­ст­ву­ют ско­ро­стям в гра­ни­те и ба­заль­те. Гра­ни­ца Кон­ра­да вы­ра­же­на не все­гда чёт­ко, час­то пе­ре­ход от од­но­го слоя к дру­го­му про­ис­хо­дит по­сте­пен­но. Со­во­куп­ность «гра­нит­но­го» и «ба­заль­то­во­го» сло­ёв не­ред­ко на­зы­ва­ют кон­со­ли­ди­ро­ван­ной ко­рой, ко­то­рая сло­же­на ме­та­мор­фич. и ин­тру­зив­ны­ми по­ро­да­ми. В «гра­нит­ном» слое сте­пень ме­та­мор­физ­ма гор­ных по­род ни­же, чем в «ба­заль­то­вом», а в со­ста­ве ин­тру­зив­ных об­ра­зо­ва­ний пре­об­ла­да­ют гра­ни­тои­ды. По­ро­ды ниж­не­го слоя кон­со­ли­ди­ро­ван­ной ко­ры, ве­ро­ят­но, име­ют бо­лее ос­нов­ной со­став. Мощ­ность океа­нич. ко­ры срав­ни­тель­но не­боль­шая (в ср. 5–7 км); в ней вы­де­ля­ют три слоя: оса­доч­ный и два слоя (ра­нее на­зы­вав­шие­ся «ба­заль­то­вым» сло­ем), со­стоя­щие из маг­ма­тич. гор­ных по­род ос­нов­но­го и от­час­ти ульт­ра­ос­нов­но­го со­ста­ва.

Зем­ная ко­ра от­де­ля­ет­ся от ман­тии Мо­хо­ро­ви­чи­ча гра­ни­цей (М). При пе­ре­хо­де от ко­ры к ман­тии ско­рость сей­смич. волн скач­ком воз­рас­та­ет при­мер­но от 7,5 км/с до 8,2 км/с.

Мантия Земли

Ман­тия Зем­ли ле­жит ни­же зем­ной ко­ры до глу­би­ны 2980 км и ох­ва­ты­ва­ет б. ч. объ­ё­ма З. (ок. 84%). В ней вы­де­ля­ют слои В, С, D (по­след­ний де­лят на D′ и D′′).

Слой В (верх­няя ман­тия) сло­жен по­ро­да­ми ульт­ра­ос­нов­но­го со­ста­ва – пе­ри­до­ти­та­ми, со­стоя­щи­ми в осн. из оли­ви­на и пи­рок­се­нов. В нём есть об­ласть, где темп-ра близ­ка к темп-ре плав­ле­ния по­род. Здесь рас­по­ло­жен слой по­ни­жен­ной вяз­ко­сти ве­ще­ст­ва, на­зы­вае­мый ас­те­но­сфе­рой, верх­няя гра­ни­ца ко­то­ро­го про­хо­дит на глу­би­не 50–100 км и бо­лее от по­верх­но­сти З. На­ли­чие ас­те­но­сфе­ры обу­слов­ли­ва­ет эн­до­ген­ные про­цес­сы в зем­ной ко­ре (маг­ма­тизм, ме­та­мор­физм); ей при­над­ле­жит ве­ду­щая роль в тек­то­нич. дви­же­ни­ях рас­по­ло­жен­ных вы­ше жё­ст­ких бло­ков. Ско­ро­сти сей­смич. волн в ас­те­но­сфе­ре по­ни­же­ны.

Слои, ле­жа­щие вы­ше ас­те­но­сфе­ры и вклю­чаю­щие зем­ную ко­ру и са­мую верх­нюю, жё­ст­кую, часть ман­тии, на­зы­ва­ют­ся ли­то­сфе­рой. Её тол­щи­на и плот­ность свя­за­ны с рель­е­фом по­верх­но­сти З. В вы­со­ко­гор­ных об­лас­тях плот­ность ли­то­сфе­ры мень­ше, а тол­щи­на её боль­ше, чем в низ­мен­ных. Ли­то­сфе­ра, имея мень­шую плот­ность, чем ас­те­но­сфе­ра, как бы пла­ва­ет в раз­мяг­чён­ной ас­те­но­сфе­ре. По од­ной из ги­по­тез, рель­еф её ниж­ней гра­ни­цы зер­каль­ным об­ра­зом ото­бра­жа­ет рель­еф внеш­ней по­верх­но­сти (см. Изо­ста­зия). Со­глас­но др. ги­по­те­зе, ниж­няя гра­ни­ца ли­то­сфе­ры ле­жит на по­сто­ян­ной глу­би­не – ок. 100 км. Ис­тин­ная кар­ти­на, ве­ро­ят­но, пред­став­ля­ет со­бой не­что сред­нее ме­ж­ду эти­ми дву­мя край­ни­ми пред­по­ло­же­ния­ми.

Слой С (сред­няя ман­тия) рас­по­ло­жен в ин­тер­ва­ле глу­бин 410–1000 км и ха­рак­те­ри­зу­ет­ся бы­ст­рым рос­том ско­ро­стей про­доль­ных и по­пе­реч­ных волн как с глу­би­ной, так и по ла­те­ра­ли (по­верх­но­сти рав­но­го уда­ле­ния от цен­тра З.), что свя­за­но с фа­зо­вы­ми пе­ре­хо­да­ми ми­не­ра­лов в бо­лее плот­ные и жё­ст­кие мо­ди­фи­ка­ции. Ниж­няя гра­ни­ца слоя С не вез­де чёт­ко вы­ра­же­на. На глу­би­не 660–670 км вы­де­ля­ют гра­ни­цу фа­зо­во­го пе­ре­хо­да ми­не­ра­ла оли­ви­на, на ко­то­рой про­ис­хо­дят важ­ные гео­ди­на­мич. про­цес­сы (см. Гео­ди­на­ми­ка).

Слой D (ниж­няя ман­тия) про­сти­ра­ет­ся до глу­би­ны 2980 км. Его верх­няя часть, по мне­нию боль­шин­ст­ва ис­сле­до­ва­те­лей, име­ет пе­ров­скит-маг­не­зио­вю­сти­то­вый со­став. Учё­ные пред­по­ла­га­ют, что ниж­няя часть ниж­ней ман­тии со­хра­ни­ла со­став, от­ве­чаю­щий ис­ход­но­му ве­ще­ст­ву, из ко­то­ро­го об­ра­зо­ва­лась З. По ме­ре при­бли­же­ния к яд­ру ско­рость уп­ру­гих волн срав­ни­тель­но плав­но рас­тёт, что сви­де­тель­ст­ву­ет об од­но­род­ном со­ста­ве ве­ще­ст­ва и уве­ли­че­нии мо­ду­ля уп­ру­го­сти сре­ды за счёт рос­та дав­ле­ния с глу­би­ной. Око­ло гра­ни­цы ман­тии и яд­ра З. ско­ро­сти волн пе­ре­ста­ют уве­ли­чи­вать­ся, од­на­ко раз­брос их зна­че­ний дос­та­точ­но ве­лик, что объ­яс­ня­ет­ся про­цес­са­ми взаи­мо­дей­ст­вия ме­ж­ду ядром и ман­ти­ей. Об­ласть на гра­ни­це ме­ж­ду яд­ром и ман­ти­ей обыч­но вы­де­ля­ют в осо­бый пе­ре­ход­ный слой мощ­но­стью 200–300 км и обо­зна­ча­ют D′′; вы­ше­ле­жа­щий слой обо­зна­ча­ют D′. Пе­ре­ход­ный слой об­ла­да­ет по­ни­жен­ной вяз­ко­стью и по­вы­шен­ной ла­те­раль­ной не­од­но­род­но­стью. Этот слой иг­ра­ет важ­ную роль в про­цес­сах внутр. ди­на­ми­ки Зем­ли.

Ядро Земли

Яд­ро Зем­ли вклю­ча­ет два слоя, су­ще­ст­вен­но раз­ли­чаю­щих­ся по фи­зич. свой­ст­вам, и со­став­ля­ет ок. 15% её объ­ё­ма.

Слой Е (внеш­нее яд­ро) за­ни­ма­ет ин­тер­вал глу­бин 2980–5150 км. Внеш­нее яд­ро – жид­кая обо­лоч­ка З., где ско­ро­сти по­пе­реч­ных сейс­мич. волн па­да­ют до ну­ля. Рез­ко умень­ша­ет­ся так­же ско­рость про­доль­ных сейс­мич. волн от 13,6 км/с на верх­ней гра­ни­це до 8,3 км/с на ниж­ней гра­ни­це. При пе­ре­хо­де от ман­тии к яд­ру рез­ко воз­рас­та­ет плот­ность сре­ды (от 5600 кг/м3 до 10 000 кг/м3). Та­кой ха­рак­тер из­ме­не­ний па­ра­мет­ров со­от­вет­ст­ву­ет со­ста­ву яд­ра: же­ле­зо с при­месью ни­ке­ля и лёг­ких хи­мич. эле­мен­тов (се­ры, крем­ния, ки­сло­ро­да). Вслед­ст­вие дви­же­ния жид­ко­го яд­ра во­круг оси вра­ще­ния З. в нём воз­ни­ка­ют то­ки, ге­не­ри­рую­щие главное маг­нит­ное по­ле Зем­ли.

Субъ­яд­ро G (внутр. твёр­дое яд­ро) рас­по­ло­же­но ни­же слоя E, вплоть до цен­тра З. В нём ско­рость про­доль­ных сейс­мич. волн со­став­ля­ет ок. 11,2 км/с и поч­ти не из­ме­ня­ет­ся, т. к. в этом ин­тер­ва­ле глу­бин дав­ле­ние ос­та­ёт­ся поч­ти по­сто­ян­ным. Не­зна­чит. воз­рас­та­ние ско­ро­сти, со­от­вет­ст­вую­щее воз­рас­та­нию дав­ле­ния при дви­же­нии к цен­тру З., про­ис­хо­дит плав­но. Пред­по­ла­га­ет­ся, что в пе­ре­ход­ной зо­не ме­ж­ду внеш­ним и внутр. ядром ско­ро­сти сейс­мич. волн воз­рас­та­ют, что обу­слов­ле­но пе­ре­хо­дом ве­ще­ст­ва от рас­плав­лен­но­го со­стоя­ния к кри­стал­ли­че­ско­му.

В кон. 20 в. бы­ло ус­та­нов­ле­но, что уг­ло­вая ско­рость вра­ще­ния внутр. яд­ра на 1–2% вы­ше, чем ско­рость внеш­них твёр­дых сло­ёв З., что объ­яс­ня­ют про­скаль­зы­ва­ни­ем ман­тии от­но­си­тель­но жид­ко­го и твёр­до­го яд­ра, а так­же ха­рак­тер­ной ме­ри­дио­наль­ной ани­зо­тро­пи­ей ско­ро­стей внутр. яд­ра. Тре­ние на гра­ни­це ман­тии и внеш­не­го яд­ра так же, как и на гра­ни­це внеш­не­го и внутр. яд­ра, мо­жет яв­лять­ся од­ним из ис­точ­ни­ков внутр. те­п­ла З. Пред­по­ла­га­ют, что про­ис­хо­дит рост внутр. яд­ра за счёт внеш­не­го.

Не­од­но­род­но­сти внут­рен­не­го строе­ния Зем­ли про­яв­ля­ют­ся в по­ло­жи­тель­ных и от­ри­ца­тель­ных ано­ма­ли­ях ско­ро­стей рас­про­стра­не­ния про­доль­ных сей­смич. волн в не­драх твёр­дой З. (до гра­ни­цы ман­тии и яд­ра). Эти ано­ма­лии мо­гут быть ин­тер­пре­ти­ро­ва­ны в рам­ках тео­рий тек­то­ни­ки плит и тек­то­ни­ки плю­мов: по­ло­жи­тель­ные – как по­гру­жаю­щие­ся пла­сти­ны океа­нич. ли­то­сфе­ры (слэ­бы) в зо­нах суб­дук­ции, от­ри­ца­тель­ные – как ман­тий­ные плю­мы. Вы­де­ля­ют от 10 до 100 плю­мов, ко­то­рые свя­зы­ва­ют с кон­век­ци­он­ны­ми про­цес­са­ми в ниж­ней ман­тии.

Сейс­мич. то­мо­гра­фия да­ёт кар­ти­ну, в ко­то­рой кон­траст ла­те­раль­ных не­од­но­род­но­стей дос­ти­га­ет 3–6% в сло­ях А, В, С и 1–3% в слое D. Ка­че­ст­во ис­ход­ных дан­ных о внеш­нем и внутр. яд­ре З. не по­зво­ля­ет по­ка по­лу­чить изо­бра­же­ния дос­та­точ­ной сте­пе­ни чёт­ко­сти. В пер­спек­ти­ве бли­жай­ших де­ся­ти­ле­тий ожи­да­ет­ся су­ще­ст­вен­ное улуч­ше­ние воз­мож­но­стей сейс­мич. ис­сле­до­ва­ний строе­ния З. бла­го­да­ря ис­поль­зо­ва­нию мощ­ных не­взрыв­ных сейс­мич. ис­точ­ни­ков и виб­ра­то­ров.

О со­ста­ве и хи­мич. про­цес­сах в не­д­рах З. см. в ст. Гео­хи­мия (раз­дел Гео­хи­мия твёр­дой Зем­ли).

Физические характеристики твёрдой Земли

При дви­же­нии к цен­тру пла­не­ты из­ме­ня­ют­ся зна­че­ния плот­но­сти, дав­ле­ния, си­лы тя­же­сти, уп­ру­гих свойств ве­ще­ст­ва, вяз­ко­сти и темп-ры З. Ср. плот­ность зем­ной ко­ры 2800 кг/м3. Ср. плот­ность оса­доч­но­го слоя зем­ной ко­ры 2400–2500 кг/м3, «гра­нит­но­го» слоя 2700 кг/м3, «ба­заль­то­во­го» слоя 2900 кг/м3. На гра­ни­це зем­ной ко­ры и ман­тии плот­ность уве­ли­чи­ва­ет­ся скач­ком до зна­че­ний 3100–3500 кг/м3. Да­лее она плав­но рас­тёт, дос­ти­гая в ниж­ней час­ти ас­те­но­сфе­ры 3600 кг/м3, а у гра­ни­цы яд­ра 5600 кг/м3. При пе­ре­хо­де к яд­ру плот­ность скач­ком под­ни­ма­ет­ся до 10 000 кг/м3, а да­лее плав­но воз­рас­та­ет до 12 500 кг/м3 в цен­тре Зем­ли.

Ус­ко­ре­ние си­лы тя­же­сти в З. до глу­би­ны 2500 км из­ме­ня­ет­ся ма­ло, от­кло­ня­ясь от зна­че­ния 10 м/с2 ме­нее чем на 2%. На гра­ни­це яд­ра оно рав­но 10,7 м/с2 и да­лее плав­но убы­ва­ет до ну­ля в цен­тре З. По дан­ным о плот­но­сти и ус­ко­ре­нии си­лы тя­же­сти рас­счи­ты­ва­ют давление, ко­то­рое не­пре­рыв­но рас­тёт с глу­би­ной. У по­дош­вы ма­те­ри­ко­вой ко­ры оно близ­ко к 1 ГПа, у по­дош­вы слоя В со­став­ля­ет ок. 1,4 ГПа, слоя С – ок. 35 ГПа, на гра­ни­це яд­ра – ок. 136 ГПа, в цен­тре З. – ок. 361 ГПа (ок. 3,6 млн. ат­мо­сфер).

Тем­пе­ра­ту­ра твёр­дой З. по­вы­ша­ет­ся с глу­би­ной. Не­по­сред­ст­вен­ное из­ме­ре­ние темп-ры воз­мож­но толь­ко до глу­бин, дос­ти­гае­мых бу­ре­ни­ем (12,26 км на нач. 21 в.). Рас­пре­де­ле­ние темп-ры с глу­би­ной оп­ре­де­ля­ют на ос­но­ве разл. оце­нок и рас­чё­тов (см. Гео­тер­мия). Темп-ра на глу­би­не 100 км оце­ни­ва­ет­ся в 1400–1700 К, на гра­ни­це ман­тии с ядром (3–4)·103 К, в цен­тре Зем­ли (5–6)·103 К. Раз­брос оце­нок на глу­би­нах ман­тии и яд­ра пре­вы­ша­ет 1000 К, т. е. ± 30%, в то вре­мя как темп-ра ли­то­сфе­ры мо­жет быть оце­не­на с точ­но­стью ±10%.

По плот­но­сти и ско­ро­сти сейс­мич. волн вы­чис­ля­ют ве­ли­чи­ны, ха­рак­те­ри­зую­щие уп­ру­гие свой­ст­ва ве­ще­ст­ва З. Вяз­кость ма­те­риа­ла ман­тии вы­ше и ни­же гра­ниц ас­те­но­сфе­ры, ви­ди­мо, не ме­нее 1023 Па·с; вяз­кость ас­те­но­сфе­ры силь­но по­ни­же­на (1019–1021 Па·с). Счи­та­ет­ся, что бла­го­да­ря это­му в ас­те­но­сфе­ре про­ис­хо­дит мед­лен­ное пе­ре­те­ка­ние масс в го­ри­зон­таль­ном на­прав­ле­нии под влия­ни­ем не­рав­но­мер­ной на­груз­ки со сто­ро­ны зем­ной ко­ры (вос­ста­нов­ле­ние изо­ста­тич. рав­но­ве­сия). Вяз­кость внеш­не­го яд­ра на мно­го по­ряд­ков мень­ше вяз­ко­сти ман­тии.

Элек­тро­про­вод­ность верх­ней час­ти слоя В очень низ­ка (по­ряд­ка 10–2 Ом–1·м–1); в ас­те­но­сфе­ре она по­вы­ше­на, что свя­зы­ва­ют с рос­том темп-ры. Элек­тро­про­вод­ность яд­ра З. очень вы­со­ка – это ука­зы­ва­ет на ме­тал­лич. свой­ст­ва его ве­ще­ст­ва.

Внутренняя динамика Земли

З. яв­ля­ет­ся ди­на­ми­че­ски ак­тив­ной, «жи­вой» пла­не­той, о чём сви­де­тель­ст­ву­ют зем­ле­тря­се­ния, вул­ка­нич. из­вер­же­ния, мед­лен­ные под­ня­тия и опус­ка­ния бе­ре­гов кон­ти­нен­тов от­но­си­тель­но уров­ня океа­на, го­ри­зон­таль­ные сме­ще­ния отд. бло­ков ли­то­сфе­ры.

Схема внутреннего

В верх­них обо­лоч­ках твёр­дой З. – ли­то­сфе­ре и ас­те­но­сфе­ре – про­те­ка­ют про­цес­сы, обу­слов­лен­ные дей­ст­ви­ем тек­то­ни­ки плит и тек­то­ни­ки плю­мов. Ли­то­сфе­ра раз­де­ле­на раз­ло­ма­ми на от­но­си­тель­но мо­но­лит­ные ли­то­сфер­ные пли­ты. На совр. эта­пе раз­ви­тия З. вы­де­ля­ют­ся 7 (по мне­нию не­ко­то­рых ис­сле­до­ва­те­лей, 8) круп­ных плит (Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ская, Юж­но-Аме­ри­кан­ская, Аф­ри­кан­ская, Ев­ра­зий­ская, Ин­до-Ав­ст­ра­лий­ская, Ти­хо­оке­ан­ская, Ан­тарк­ти­че­ская) и ряд ма­лых плит (На­ска, Ко­кос, Ка­риб­ская, Ара­вий­ская, Фи­лип­пин­ская и др.), ко­то­рые не­пре­рыв­но сме­ща­ют­ся от­но­си­тель­но друг дру­га в го­ри­зон­таль­ном (от­час­ти в вер­ти­каль­ном) на­прав­ле­нии. Раз­ли­ча­ют три ро­да та­ких сме­ще­ний и со­от­вет­ст­вую­щие им гра­ни­цы ли­то­сфер­ных плит: 1) рас­хо­ж­де­ние (раз­двиг) плит про­ис­хо­дит на ди­вер­гент­ных гра­ни­цах; 2) схо­ж­де­ние плит – на кон­вер­гент­ных гра­ни­цах; 3) го­ри­зон­таль­ное сколь­же­ние плит от­но­си­тель­но друг дру­га вдоль зон вер­ти­каль­ных транс­форм­ных раз­ло­мов – на транс­форм­ных гра­ни­цах. Гра­ни­цы ли­то­сфер­ных плит мар­ки­ру­ют­ся ли­ней­ны­ми зо­на­ми сейс­мич. ак­тив­но­сти и вул­ка­низ­ма. На ди­вер­гент­ных гра­ни­цах плит воз­ни­ка­ют сре­дин­но-океа­ниче­ские хреб­ты с осе­вы­ми риф­та­ми или гор­ста­ми, в ко­то­рых ба­заль­то­вая маг­ма под­ни­ма­ет­ся к по­верх­но­сти и за­сты­ва­ет, об­ра­зуя океа­нич. ко­ру (напр., Ара­вий­ско-Ин­дий­ский хре­бет, Ав­ст­ра­ло-Ан­тарк­ти­че­ское под­ня­тие). За счёт про­дол­жаю­ще­го­ся раз­дви­га плит океа­нич. дно раз­рас­та­ет­ся – про­ис­хо­дит спре­динг. Но­во­об­ра­зо­ван­ная океа­нич. ко­ра на­маг­ни­чи­ва­ет­ся в маг­нит­ном по­ле З., пе­рио­ди­че­ски ме­няю­щем по­ляр­ность (че­рез ин­тер­ва­лы вре­ме­ни от де­сят­ков тыс. лет до де­сят­ков млн. лет), вслед­ст­вие че­го об­ра­зу­ет­ся ха­рак­тер­ный для ло­жа океа­нов «по­ло­со­вой» ри­су­нок маг­нит­ных ано­ма­лий. На кон­вер­гент­ных гра­ни­цах плит про­те­ка­ет суб­дук­ция (под­двиг) океа­нич. ли­то­сфе­ры под кон­ти­нен­ты или ост­ров­ные ду­ги ли­бо кол­ли­зия (столк­но­ве­ние) двух кон­ти­нен­таль­ных плит. Суб­дук­ция ли­то­сфер­ных плит про­ис­хо­дит вдоль на­кло­нён­ных под кон­ти­нен­ты или ост­ров­ные ду­ги по­верх­но­стей ска­лы­ва­ния, мар­ки­руе­мых на по­верх­но­сти глу­бо­ко­вод­ны­ми же­ло­ба­ми (напр., Ку­ри­ло-Кам­чат­ский, Пе­ру­ан­ский, Чи­лий­ский же­ло­ба). Зо­ны суб­дук­ции од­но­вре­мен­но яв­ля­ют­ся сейс­мо­фо­каль­ны­ми зо­на­ми, т. к. вдоль них ло­ка­ли­зу­ют­ся оча­ги зем­ле­тря­се­ний. Ниж­ние слои океа­нич. ли­то­сфе­ры в зо­нах суб­дук­ции по­гру­жа­ют­ся в ман­тию З., а её верх­ний – оса­доч­ный – слой ча­стич­но сди­ра­ет­ся, де­фор­ми­ру­ет­ся и на­ра­щи­ва­ет край кон­ти­нен­та или ост­ров­ной ду­ги, об­ра­зуя ак­кре­ци­он­ную приз­му (напр., в Зонд­ской зо­не суб­дук­ции). По­гло­щён­ная ли­то­сфе­ра, дос­тиг­нув глу­би­ны 80–100 км, те­ря­ет во­ду и др. ле­ту­чие ком­по­нен­ты, ко­то­рые под­ни­ма­ют­ся в вы­ше­ле­жа­щую ман­тию и вы­зы­ва­ют её плав­ле­ние. Воз­ник­шие маг­ма­тич. оча­ги «пи­та­ют» вул­ка­ны ост­ров­ных дуг (напр., Ко­ман­дор­ско-Але­ут­ская ду­га) и ок­ра­ин­но-кон­ти­нен­таль­ных вул­ка­но­п­лу­то­нич. поя­сов (напр., Анд­ский по­яс) или за­сты­ва­ют в ви­де ин­тру­зий – плу­то­нов, пре­им. гра­нит­ных. Вме­щаю­щие по­ро­ды при этом ис­пы­ты­ва­ют ме­та­мор­физм. Про­цес­сы гра­ни­ти­за­ции и ме­та­мор­физ­ма по­ро­ж­да­ют кон­ти­нен­таль­ную ко­ру. Суб­дук­ция при­во­дит к со­кра­ще­нию про­стран­ст­ва, за­ни­мае­мо­го океа­нич. бас­сей­на­ми, и за­кан­чи­ва­ет­ся их ис­чез­но­ве­ни­ем и кол­ли­зи­ей ог­ра­ни­чи­ваю­щих эти бас­сей­ны кон­ти­нен­тов. Ком­пен­си­руя спре­динг, суб­дук­ция обес­пе­чи­ва­ет по­сто­ян­ст­во (воз­мож­но, толь­ко от­но­си­тель­ное) объ­ё­ма и ра­диу­са З. В про­цес­се кол­ли­зии от­ло­же­ния кон­ти­нен­таль­ных ок­ра­ин сми­на­ют­ся в склад­ки, на них над­ви­га­ет­ся ма­те­ри­ал ост­ров­ных дуг и ок­ра­ин­ных мо­рей (за­ду­го­вых бас­сей­нов). Об­ра­зу­ют­ся склад­ча­то-над­ви­го­во-по­кров­ные гор­ные со­ору­же­ния – оро­ге­ны (напр., Кор­диль­е­ры).

Ме­ха­низм пе­ре­ме­ще­ния ли­то­сфер­ных плит свя­зан с ман­тий­ной кон­век­ци­ей (осн. спо­со­бом те­п­ло­мас­со­пе­ре­но­са в не­д­рах З.), ко­то­рая вы­зы­ва­ет те­че­ние ве­ще­ст­ва ман­тии, в ча­ст­но­сти в пре­де­лах ас­те­но­сфе­ры. Под ося­ми спре­дин­га дей­ст­ву­ют вос­хо­дя­щие и рас­хо­дя­щие­ся вет­ви кон­век­тив­ных ячей, под зо­на­ми суб­дук­ции – нис­хо­дя­щие, а в про­ме­жут­ке – го­ри­зон­таль­ные. До­пол­ни­тель­ны­ми си­ла­ми, спо­соб­ст­вую­щи­ми пе­ре­ме­ще­нию плит, яв­ля­ют­ся за­тя­ги­ва­ние океа­ни­че­ской ли­то­сфе­ры в зо­ны суб­дук­ции под их ве­сом вслед­ст­вие уве­ли­че­ния плот­но­сти с глу­би­ной и рас­тал­ки­ва­ние этой ли­то­сфе­ры в зо­нах спре­дин­га по­сту­паю­щи­ми пор­ция­ми маг­мы. Про­цес­сы тек­то­ни­ки плит оп­ре­де­ля­ют раз­ви­тие зем­ной ко­ры и ли­то­сфе­ры в це­лом. Де­фор­ма­ции, про­яв­ляю­щие­ся внут­ри ли­то­сфер­ных плит, воз­ни­ка­ют гл. обр. под от­да­лён­ным воз­дей­ст­ви­ем на­пря­же­ний, на­ка­п­ли­ваю­щих­ся на гра­ни­цах плит. Внут­ри­плит­ный маг­ма­тизм свя­зан с дей­ст­ви­ем ман­тий­ных плю­мов (струй) – вос­хо­дя­щих по­то­ков ра­зо­гре­то­го ман­тий­но­го ма­те­риа­ла, ко­то­рые «про­ши­ва­ют» дви­жу­щие­ся ли­то­сфер­ные пли­ты, ос­тав­ляя на них след в ви­де це­пи вул­канов (напр., Га­вай­ский хре­бет) и/или рас­по­ло­жен­ных в ли­нию ин­тру­зив­ных мас­си­вов.

Бо­лее глу­бо­ко ле­жа­щие обо­лоч­ки твёр­дой З. так­же ди­на­ми­че­ски ак­тив­ны. Пла­сти­ны океа­нич. ли­то­сфе­ры (слэ­бы) по­гру­жа­ют­ся от глу­бо­ко­вод­ных же­ло­бов до глу­би­ны 660–670 км. Эта гра­ни­ца яв­ля­ет­ся пре­дель­ной для рас­простра­не­ния оча­гов (ги­по­цен­тров) зем­ле­тря­се­ний. Не­ко­то­рые слэ­бы, по дан­ным сейс­мич. то­мо­гра­фии, про­сле­жи­ва­ют­ся до по­до­швы ниж­ней ман­тии З. Дру­гие не пе­ре­се­ка­ют гра­ни­цу на глу­би­не 660–670 км; дос­тиг­нув это­го уров­ня, вы­по­ла­жи­ва­ют­ся и при­ни­ма­ют поч­ти го­ри­зон­таль­ное по­ло­же­ние. Эта же гра­ни­ца слу­жит по­лу­про­ни­цае­мым барь­е­ром для под­ни­маю­щих­ся из ман­тий­ных глу­бин плю­мов. Сле­дую­щая груп­па слэ­бов об­ра­зу­ет ско­п­ле­ния суб­ду­ци­руе­мо­го ма­те­риа­ла ни­же гра­ни­цы 660–670 км. Пред­по­ла­га­ют, что ска­п­ли­ваю­щий­ся ма­те­ри­ал пе­рио­ди­че­ски ла­ви­но­об­раз­но об­ру­ши­ва­ет­ся вниз и дос­ти­га­ет пе­ре­ход­но­го слоя ме­ж­ду ман­ти­ей и ядром – D′′. В слое D′′ , яв­ляю­щем­ся «мо­гиль­ни­ком» слэ­бов, воз­мож­но, ло­ка­ли­зу­ют­ся «кор­ни» плю­мов, вер­нее, су­пер­плю­мов, су­ще­ст­во­ва­ние ко­то­рых до­пус­ка­ют под юж. ча­стью Аф­ри­ки и под По­ли­не­зи­ей в Ти­хом океа­не.

От­но­си­тель­но ха­рак­те­ра ман­тий­ной кон­век­ции нет еди­но­го мне­ния. Боль­шин­ст­во учё­ных счи­та­ют, что кон­век­ция ох­ва­ты­ва­ет всю ман­тию З. (яв­ля­ет­ся об­ще­ман­тий­ной). Не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли по­ла­га­ют, что кон­век­ция двухъ­я­рус­на и про­те­ка­ет раз­дель­но вы­ше и ни­же гра­ни­цы на глу­би­не 660–670 км, ко­то­рая рас­смат­ри­ва­ет­ся ими как не­пре­одо­ли­мый или труд­но­пре­одо­ли­мый барь­ер для те­п­ло- и осо­бен­но мас­со­об­ме­на ме­ж­ду ниж­ней и верх­ней час­тя­ми ман­тии. Наи­бо­лее пер­спек­тив­но пред­став­ле­ние о том, что на про­тя­же­нии гео­ло­гич. ис­то­рии З. про­ис­хо­ди­ла пе­рио­дич. сме­на двухъ­я­рус­ной кон­век­ции об­ще­ман­тий­ной и эта сме­на бы­ла взаи­мо­свя­за­на с цик­ла­ми фор­ми­ро­ва­ния и рас­па­да су­пер­кон­ти­нен­тов.

На про­цес­сы внутр. ди­на­ми­ки ока­зы­ва­ют влия­ние: сол­неч­но-лун­ные при­ли­вы (напр., вы­яв­ле­на за­ви­си­мость час­то­ты воз­ник­но­ве­ния зем­ле­тря­се­ний от лун­ных при­ли­вов в твёр­дой З.); ме­тео­рит­но-ко­мет­но-ас­те­ро­ид­ные бом­бар­ди­ров­ки, с ко­то­ры­ми, воз­мож­но, свя­за­на цик­лич­ность раз­ви­тия пла­не­ты; си­лы, соз­да­вае­мые осе­вым вра­ще­ни­ем З. (ими об­ус­лов­лен зап. и ме­ри­дио­наль­ный дрейф кон­ти­нен­тов); пе­рио­дич. из­ме­не­ния ско­ро­сти вра­ще­ния З. и па­ра­мет­ров её ор­би­ты, по­рож­даю­щие на­пря­же­ния и вы­зы­ваю­щие де­фор­ма­ции ли­то­сфе­ры. Про­цес­сы внутр. ди­на­ми­ки З. ак­тив­но взаи­мо­дей­ст­ву­ют с про­цес­са­ми, про­те­каю­щи­ми вбли­зи и на по­верх­но­сти пла­не­ты, – мор­ской, по­то­ко­вой, лед­ни­ко­вой, озёр­ной, эо­ло­вой эро­зи­ей и ак­ку­му­ля­ци­ей, кар­сто­вы­ми, гра­ви­тац. про­цес­са­ми, про­цес­са­ми в крио­ли­то­зо­не, вы­вет­ри­ва­ни­ем. Гл. роль в фор­ми­ро­ва­нии рель­е­фа З. при­над­ле­жит эн­до­ген­ным (внут­рен­ним) про­цес­сам.

Тектонические структуры

Глав­ны­ми струк­тур­ны­ми эле­мен­та­ми зем­ной ко­ры и ли­то­сфе­ры яв­ля­ют­ся кон­ти­нен­ты и океа­ны. Они раз­ли­ча­ют­ся со­ста­вом, тол­щи­ной, воз­рас­том и др. ха­рак­те­ри­сти­ка­ми зем­ной ко­ры и свя­за­ны пе­ре­ход­ны­ми зо­на­ми.

Континенты

Кон­ти­нен­ты ха­рак­те­ри­зу­ют­ся мощ­ной ко­рой – в ср. 35–40 км и ли­то­сфе­рой – до 200–300 км и бо­лее. В со­ста­ве ко­ры, осо­бен­но в верх­ней её час­ти, су­ще­ст­вен­ную роль иг­ра­ют по­ро­ды с по­вы­шен­ным со­дер­жа­ни­ем крем­не­зё­ма – гра­ни­ты и гней­сы. Воз­раст по­род кон­ти­нен­таль­ной ко­ры дос­ти­га­ет 4,0 млрд. лет. В строе­нии кон­ти­нен­тов вы­де­ля­ют два гл. ти­па струк­тур­ных эле­мен­тов – древ­ние плат­фор­мы (кра­то­ны) и под­виж­ные (склад­ча­тые, или оро­ген­ные) поя­са (см. Тек­то­ни­че­скую кар­ту). Древ­ние плат­фор­мы, как пра­ви­ло, за­ни­ма­ют внутр. об­лас­ти кон­ти­нен­тов, а под­виж­ные поя­са рас­по­ло­же­ны по их пе­ри­фе­рии. В пре­де­лах кон­ти­нен­тов име­ют­ся впа­ди­ны внутр. мо­рей, из ко­то­рых наи­бо­лее глу­бо­кие (впа­ди­ны Сре­ди­зем­но­го, Чёр­но­го, Кас­пий­ско­го мо­рей) под­сти­ла­ют­ся ко­рой океа­нич. или пе­ре­ход­но­го (су­бо­кеа­нич.) ти­па.

Древ­ние плат­фор­мы об­ла­да­ют зем­ной ко­рой вы­дер­жан­ной тол­щи­ны (в ср. 35–40 км), воз­раст ко­то­рой до­кем­брий­ский, б. ч. плат­форм – до­позд­не­ри­фей­ский (по меж­ду­нар. стра­ти­гра­фич. шка­ле – до­позд­не­про­те­ро­зой­ский, бо­лее 1 млрд. лет). Древ­ние плат­фор­мы З.: сев. ря­да – Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ская плат­фор­ма, Си­бир­ская плат­фор­ма, Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ская и ги­по­те­ти­че­ская Ги­пер­бо­рей­ская плат­фор­мы; юж­но­го (гон­дван­ско­го) ря­да – Юж­но-Аме­ри­кан­ская, Аф­ри­кан­ская, Ин­до­стан­ская, Ав­ст­ра­лий­ская, Ан­тарк­ти­че­ская плат­фор­мы; а так­же Ки­тай­ско-Ко­рей­ская плат­фор­ма и Юж­но-Ки­тай­ская плат­фор­ма. В их строе­нии вы­де­ля­ют кри­стал­лич. фун­да­мент и оса­доч­ный (плат­фор­мен­ный) че­хол. Кри­стал­лич. фун­да­мент в осн. со­сто­ит из по­род, ис­пы­тав­ших ин­тен­сив­ные де­фор­ма­ции и ре­гио­наль­ный ме­та­мор­физм ам­фи­бо­ли­то­вой и гра­ну­ли­то­вой сту­пе­ней. В со­ста­ве плат­фор­мен­но­го чех­ла пре­об­ла­да­ют кон­ти­нен­таль­ные и мел­ко­вод­но-мор­ские пес­ча­но-гли­ни­стые, кар­бо­нат­ные и эва­по­ри­то­вые от­ло­же­ния, в ря­де рай­онов вклю­чаю­щие ще­лоч­ные ба­заль­ты или по­кро­вы пла­то­ба­заль­тов (трап­пов) с сил­ла­ми и дай­ка­ми до­ле­ри­тов и габб­ро-диа­ба­зов. На­ко­п­ле­ние плат­фор­мен­но­го чех­ла на кра­то­нах ло­каль­но на­ча­лось ещё в кон­це ар­хея (Юж. Аф­ри­ка, Зап. Ав­ст­ра­лия), про­дол­жи­лось в про­те­ро­зое и в фа­не­ро­зое. Наи­боль­шим рас­про­стра­не­ни­ем поль­зу­ет­ся фа­не­ро­зой­ский че­хол, фор­ми­ро­ва­нию ко­то­ро­го на плат­фор­мах сев. ря­да пред­ше­ст­во­ва­ло об­ра­зо­ва­ние кон­ти­нен­таль­ных риф­тов, позд­нее «по­гре­бён­ных» под оса­доч­ным чех­лом (ав­ла­ко­ге­ны; напр., Па­челм­ский на Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­ме). В строе­нии древ­них плат­форм вы­де­ля­ют струк­тур­ные эле­мен­ты бо­лее низ­ко­го ран­га – щи­ты (об­лас­ти вы­хо­да фун­да­мен­та на по­верх­ность) и пли­ты (об­лас­ти с оса­доч­ным чех­лом). Напр., на Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­ме вы­де­ля­ют Бал­тий­ский щит и Рус­скую пли­ту. Струк­тур­ные эле­мен­ты плит – круп­ные под­ня­тия (ан­тек­ли­зы; напр., Вол­го-Ураль­ская, Во­ро­неж­ская на Рус­ской пли­те) и впа­ди­ны (си­нек­ли­зы; напр., Мо­с­ков­ская, Ме­зен­ская, При­кас­пий­ская).

На древ­них плат­фор­мах в кри­стал­лич. фун­да­мен­те скон­цен­три­ро­ва­ны оса­доч­но-ме­та­мор­фо­ген­ные ме­сто­ро­ж­де­ния руд же­ле­за, мар­ган­ца; эн­до­ген­ные ме­сто­рож­де­ния руд цвет­ных, ред­ких и бла­го­род­ных ме­тал­лов, а так­же ме­сто­ро­ж­де­ния слю­ды, ке­ра­мич. сы­рья и др. Плат­фор­мен­ный че­хол вме­ща­ет ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти, при­род­но­го го­рю­че­го га­за, ка­мен­но­го и бу­ро­го уг­ля, го­рю­чих слан­цев, тор­фа, оса­доч­ных руд же­ле­за, мар­ган­ца, ме­ди, бок­си­тов, фос­фо­ри­тов, ка­мен­ной и ка­лий­ных со­лей, разл. при­род­ных стро­ит. ма­те­риа­лов. C по­ро­да­ми эпох тек­то­но­маг­ма­тич. ак­ти­ви­за­ции плат­форм свя­за­ны эн­до­ген­ные ме­сто­рож­де­ния руд же­ле­за, ти­та­на, ва­на­дия, хро­ма, ме­тал­лов пла­ти­но­вой груп­пы, цвет­ных, ред­ких и бла­го­род­ных ме­тал­лов, а так­же апа­ти­та, не­фе­ли­на, ал­ма­зов.

Под­виж­ные поя­са раз­де­ля­ют и об­рам­ля­ют древ­ние плат­фор­мы. Тол­щи­на зем­ной ко­ры, воз­раст ко­то­рой не древ­нее 1 млрд. лет, в их пре­де­лах силь­но из­мен­чи­ва. Гл. под­виж­ные поя­са пла­не­ты – Ура­ло-Охот­ский под­виж­ный по­яс (Ура­ло-Мон­голь­ский), Се­ве­ро-Ат­лан­ти­че­ский под­виж­ный по­ясАль­пий­ско-Ги­ма­лай­ский под­виж­ный по­яс (час­тич­но на­сле­ду­ет Сре­ди­зем­но­мор­ский), Ти­хо­оке­ан­ский (Цир­кум­ти­хо­оке­ан­ский) по­яс, ко­то­рый обыч­но раз­де­ля­ют на За­пад­но-Ти­хо­оке­ан­ский под­виж­ный по­яс и Вос­точ­но-Ти­хо­оке­ан­ский под­виж­ный по­яс (Кор­диль­ер­ский). В об­лас­тях, где склад­ча­тые струк­ту­ры поя­сов вы­хо­дят на по­верх­ность, вы­де­ля­ют раз­но­воз­ра­ст­ные склад­ча­тые сис­те­мы, раз­де­лён­ные круп­ны­ми мас­си­ва­ми до­кем­брий­ской кон­ти­нен­таль­ной ко­ры (в про­шлом – мик­ро­кон­ти­нен­та­ми в океа­нах) или меж­гор­ны­ми про­ги­ба­ми. Неск. склад­ча­тых систем ино­гда объ­е­ди­ня­ют по струк­тур­но­му и/или гео­ис­то­рич. при­зна­ку в склад­ча­тые об­лас­ти (напр., Вер­хоя­но-Чу­кот­ская склад­ча­тая об­ласть За­пад­но-Ти­хо­оке­ан­ско­го поя­са, Ал­тае-Са­ян­ская склад­ча­тая об­ласть Ура­ло-Охот­ско­го поя­са). Склад­ча­тые об­ра­зо­ва­ния под­виж­ных по­я­сов час­тич­но пе­ре­кры­ты па­лео­зой­ско-ме­зо­зой­ско-кай­но­зой­скими оса­доч­ны­ми чех­ла­ми мо­ло­дых плат­форм. Б. ч. по­ясов, кро­ме Ти­хо­оке­ан­ско­го, от­но­сит­ся к меж­кон­ти­нен­таль­но­му ти­пу; они в осн. воз­ник­ли на мес­те океа­нов, рас­крыв­ших­ся в позд­нем ри­фее (позд­нем про­те­ро­зое по меж­ду­нар. стра­ти­гра­фич. шка­ле, позд­нее 1 млрд. лет на­зад) при рас­па­де су­пер­кон­ти­нен­та Ро­ди­ния [Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ский по­яс – на мес­те океа­на Не­оте­тис (см. в ст. Те­тис), об­ра­зо­вав­ше­го­ся в юре при де­ст­рук­ции Пан­геи]. Меж­кон­ти­нен­таль­ные поя­са за­вер­ши­ли своё раз­ви­тие (кро­ме Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ско­го поя­са) пол­ным по­гло­ще­ни­ем океа­нич. ко­ры и кол­ли­зи­ей ог­ра­ни­чи­ваю­щих их кон­ти­нен­тов, по­это­му их так­же на­зы­ва­ют кол­ли­зи­он­ны­ми. Ти­хо­оке­ан­ский по­яс, яв­ляю­щий­ся ок­ра­ин­но-кон­ти­нен­таль­ным, за­ро­дил­ся на гра­ни­це рас­па­дав­шей­ся Ро­ди­нии с Пра­па­ци­фи­ком (пред­ше­ст­вен­ни­ком Ти­хо­го ок.); его раз­ви­тие бы­ло свя­за­но с суб­дук­ци­ей (под­дви­гом) ко­ры Пра­па­ци­фи­ка, а за­тем Ти­хо­го ок. под смеж­ные кон­ти­нен­таль­ные бло­ки. По­яс фор­ми­ро­вал­ся в хо­де ак­кре­ции тек­то­ни­че­ской (при­сое­ди­не­ния) мик­ро­кон­ти­нен­тов и ост­ров­ных дуг к краю кон­ти­нен­тов и ещё не за­кон­чил своё раз­ви­тие; его так­же на­зы­ва­ют суб­дук­ци­он­ным или ак­кре­ци­он­ным.

Склад­ча­тые сис­те­мы в со­ста­ве под­виж­ных поя­сов обыч­но от­де­ле­ны от древ­них плат­форм пе­ре­до­вы­ми (крае­вы­ми, пред­гор­ны­ми) про­ги­ба­ми (напр., Пред­ураль­ский, Пре­даль­пий­ский, Пре­дап­па­лач­ский). Пе­ре­до­вые про­ги­бы, а так­же раз­де­ляю­щие со­сед­ние си­сте­мы меж­гор­ные про­ги­бы за­пол­не­ны про­дук­та­ми де­ну­да­ции горно-склад­ча­тых поя­сов – мо­лас­са­ми, воз­раст ко­то­рых со­от­вет­ст­ву­ет вре­ме­ни го­ро­об­ра­зо­ва­ния (оро­ге­не­за). В по­пе­реч­ном се­че­нии склад­ча­тых сис­тем вы­де­ля­ют­ся внеш­ние и внутр. зо­ны. В ок­ра­ин­но-кон­ти­нен­таль­ных под­виж­ных поя­сах внеш­ние зо­ны и пе­ре­до­вые про­ги­бы раз­ви­ты лишь на кон­ти­нен­таль­ной сто­ро­не склад­ча­тых сис­тем, а в меж­кон­ти­нен­таль­ных – при­сут­ст­ву­ют с обе­их сто­рон. Внеш­ние зо­ны, как и пе­ре­до­вые про­ги­бы, об­ра­зу­ют­ся на мес­те быв. пас­сив­ных кон­ти­нен­таль­ных ок­ра­ин – внеш­не­го шель­фа, кон­ти­нен­таль­но­го скло­на и под­но­жия, кар­бо­нат­ные и тер­ри­ген­ные от­ло­же­ния ко­то­рых ис­пы­ты­ва­ют склад­ча­то-над­ви­го­вые де­фор­ма­ции и сме­ща­ют­ся в на­прав­ле­нии плат­форм обыч­но со сры­вом с кон­ти­нен­таль­но­го фун­да­мен­та. По­верх них не­ред­ко на­блю­да­ют­ся син­фор­мы тек­то­нич. по­кро­вов, пе­ре­ме­щён­ных из внутр. зон склад­ча­тых сис­тем и сло­жен­ных, в ча­ст­но­сти, офио­ли­та­ми (напр., на зап. скло­не Ура­ла). В ты­ло­вой час­ти внеш­них зон мес­та­ми на­блю­да­ют­ся под­ня­тия во­вле­чён­но­го в де­фор­ма­ции фун­да­мен­та (напр., Внеш­ние Кри­стал­лич. мас­си­вы Альп, Вы­со­кие Ги­ма­лаи). Внутр. зо­ны (напр., внутр. зо­на Кор­диль­ер) фор­ми­ру­ют­ся пре­им. на мес­те ак­тив­ных зон пе­ре­хо­да оке­ан – кон­ти­нент и, как пра­ви­ло, со­сто­ят из «мо­заи­ки» тер­рей­нов – раз­нород­ных па­лео­струк­тур­ных эле­мен­тов древ­них океа­нов. В их строе­нии уча­ст­ву­ют: офио­ли­ты (древ­няя океа­нич. ко­ра), ост­ро­во­дуж­ные вул­ка­ни­ты, флиш за­ду­го­вых бас­сей­нов, ак­кре­ци­он­ных призм и глу­бо­ко­вод­ных же­ло­бов; ще­лоч­ные ба­заль­ты под­вод­ных вул­ка­нов, вул­ка­нов-ост­ро­вов, гай­о­тов и океа­нич. пла­то; кар­бо­нат­ные по­строй­ки под­вод­ных под­ня­тий, атол­лов и ри­фо­вые об­ра­зо­ва­ния, а так­же суб­дук­ци­он­ные и кол­ли­зи­он­ные гра­ни­тои­ды. По­ро­ды обыч­но ме­та­мор­фи­зо­ва­ны в разл. сте­пе­ни. При­сут­ст­ву­ют гра­нит­ные ба­то­ли­ты и гра­ни­тог­ней­со­вые ку­по­ла. Струк­ту­ра внутр. зон слож­ная, на­пря­жён­ная и ме­нее упо­ря­до­чен­ная по срав­не­нию с внеш­ни­ми зо­на­ми; она ос­лож­не­на про­доль­ны­ми и по­пе­реч­ны­ми сдви­га­ми, не­ред­ко унас­ле­до­ван­ны­ми от транс­форм­ных раз­ло­мов за­крыв­ше­го­ся океа­на.

Мо­ло­дые плат­фор­мы раз­де­ля­ют со­от­вет­ст­вен­но воз­рас­ту склад­ча­то­го фун­да­мен­та на эпи­бай­каль­ские (напр., Ба­рен­це­во-Пе­чор­ская плат­фор­ма, Мё­зий­ская плат­фор­ма), эпи­ка­ле­дон­ские, эпи­гер­цин­ские (напр., За­пад­но-Си­бир­ская плат­фор­ма, Скиф­ская и Ту­ран­ская плат­фор­мы), эпи­ким­ме­рий­ские. Не­ко­то­рые мо­ло­дые плат­фор­мы име­ют раз­но­воз­ра­ст­ный фун­да­мент (напр., За­пад­но-Ев­ро­пей­ская плат­фор­ма). В от­ли­чие от кра­то­нов, фун­да­мент мо­ло­дых плат­форм на­зы­ва­ют склад­ча­тым, т. к. сте­пень ме­та­мор­физ­ма и склад­ча­тость сла­гаю­щих его по­род обыч­но уме­рен­ные. На мо­ло­дых плат­фор­мах об­ще­му по­гру­же­нию и на­ча­лу фор­ми­ро­ва­ния оса­доч­но­го чех­ла, как и на древ­них плат­фор­мах, пред­ше­ст­во­вал этап риф­то­ге­не­за. За ред­ким ис­клю­че­ни­ем (напр., За­пад­но-Ев­ро­пей­ская плат­фор­ма) склад­ча­тый фун­да­мент на по­верх­ность не вы­хо­дит, по­это­му мо­ло­дые плат­фор­мы час­то име­ну­ют пли­та­ми.

B склад­ча­тых сис­те­мах под­виж­ных по­я­сов вы­де­ля­ют ран­нюю груп­пу эн­до­ген­ных ме­сто­ро­ж­де­ний до­оро­ген­ной ста­дии, свя­зан­ную c маг­ма­тиз­мом ос­нов­но­го и уль­тра­ос­нов­но­го со­ста­ва и пред­став­лен­ную ру­да­ми же­ле­за, ти­та­на, хро­ма, ва­на­дия, ме­тал­лов пла­ти­но­вой груп­пы, кол­че­дан­но-по­ли­ме­тал­лич. ру­да­ми, a так­же позд­нюю груп­пу оро­ген­ной ста­дии, ас­со­ции­ро­ван­ную c гра­нит­ным маг­ма­тиз­мом, для ко­то­рой ха­рак­тер­ны эн­до­ген­ные ме­сто­ро­ж­де­ния руд зо­ло­та, се­реб­ра, ме­ди, мо­либ­де­на, оло­ва, вольф­ра­ма, ли­тия, тан­та­ла и др. К пе­ре­до­вым и меж­гор­ным про­ги­бам при­уро­че­ны ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти и при­род­но­го го­рю­че­го га­за, уг­лей, ка­мен­ной и ка­лий­ных со­лей. В оса­доч­ном чех­ле мо­ло­дых плат­форм за­клю­че­ны ме­сто­рож­де­ния, ана­ло­гич­ные та­ко­вым чех­ла древ­них плат­форм.

Не­ко­то­рые уча­ст­ки древ­них плат­форм и под­виж­ных поя­сов, всту­пив­ших в плат­фор­мен­ное раз­ви­тие, в хо­де даль­ней­шей эво­лю­ции ока­за­лись во­вле­че­ны в по­втор­ное го­ро­об­ра­зо­ва­ние с фор­ми­ро­ва­ни­ем поя­сов воз­ро­ж­дён­ных гор (внут­рикон­ти­нен­таль­ных оро­ге­нов; напр., Цен­траль­ноа­зи­ат­ский по­яс). Тол­щи­на зем­ной ко­ры в об­лас­тях го­ро­об­ра­зо­ва­ния (как пер­вич­но­го – кол­ли­зи­он­но­го и ак­кре­ци­он­но­го, так и по­втор­но­го – эпи­плат­фор­мен­но­го) воз­рас­та­ет до 45–75 км. В пре­де­лах кон­ти­нен­таль­ных риф­то­вых сис­тем (Бай­каль­ская риф­то­вая сис­те­ма, Вос­точ­но-Аф­ри­кан­ская риф­то­вая сис­те­ма, За­пад­но-Ев­ро­пей­ская риф­то­вая сис­те­ма), на­ло­жен­ных как на древ­ние плат­фор­мы, так и на по­д­виж­ные поя­са, зем­ная ко­ра име­ет со­кра­щён­ную тол­щи­ну (25–30 км). Ин­тен­сив­ная сейс­мич­ность на кон­ти­нен­тах ха­рак­тер­на для об­лас­тей го­ро­об­ра­зо­ва­ния и риф­то­об­ра­зо­ва­ния.

Океаны

Океа­ны от­ли­ча­ют­ся от кон­ти­нен­тов тон­кой (в ср. 5–7 км) ко­рой; тол­щи­на ли­то­сфе­ры в их пре­де­лах не пре­вы­ша­ет 100 км (обыч­но зна­чи­тель­но мень­ше). В со­ста­ве ко­ры от­сут­ст­ву­ют по­ро­ды ки­сло­го со­ста­ва, а в оса­доч­ном чех­ле раз­ви­ты гл. обр. пе­ла­гич. осад­ки. Воз­раст ко­ры не пре­вы­ша­ет 170 млн. лет, и она не ис­пы­та­ла столь слож­ных де­фор­ма­ций и ин­тен­сив­но­го ме­та­мор­физ­ма, как ко­ра кон­ти­нен­тов. Океа­ны в струк­тур­ном от­но­ше­нии по­строе­ны про­ще кон­ти­нен­тов, что свя­за­но с их бо­лее мо­ло­дым воз­рас­том.

Гл. струк­ту­ры океа­нов – сре­дин­но-океа­ни­че­ские хреб­ты, в со­во­куп­но­сти об­ра­зую­щие гло­баль­ную сис­те­му, и абис­саль­ные рав­ни­ны, рас­по­ло­жен­ные ме­ж­ду хреб­та­ми и кон­ти­нен­таль­ны­ми под­но­жия­ми. Для об­оз­на­че­ния струк­тур­ных эле­мен­тов океа­нов ис­поль­зу­ют гео­мор­фо­ло­гич. тер­ми­но­ло­гию, что свя­за­но с со­от­вет­ст­ви­ем их гео­мор­фо­ло­гич. и тек­то­нич. форм вслед­ст­вие сла­бой де­ну­да­ции и ак­ку­му­ля­ции. На оси сре­дин­но-океа­нич. хреб­тов про­ис­хо­дит спре­динг (раз­двиг дна и но­во­об­ра­зо­ва­ние океа­нич. ко­ры). Со­от­вет­ст­вен­но ско­ро­сти спре­дин­га хреб­ты раз­де­ля­ют на бы­ст­рос­пре­дин­го­вые (бо­лее 7 см/год; напр., Вос­точ­но-Ти­хо­оке­ан­ское под­ня­тие), со ср. ско­ро­стью спре­дин­га (3–7 см/год; напр., Ав­ст­ра­ло-Ан­тарк­ти­че­ское под­ня­тие, Юж­но-Ти­хо­оке­ан­ское под­ня­тие), мед­лен­но­спре­дин­го­вые (ме­нее 3 см/год; напр., Сре­дин­но-Ат­лан­ти­че­ский хре­бет). Строе­ние сре­дин­но-океа­нич. хреб­тов ос­лож­не­но осе­вы­ми риф­та­ми, в пре­де­лах ко­то­рых про­яв­ле­ны ак­тив­ная сейс­мич­ность, вул­ка­низм и гид­ро­тер­маль­ная дея­тель­ность. Осе­вые риф­ты от­сут­ст­ву­ют у бы­ст­ро­спре­дин­го­вых хреб­тов, у ко­то­рых они за­ме­ще­ны осе­вым гор­стом. Сре­дин­ные хреб­ты пе­ре­се­че­ны мно­го­числ. транс­форм­ны­ми раз­ло­ма­ми, ко­то­рые де­лят их на сег­мен­ты, сме­щён­ные от­но­си­тель­но друг дру­га. Транс­форм­ные раз­ло­мы сей­сми­че­ски ак­тив­ны толь­ко на от­рез­ках меж­ду точ­ка­ми пе­ре­се­че­ния с ося­ми спре­дин­га. В пре­де­лах от­но­си­тель­но асейс­мич­ных абис­саль­ных рав­нин рас­про­стра­не­ны внут­ри­океа­ни­че­ские под­ня­тия – ли­ней­ные «асейс­мич­ные» хреб­ты (напр., Вос­точ­но-Ин­дий­ский хре­бет) и изо­мет­рич­ные или вы­тя­ну­тые океа­нич. пла­то (напр., пла­то Он­тонг-Джа­ва в Ти­хом ок.), об­ла­даю­щие бо­лее мощ­ной ко­рой (до 25–30 км и бо­лее). Эти под­ня­тия раз­де­ля­ют абис­саль­ные рав­ни­ны на кот­ло­ви­ны; осн. их часть име­ет вул­ка­нич. про­ис­хо­ж­де­ние (напр., Га­вай­ский хре­бет) и об­ра­зо­ва­лась над го­ря­чи­ми точ­ка­ми и го­ря­чи­ми пят­на­ми в ман­тии З. В океа­нах так­же су­ще­ст­ву­ют под­ня­тия (час­тич­но под­вод­ные), об­ла­даю­щие ко­рой кон­ти­нен­таль­но­го ти­па; их вы­де­ля­ют в ка­че­ст­ве мик­ро­кон­ти­нен­тов (напр., Ма­да­га­скар в Ин­дий­ском ок.).

B океа­нах ус­та­нов­ле­ны весь­ма круп­ные ско­п­ле­ния же­ле­зо­мар­ган­це­вых кон­кре­ций и ко­рок (яв­ля­ют­ся пер­спек­тив­ным ис­точ­ни­ком Mn, Ni, Cu, Co), ме­тал­ло­нос­ные осад­ки (со­дер­жат Fe, Mn, Cu, Zn, Ni и др.). Вы­яв­ле­ны суль­фид­ные по­ли­ме­тал­лич. по­строй­ки и за­ле­жи, об­ра­зую­щие­ся на дне океа­нов у вы­хо­дов гид­ро­тер­маль­ных ис­точ­ни­ков; воз­мож­на пром. раз­ра­бот­ка этих объ­ек­тов.

Переходные зоны от континентов к океанам

Пе­ре­ход­ные зо­ны от кон­ти­нен­тов к океа­нам пред­став­ле­ны кон­ти­нен­таль­ны­ми ок­раи­на­ми – пас­сив­ны­ми, ак­тив­ны­ми и транс­форм­ны­ми. Пас­сив­ные ок­раи­ны рас­про­стра­не­ны на зап. и вост. пе­ри­фе­рии Аф­ри­ки, зап. пе­ри­фе­ри­ях Ав­ст­ра­лии, Ев­ро­пы, вост. пе­ри­фе­рии Юж. Аме­ри­ки и в др. мес­тах. Они дос­та­точ­но асейс­мич­ны и авул­ка­нич­ны (не по­все­ме­ст­но), т. к. на­хо­дят­ся в пре­де­лах той же ли­то­сфер­ной пли­ты, что и смеж­ные с ни­ми кон­ти­нент и оке­ан (до бли­жай­ше­го сре­дин­но-океа­нич. хреб­та). Со­сто­ят из шель­фа, кон­ти­нен­таль­но­го скло­на и под­но­жия, в пре­де­лах ко­то­рых мощ­ность кон­ти­нен­таль­ной ко­ры, ис­пы­тав­шей тек­то­но­тер­маль­ную пе­ре­ра­бот­ку, по­сте­пен­но умень­ша­ет­ся. Пас­сив­ные ок­раи­ны, в пре­де­лах ко­то­рых ши­ро­ко раз­ви­ты вул­ка­ни­ты, из­лив­шие­ся при рас­кры­тии смеж­но­го океа­на, от­но­сят к вул­ка­нич. пас­сив­ным ок­раи­нам (напр., сев.-зап. ок­раи­на Ев­ро­пы, юго- вост. ок­раи­на Грен­лан­дии). Ак­тив­ные ок­раи­ны раз­ви­ты на вост. и юж. пе­ри­фе­рии Азии, зап. пе­ри­фе­рии Сев. и Юж. Аме­ри­ки и в др. рай­онах. Они, на­про­тив, ха­рак­те­ри­зу­ют­ся ин­тен­сив­ны­ми сейс­мич­но­стью и вул­ка­низ­мом, т. к. при­уро­че­ны к кон­вер­гент­ным гра­ни­цам ли­то­сфер­ных плит, где пли­ты сбли­жа­ют­ся и про­ис­хо­дит суб­дук­ция (под­двиг) од­ной ли­то­сфер­ной пли­ты под дру­гую. Ак­тив­ные ок­раи­ны раз­ви­ва­ют­ся в осн. на океа­нич. ко­ре; кро­ме шель­фа, кон­ти­нен­таль­но­го скло­на и под­но­жия (как пра­ви­ло, уз­ких), вклю­ча­ют ок­ра­ин­ные мо­ря (за­ду­го­вые бас­сей­ны), вул­ка­нич. ост­ров­ные ду­ги и глу­бо­ко­вод­ные же­ло­ба (ок­раи­ны за­пад­ноти­хо­оке­ан­ско­го ти­па) или толь­ко глу­бо­ко­вод­ные же­ло­ба (ок­раи­ны анд­ско­го ти­па). С осью же­ло­бов ак­тив­ных ок­ра­ин со­впа­да­ет вы­ход на по­верх­ность зон суб­дук­ции и свя­зан­ных с ни­ми сейс­мо­фо­каль­ных зон. Транс­форм­ные ок­раи­ны рас­про­стра­не­ны ог­ра­ни­чен­но (напр., зап. ок­раи­на Аф­ри­ки вдоль сев. по­бе­ре­жья Гви­ней­ско­го зал.). Для них ха­рак­те­рен уз­кий шельф и кру­той кон­ти­нен­таль­ный склон, сов­па­даю­щий с зо­ной транс­форм­но­го раз­ло­ма.

В пе­ре­ход­ных зо­нах от кон­ти­нен­тов к океа­нам на шель­фах кон­ти­нен­таль­ных ок­ра­ин ло­ка­ли­зу­ют­ся круп­ные ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти и при­род­но­го го­рю­че­го га­за, ме­сто­ро­ж­де­ния фос­фо­ри­тов. В при­бреж­ной зо­не ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны рос­сып­ные ме­сто­ро­ж­де­ния маг­не­ти­та, иль­ме­ни­та, кас­си­те­ри­та, ру­ти­ла, цир­ко­на, мо­на­ци­та, зо­ло­та, ал­ма­зов, а так­же стро­ит. пес­ков и гра­вия. Под­роб­нее о по­лез­ных ис­ко­пае­мых, их ге­не­зи­се, ре­сур­сах см. в ста­тье Ми­не­раль­ные ре­сур­сы, а так­же в ста­ть­ях об отд. ви­дах по­лез­ных ис­ко­пае­мых (нефтьмед­ные ру­ды и т. п.), бас­сей­нах (напр., Пер­сид­ско­го за­ли­ва неф­те­га­зо­нос­ный бас­сейн), ме­сто­рож­де­ни­ях (напр., Ар­гайл, Га­вар).

Рельеф

Гипсографическая кривая.

Об­щее пред­став­ле­ние об осн. осо­бен­но­стях рель­е­фа З. да­ёт гип­со­гра­фи­че­ская кри­вая, по­ка­зы­ваю­щая от­но­си­тель­ное рас­пре­де­ле­ние пло­ща­дей зем­ной по­верх­но­сти в за­ви­си­мо­сти от вы­сот су­ши и глу­бин мо­ря в пря­мо­уголь­ных ко­ор­ди­на­тах. На ней от­чёт­ли­во про­сле­жи­ва­ют­ся два уров­ня – ма­те­ри­ко­вый и океа­ни­че­ский. На­ли­чие двух уров­ней – от­ли­чи­тель­ная чер­та рель­е­фа З.; на Лу­не, Мар­се и Ве­не­ре гип­со­гра­фич. кри­вые по­ка­зы­ва­ют су­ще­ст­во­ва­ние толь­ко од­но­го пре­об­ла­даю­ще­го уров­ня, не­смот­ря на при­сут­ст­вие двух ти­пов по­верх­но­сти – «ма­те­ри­ко­во­го» и «океа­ни­че­ско­го». Са­мый круп­ный на З. Ти­хий ок. сим­метри­чен от­но­си­тель­но эк­ва­то­ра и рас­по­ло­жен в од­но­им. сег­мен­те З., Ин­дий­ский, Ат­лан­ти­че­ский океа­ны и все ма­те­ри­ки (кро­ме Ан­тарк­ти­ды) за­ни­ма­ют про­ти­во­по­лож­ный, Ин­до-Ат­лан­ти­че­ский, сег­мент. На гра­ни­цах этих сег­мен­тов на­блю­да­ет­ся наи­бо­лее рас­чле­нён­ный над­вод­ный и под­вод­ный рель­еф.

На З. су­ще­ст­ву­ют вер­ти­каль­ные вы­сот­ные и глу­бин­ные ин­тер­ва­лы, где пре­об­ла­да­ют разл. рель­е­фо­об­ра­зую­щие про­цес­сы – уров­ни: вер­шин­ной по­верх­но­сти гор, сне­го­вой гра­ни­цы, эро­зи­он­но-ак­ку­му­ля­тив­ный ма­те­ри­ко­вых рав­нин, аб­ра­зи­он­но-ак­ку­му­ля­тив­ный по­бе­ре­жий и шель­фов, кар­бо­нат­ной ком­пен­са­ции, пре­дель­ной бес­кар­бо­нат­ной ак­ку­му­ля­ции абис­саль­ных рав­нин, днищ глу­бо­ко­вод­ных же­ло­бов. Свое­об­раз­ным «зер­каль­ным от­ра­же­ни­ем» вер­шин­ной по­верх­но­сти гор яв­ля­ет­ся уро­вень днищ глу­боко­вод­ных же­ло­бов. На ма­те­ри­ках и в океа­нах эк­зо­ген­ные про­цес­сы под­чи­ня­ют­ся трём осн. за­ко­но­мер­но­стям: ши­рот­ной зо­наль­но­сти, вер­ти­каль­ной по­яс­но­сти (вы­сот­ной и глу­бин­ной), цир­ку­м­океа­ни­че­ской и цир­кум­кон­ти­нен­таль­ной сек­тор­но­сти.

Круп­ней­шие фор­мы рель­е­фа З. (гео­тек­ту­ры) – ма­те­ри­ки, океа­ны, рав­нин­но-плат­фор­мен­ные и гор­ные об­ла­сти. Они воз­ник­ли гл. обр. в ре­зуль­та­те пла­не­тар­ных про­цес­сов и от­ра­жа­ют важ­ней­шие про­стран­ст­вен­ные раз­ли­чия в строе­нии зем­ной ко­ры. Гео­тек­ту­ры под­раз­де­ля­ют­ся на фор­мы мень­ших раз­ме­ров – мор­фо­ст­рук­ту­ры (фор­мы рель­е­фа, в об­ра­зо­ва­нии ко­то­рых гл. роль иг­ра­ют эн­до­ген­ные про­цес­сы) и мор­фо­скульп­ту­ры (от­но­си­тель­но не­боль­шие фор­мы рель­е­фа, об­ра­зую­щие­ся гл. обр. под воз­дей­ст­ви­ем эк­зо­ген­ных про­цес­сов). Наи­бо­лее круп­ны­ми эле­мен­та­ми су­ши яв­ля­ют­ся рав­нин­ные и гор­ные об­лас­ти (см. Фи­зи­че­скую кар­ту).

Равнинные области

Фото Glenn Harper Великие равнины (США).

Рав­нин­ные об­лас­ти за­ни­ма­ют 64% пло­ща­ди по­верх­но­сти су­ши. Обыч­но они при­уро­че­ны к древ­ним и мо­ло­дым плат­фор­мам. В раз­ме­ще­нии этих об­лас­тей на­блю­да­ет­ся сим­мет­рия: они про­тя­ги­ва­ют­ся дву­мя ши­рот­ны­ми поя­са­ми, один из ко­то­рых рас­по­ло­жен в Се­вер­ном, дру­гой – в Юж. по­лу­ша­рии. В Сев. по­лу­ша­рии на­хо­дят­ся Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ская, Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ская и Си­бир­ская рав­нин­ные об­лас­ти, в Юж­ном – Юж­но-Аме­ри­кан­ская (Бра­зиль­ская), часть Аф­ри­ка­но-Ара­вий­ской и Ав­ст­ра­лий­ская. В пре­де­лах плат­фор­мен­ных рав­нин име­ют­ся отд. низ­мен­но­сти, воз­вы­шен­но­сти, пла­то, плос­ко­го­рья и вы­со­ко­под­ня­тые мас­си­вы. Круп­ней­ши­ми рав­ни­на­ми су­ши яв­ля­ют­ся Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ская рав­ни­на в Ев­ро­пе, За­пад­но-Си­бир­ская рав­ни­на, Ве­ли­кая Ки­тай­ская рав­ни­наИн­до-Ганг­ская рав­ни­на в Азии, Ве­ли­кие рав­ни­ны и Цен­траль­ные рав­ни­ны в Сев. Аме­ри­ке, Ама­зон­ская низ­мен­ность в Юж. Аме­ри­ке, рав­ни­ны Са­ха­ры в Аф­ри­ке. На рав­ни­нах наи­бо­лее рас­про­стра­не­ны эро­зи­он­но-ак­ку­му­ля­тив­ные, или флю­ви­аль­ные, мор­фо­скульп­ту­ры (рыт­ви­ны, ов­ра­ги, бал­ки, реч­ные до­ли­ны, ал­лю­ви­аль­ные рав­ни­ны и др.). Лед­ни­ко­вые фор­мы рель­е­фа рав­нин сфор­ми­ро­ва­лись в рай­онах рас­про­стра­не­ния древ­не­го оле­де­не­ния («ба­ра­ньи лбы», мо­рен­ные гря­ды, озы, мо­рен­ные рав­ни­ны и др.). На се­ве­ре Сев. Аме­ри­ки и се­ве­ро-во­сто­ке Ев­ра­зии, в об­лас­тях рас­про­стра­не­ния мно­го­лет­не­мёрз­лых по­род, ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны фор­мы мерз­лот­но­го (крио­ген­но­го) рель­е­фа – буг­ры пу­че­ния, ала­сы и др. Для пус­тынь, по­лу­пус­тынь и су­хих сте­пей ха­рак­те­рен арид­ный рель­еф. Осо­бый тип пус­тынь – по­ляр­ные пус­ты­ни Арк­ти­ки и Ан­тарк­ти­ки. См. так­же Рав­ни­на.

Горные области

Памир (Таджикистан). Вид из космоса. NASA

Гор­ные об­лас­ти за­ни­ма­ют 36% пло­ща­ди по­верх­но­сти су­ши. На З. наи­бо­лее вы­со­кие го­ры об­ра­зу­ют три поя­са. Пер­вый по­яс про­тя­ги­ва­ет­ся вдоль бе­ре­гов Ти­хо­го ок. Он со­сто­ит из вос­точ­ной (Кор­диль­е­ры Се­вер­ной Аме­ри­ки, Ан­ды) и за­пад­ной (Чу­кот­ское на­го­рье, Ко­лым­ское на­го­рье, Сре­дин­ный хре­бет, Чер­ско­го хре­бет, Вер­хо­ян­ский хре­бет, Джугд­жур, Си­хо­тэ-Алинь и др.) вет­вей; возмож­но, его за­мы­ка­ют Тран­сан­тарк­ти­че­ские го­ры. Вто­рой по­яс пе­ре­се­ка­ет в ши­рот­ном на­прав­ле­нии Ев­ра­зию, за­хва­ты­вая Сев. Аф­ри­ку, вклю­ча­ет Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ский (Ат­лас, Пи­ре­неи, Апен­ни­ны, Аль­пы, Кар­па­ты, Боль­шой Кав­каз, Ма­лый Кав­каз, Иран­ское на­го­рье, Па­мир, Гин­ду­куш, Ка­ра­ко­рум, Кунь­лунь, Ги­ма­лаи и др.) и Цен­траль­но­ази­ат­ский (Тянь-Шань, Ал­тай, За­пад­ный Са­ян, Вос­точ­ный Са­ян, Ста­но­вое на­го­рье, Ста­но­вой хре­бет, Боль­шой Хин­ган и др.) под­виж­ные поя­са. Тре­тий по­яс при­уро­чен к Вос­точ­но-Аф­ри­кан­ской риф­то­вой сис­те­ме. Ти­хо­оке­ан­ский и Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ский поя­са вклю­ча­ют как эпи­ге­о­синк­ли­наль­ные, так и эпи­плат­фор­мен­ные го­ры, ос­таль­ные – толь­ко эпи­плат­фор­мен­ные (воз­ро­ж­дён­ные). В ниж­нем поя­се пре­об­ла­да­ют эро­зи­он­но-ак­ку­му­ля­тив­ные фор­мы рель­е­фа, за­тем – об­валь­но-осып­ные, вы­ше сне­го­вой гра­ни­цы – гля­ци­аль­но-ни­валь­ные. Ха­рак­тер­ный об­лик при­да­ют го­рам вы­па­хан­ные лед­ни­ка­ми тро­ги, острые вер­ши­ны, эро­зи­он­ные уще­лья, кань­о­ны. Для гор­ных об­лас­тей ха­рак­тер­ны на­го­рья. См. так­же Го­ры.

Дно океа­нов под­раз­де­ля­ет­ся на под­вод­ную ок­раи­ну ма­те­ри­ка, пе­ре­ход­ные зо­ны от ма­те­ри­ка к океа­ну, ло­же океа­на и сре­дин­но-океа­ни­че­ские хреб­ты и под­ня­тия.

Подводная окраина материка

Под­вод­ная ок­раи­на ма­те­ри­ка (ок. 14% пло­ща­ди по­верх­но­сти З.) вклю­ча­ет от­но­си­тель­но мел­ко­вод­ную часть мор. дна – ма­те­ри­ко­вую от­мель (шельф), ма­те­ри­ко­вый склон – осн. склон пла­не­ты, раз­де­ляю­щий два глав­ных её гип­со­мет­рич. уров­ня, и ма­те­ри­ко­вое под­но­жие.

Переходные зоны

Пе­ре­ход­ные зо­ны (ок. 7% пло­ща­ди по­верх­но­сти З.). Ло­же океа­на не во всех об­лас­тях зем­но­го ша­ра не­по­сред­ст­вен­но гра­ни­чит с ма­те­ри­ко­вым под­но­жи­ем. В со­хра­нив­ших тек­то­нич. под­виж­ность рай­онах ме­ж­ду ма­те­ри­ком и ло­жем океа­на рас­по­ло­же­ны пе­ре­ход­ные зо­ны, ко­то­рые от­ли­ча­ют­ся зна­чит. ши­ри­ной и рез­кой сме­ной под­ня­тых и глу­бо­ко опу­щен­ных уча­ст­ков дна. Они при­уро­че­ны к Ти­хо­оке­ан­ско­му поя­су и зап. час­ти Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ско­го поя­са и в ти­пич­ном ви­де со­сто­ят из кот­ло­ви­ны ок­ра­ин­но­го мо­ря (напр., Бе­рин­го­во мо­ре, Охот­ское мо­ре), ост­ров­ной ду­ги (напр., Але­ут­ские ост­ро­ва, Ку­риль­ские ост­ро­ва) и глу­бо­ко­вод­но­го жё­ло­ба (напр., Але­ут­ский жё­лоб, Ку­ри­ло-Кам­чат­ский жё­лоб). На ши­ро­те Фи­лип­пин­ско­го м. и юж­нее глу­бо­ко­вод­ные же­ло­ба и ост­ров­ные ду­ги про­тя­ги­ва­ют­ся в неск. ря­дов, в рай­оне Ма­лай­ско­го ар­хи­пе­ла­га они при­об­ре­та­ют в пла­не слож­ные пет­ле­вид­ные очер­та­ния и со­сед­ст­ву­ют с глу­бо­ки­ми кот­ло­ви­на­ми и круп­ны­ми мас­си­ва­ми ост­ров­ной су­ши, а в Сре­ди­зем­но­мор­ской об­лас­ти до­ми­ни­рую­щим под­вод­ным эле­мен­том пе­ре­ход­ной зо­ны ста­но­вят­ся кот­ло­ви­ны внутр. мо­рей. В пе­ре­ход­ной зо­не вдоль зап. по­бе­ре­жий Юж. Аме­ри­ки и юж. час­ти Сев. Аме­ри­ки кот­ло­ви­ны ок­ра­ин­ных мо­рей от­сут­ст­ву­ют, роль ост­ров­ных дуг иг­ра­ют гор­ные це­пи Кор­диль­ер Сев. Аме­ри­ки и Анд, а глу­бо­ко­вод­ные же­ло­ба про­тя­ги­ва­ют­ся вдоль под­но­жия скло­на ма­те­ри­ка. В этом рай­оне от­ме­ча­ет­ся наи­боль­шая ам­пли­ту­да рас­чле­нён­но­сти рель­е­фа З. – 15 139 м (глу­би­на Чи­лий­ско­го жё­ло­ба до 8180 м, выс. со­сед­них гор до 6959 м – го­ра Акон­ка­гуа).

Ложе океана

Ло­же океа­на (ок. 40% пло­ща­ди по­верх­но­сти З.) со­от­вет­ст­ву­ет океа­нич. плат­фор­мам (та­лас­со­кра­то­нам), име­ет ячеи­стое строе­ние: кот­ло­ви­ны ло­жа от­де­ля­ют­ся друг от дру­га под­вод­ны­ми хреб­та­ми, воз­вы­шен­но­стя­ми, ва­ла­ми и пла­то. Дни­ща кот­ло­вин за­ня­ты абис­саль­ны­ми рав­ни­на­ми. Наи­бо­лее об­шир­ные из них рас­по­ло­же­ны в Ти­хом ок. – в Се­ве­ро-За­пад­ной кот­ло­ви­не, Се­ве­ро-Вос­точ­ной кот­ло­ви­не, Юж­ной кот­ло­ви­не. Сре­ди рав­нин­ных про­странств ло­жа океа­на час­то встре­ча­ют­ся под­вод­ные вул­ка­ны, не­ко­то­рые из них име­ют уп­ло­щён­ные вер­ши­ны (гай­о­ты).

Срединно-океанические хребты и поднятия

Сре­дин­но-океа­ни­че­ские хреб­ты и под­ня­тия (ок. 10% пло­ща­ди по­верх­но­сти З.) об­ра­зу­ют са­мую про­тя­жён­ную (60 тыс. км, с от­ветв­ле­ния­ми до 80 тыс. км) на З. еди­ную сис­те­му гор­но­го рель­е­фа, про­сле­жи­ваю­щую­ся на дне всех океа­нов. От­но­си­тель­ная выс. до 4872 м (Се­ве­ро-Ат­лан­ти­че­ский хре­бет). Они пе­ре­се­че­ны ус­ту­па­ми и уз­ки­ми впа­ди­нами, обу­слов­лен­ны­ми транс­форм­ны­ми раз­ло­ма­ми. Вдоль осе­вой зо­ны сре­дин­ных хреб­тов Ат­лан­ти­че­ско­го ок. и зап. ча­сти Ин­дий­ско­го ок. про­сле­жи­ва­ют­ся риф­то­вые до­ли­ны, на Юж­но-Ти­хо­оке­ан­ском под­ня­тии и Во­сточ­но-Ти­хо­оке­ан­ском под­ня­тии про­тя­ги­ва­ют­ся вул­ка­нич. гря­ды. Отд. вер­ши­ны хреб­тов под­ни­ма­ют­ся над уров­нем океа­на в ви­де вул­ка­нич. ост­ро­вов (Три­стан-да-Ку­нья, Бу­ве, Свя­той Еле­ны ост­ров и др.). Ка­ж­дый из сре­дин­ных хреб­тов име­ет своё про­дол­же­ние в об­лас­ти ко­ры ма­те­ри­ко­во­го ти­па: риф­то­вые на­ру­ше­ния Вос­точ­но-Ти­хо­оке­ан­ско­го под­ня­тия про­сле­жи­ва­ют­ся в струк­ту­рах Ка­ли­фор­ний­ско­го зал. и Кор­диль­ер Сев. Аме­ри­ки, на­ру­ше­ния Ара­вий­ско-Ин­дий­ско­го хреб­та – в гра­бе­нах-риф­тах Аден­ско­го зал., Крас­но­го м. и в раз­ло­мах Вост. Аф­ри­ки, на­ру­ше­ния Гак­ке­ля хреб­та – че­рез гу­бу Бу­ор-Хая в Мо­мо-Се­лен­нях­ской впа­ди­не. Од­на из важ­ней­ших осо­бен­но­стей рель­е­фа дна океа­на – ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние от­дель­но стоя­щих под­вод­ных гор от­но­си­тель­ной выс. до 500 м. Они ос­лож­ня­ют поч­ти все эле­мен­ты под­вод­но­го рель­е­фа (кро­ме шель­фа). Их чис­ло, по по­след­ним дан­ным, со­став­ля­ет ок. 16 тыс. (на ма­те­ри­ках – 200). На дне океа­нов мор­фо­скульп­ту­ры об­ра­зу­ют­ся под влия­ни­ем бе­ре­го­вых аб­ра­зион­но-ак­ку­му­ля­тив­ных про­цес­сов, дея­тель­но­сти муть­е­вых (сус­пен­зи­он­ных) по­то­ков, опол­за­ния, ак­ку­му­ля­ции, воз­дей­ст­вия при­дон­ных те­че­ний и др. Не­смот­ря на не­вы­сокую ин­тен­сив­ность этих про­цес­сов, дли­тель­ность их воз­дей­ст­вия час­то при­во­дит к об­ра­зо­ва­нию очень круп­ных форм релье­фа (ги­гант­ские ко­ну­сы вы­но­са, круп­ней­шие на З. ополз­не­вые те­ла и др.).

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ

Но­си­те­лем наи­бо­лее свое­об­раз­ных и ха­рак­тер­ных осо­бен­но­стей З. яв­ля­ет­ся её гео­гра­фи­че­ская обо­лоч­ка – це­ло­ст­ная обо­лоч­ка З., ох­ва­ты­ваю­щая ниж­ние слои ат­мо­сфе­ры, верх­ние тол­щи зем­ной ко­ры, гид­ро­сфе­ру, крио­сфе­ру и био­сфе­ру. Все эти гео­сфе­ры, про­ни­кая друг в дру­га и на­хо­дясь в тес­ном взаи­мо­дей­ст­вии, не­пре­рыв­но об­ме­ни­ва­ют­ся ве­ще­ст­вом и энер­ги­ей. От др. обо­ло­чек З. она от­ли­ча­ет­ся на­ли­чи­ем жиз­ни, мно­го­об­ра­зи­ем ви­дов сво­бод­ной энер­гии, при­сут­ст­ви­ем ве­ще­ст­ва в трёх аг­ре­гат­ных со­стоя­ни­ях (твёр­дом, жид­ком и га­зо­об­раз­ном), а так­же воз­рас­таю­щим и пре­об­ра­зую­щим влия­ни­ем био­сфе­ры, ан­тро­по­ген­ны­ми воз­дей­ст­вия­ми.

Глав­ный ис­точ­ник всех про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих в гео­гра­фич. обо­лоч­ке, – энер­гия Солн­ца. Ме­ж­ду Сев. и Юж. тро­пи­ка­ми Солн­це на­хо­дит­ся в зе­ни­те два­ж­ды в год; про­дол­жи­тель­ность днев­но­го вре­ме­ни су­ток на эк­ва­то­ре в те­че­ние все­го го­да рав­на 12 ч, а ме­ж­ду тро­пи­ка­ми ко­леб­лет­ся от 11 до 13 ча­сов. В уме­рен­ных ши­ро­тах ме­ж­ду тро­пи­ка­ми и по­ляр­ны­ми кру­га­ми Солн­це не бы­ва­ет в зе­ни­те, его по­лу­ден­ная вы­со­та ле­том зна­чи­тель­но боль­ше, чем зи­мой, так же как и про­дол­жи­тель­ность днев­но­го вре­ме­ни су­ток, при­чём эти се­зон­ные раз­ли­чия рас­тут с при­бли­же­ни­ем к по­лю­сам. За по­ляр­ны­ми кру­га­ми Солн­це ле­том не за­хо­дит, а зи­мой не вос­хо­дит в те­че­ние тем боль­ше­го вре­ме­ни, чем боль­ше ши­ро­та мес­та. На по­лю­сах год де­лит­ся на для­щие­ся 6 мес день и ночь. Осо­бен­но­стя­ми ви­ди­мо­го дви­же­ния Солн­ца оп­ре­де­ля­ет­ся при­ток сол­неч­ной ра­диа­ции на верх­нюю гра­ни­цу ат­мо­сфе­ры на разл. ши­ро­тах и в раз­ные мо­мен­ты и вре­ме­на го­да (т. н. со­ляр­ный кли­мат): в тро­пич. поя­се он име­ет го­до­вой ход с не­боль­шой ам­пли­ту­дой и дву­мя мак­си­му­ма­ми в те­че­ние го­да; в уме­рен­ных поя­сах – ле­том срав­ни­тель­но ма­ло от­ли­ча­ет­ся от тро­пи­ков, мень­шая вы­со­та солн­ца ком­пен­си­ру­ет­ся уве­ли­чен­ной про­дол­жи­тель­но­стью дня, но зи­мой бы­ст­ро умень­ша­ет­ся с ши­ро­той; в арк­тич. и ан­тарк­тич. поя­сах при дли­тель­ном не­пре­рыв­ном дне лет­ний при­ток ра­диа­ции так­же ве­лик – в день лет­не­го солн­це­стоя­ния на по­лю­са по­сту­па­ет да­же боль­ше сол­неч­ной ра­диа­ции, чем на эк­ва­то­ре, а в зим­нее вре­мя сол­неч­ная ра­диа­ция от­сут­ству­ет. Не­рав­но­мер­ное по­сту­п­ле­ние и рас­пре­де­ле­ние сол­неч­ной ра­диа­ции по ша­ро­об­раз­ной по­верх­но­сти З. при­во­дит к гло­баль­ной про­стран­ст­вен­ной диф­фе­рен­циа­ции при­род­ных ус­ло­вий – го­ри­зон­таль­ной (см. Гео­гра­фи­че­ские поя­са, Зо­на гео­гра­фи­че­ская) и вы­сот­ной по­яс­но­сти.

Ши­рот­ные кли­ма­тич. поя­са ока­зы­ва­ют столь су­ще­ст­вен­ное влия­ние на др. сто­ро­ны гео­гра­фич. обо­лоч­ки, что де­ле­ние при­ро­ды З. по все­му ком­плек­су при­зна­ков поч­ти со­от­вет­ст­ву­ет кли­ма­тич. по­ясам, в осн. сов­па­дая с ни­ми по чис­лу, кон­фи­гу­ра­ции и на­зва­ни­ям.

В пре­де­лах ат­мо­сфе­ры сол­неч­ная ра­диа­ция ис­пы­ты­ва­ет не­зо­наль­ные влия­ния, обу­слов­лен­ные разл. со­дер­жа­ни­ем во­дя­но­го па­ра и пы­ли, раз­ной об­лач­но­стью и др. осо­бен­но­стя­ми га­зо­во­го и кол­ло­ид­но­го со­стоя­ния ат­мо­сфе­ры. От­ра­же­ни­ем этих влия­ний яв­ля­ет­ся слож­ное рас­пре­де­ле­ние ве­ли­чин ра­диа­ции, по­сту­паю­щей на по­верх­ность З. Не­зо­наль­ный ха­рак­тер име­ют рас­пре­де­ле­ние су­ши и мо­ря, осо­бен­но­сти оро­гра­фии, мор­ские те­че­ния и пр.

Гид­ро­сфе­ра, или вод­ная обо­лоч­ка З., со­дер­жит во­ду во всех её аг­ре­гат­ных со­став­ляю­щих и про­ни­зы­ва­ет все гео­сфе­ры пла­не­ты. Св. 94% об­ще­го объё­ма гид­ро­сфе­ры со­сре­до­то­че­но в океа­нах и мо­рях, ок. 4% за­клю­че­но в под­зем­ных во­дах, ок. 2% – в со­ста­ве крио­сфе­ры и все­го 0,013% – в по­верх­но­ст­ных во­дах су­ши (ре­ки, озё­ра, водохранилища, бо­ло­та). При­род­ные во­ды со­дер­жат поч­ти все хи­мич. эле­мен­ты. В океа­нич. во­де пре­об­ла­да­ют кис­ло­род, во­до­род, хлор и нат­рий, в во­дах су­ши – кар­бо­на­ты. Со­дер­жа­ние ми­нер. ве­ществ в во­дах су­ши (со­лё­ность) силь­но ко­леб­лет­ся в за­ви­си­мо­сти от ме­ст­ных ус­ло­вий и преж­де все­го от кли­ма­та. Ре­ки и прес­ные озё­ра, как пра­ви­ло, сла­бо ми­не­ра­ли­зо­ва­ны, их со­лё­ность из­ме­ня­ет­ся от 50 до 1000 мг/л. Со­лё­ность мор­ской во­ды ко­леб­лет­ся от 1 до св. 40‰ (Крас­ное м.), в ср. со­став­ляя ок. 35‰. Са­мая боль­шая кон­цент­ра­ция со­лей на­блю­да­ет­ся в со­лё­ных озё­рах (Мёрт­вое м. до 310‰) и под­зем­ных рас­со­лах (до 600‰). Для Ми­ро­во­го ок. ха­рак­тер­на ак­тив­ная цир­ку­ля­ция во­ды, вы­зы­вае­мая вет­ра­ми над океа­нич. по­верх­но­стью, раз­ной тем­пе­ра­ту­рой, со­лё­но­стью и плот­но­стью вод­ной тол­щи. Взаи­мо­дей­ст­вие океа­на и ат­мо­сфе­ры вы­зы­ва­ет пла­не­тар­ную цир­ку­ля­цию океа­нич. вод, т. н. гло­баль­ный оке­ан­ский кон­вей­ер, ока­зы­ваю­щий ог­ром­ное влия­ние на пе­ре­нос теп­ла на зем­ной по­вер­х­но­сти и фор­ми­ро­ва­ние кли­ма­тов.

Зна­чит. часть гид­ро­сфе­ры (гид­ро­гео­сфе­ры) на­хо­дит­ся в зем­ной ко­ре и в ман­тии З., од­на­ко под­зем­ные во­ды, наи­бо­лее ак­тив­но уча­ст­вую­щие в во­до­об­ме­не с ок­ру­жаю­щей сре­дой, со­став­ля­ют лишь 0,7% их об­щих за­па­сов. На тер­ри­то­рии су­ши, по­ми­мо лед­ни­ков, лед­ни­ко­вых по­кро­вов, снеж­но­го пок­ро­ва, при­над­ле­жа­щих к крио­сфе­ре, по­верх­но­ст­ные во­ды со­сре­до­то­че­ны в озё­рах, во­до­хра­ни­ли­щах, бо­ло­тах и ре­ках. Боль­ше все­го во­ды со­дер­жат озё­ра – по раз­ным оцен­кам, от 176 до 275 тыс. км3. Объ­ём озёр, их пло­щадь и по­ло­же­ние уров­ня, осо­бен­но в бес­сточ­ных об­лас­тях, за­ви­сят от об­щей ув­лаж­нён­но­сти кон­ти­нен­тов. Бес­сточ­ные озё­ра слу­жат свое­об­раз­ны­ми ин­ди­ка­то­ра­ми из­ме­не­ния кли­ма­ти­че­ских ус­ло­вий. В пе­ри­од ро­ста ув­лаж­нён­но­сти кон­ти­нен­тов уве­ли­чи­ва­ют­ся пло­щадь и объ­ём бес­сточ­ных во­до­ё­мов, по­вы­ша­ет­ся их уро­вень, а в пе­рио­ды умень­ше­ния ув­лаж­нён­но­сти пло­щадь бес­сточ­ных озёр со­кра­ща­ет­ся.

Ледники, Тянь-Шань. Фото А. И. Нагаева

В 20 в. по­ст­рое­ны круп­ные во­до­хра­ни­ли­ща. Пл. во­до­хра­ни­лищ пре­вы­ша­ет 400 тыс. км2, а с учё­том озёр, на­хо­дя­щих­ся в под­по­ре (Бай­кал, Онеж­ское, Зай­сан, Вик­то­рия, Он­та­рио и мн. др.), до­сти­га­ет 800 тыс. км2. Ис­кусств. во­доё­мы уве­ли­чи­ва­ют ус­той­чи­вый реч­ной сток с су­ши при­бли­зи­тель­но на 25%. Су­ще­ст­вен­ный объ­ём по­верх­но­ст­ных вод со­сре­до­то­чен на за­бо­лоч. тер­ри­то­ри­ях. Об­щая пло­щадь бо­лот до­сти­га­ет поч­ти 3 млн. км2 (ок. 2% су­ши). Сум­мар­ный объ­ём во­ды в бо­ло­тах ок. 11,5 тыс. км3. Са­мая ди­на­мич­ная часть гид­ро­сфе­ры – ре­ки, их сток пред­став­ля­ет ин­тег­раль­ную ха­рак­те­ри­сти­ку вод­но­го ба­лан­са по­верх­но­сти су­ши. Об­щий объ­ём вод ми­ро­вой реч­ной се­ти со­став­ля­ет ок. 2120 км3, од­на­ко в те­че­ние го­да этот объ­ём во­зоб­но­вля­ет­ся в сред­нем ок. 24 раз; вод­ные ре­сур­сы рек ок. 43 тыс. км3 в год. Частью гид­ро­сфе­ры слу­жит и вла­га, на­хо­дя­щая­ся в ат­мо­сфе­ре пре­им. в ви­де во­дя­но­го па­ра, ту­ма­на и об­ла­ков, а так­же ка­пель дож­дя и кри­стал­лов сне­га. По­сту­паю­щая в ат­мо­сфе­ру вла­га в ре­зуль­та­те ис­па­ре­ния с по­верх­но­сти океа­нов и су­ши пе­ре­но­сит­ся возд. те­че­ния­ми, кон­ден­си­ру­ет­ся и сно­ва вы­па­да­ет на по­верх­ность З. Её об­щее ко­ли­че­ст­во оце­ни­ва­ет­ся в 577 тыс. км3 в год. Вла­га ат­мо­сфе­ры в ре­зуль­та­те её очень бы­ст­ро­го вла­го­обо­ро­та (пол­ная сме­на вла­ги про­ис­хо­дит за 9–10 дней) иг­ра­ет важ­ную роль в про­цес­сах, про­ис­хо­дя­щих на зем­ной по­верх­но­сти.

Зна­чит. роль в при­ро­де З. иг­ра­ет крио­сфе­ра, где со­сре­до­то­че­ны боль­шие за­па­сы во­ды (в ви­де льда и сне­га) и хо­ло­да. При­род­ные льды (в т. ч. под­зем­ные) за­ни­ма­ют пл. 72,4 млн. км2 (14,2% по­верх­но­сти З. и ок. 50% по­верх­но­сти су­ши), лед­ни­ки и лед­ни­ко­вые по­кро­вы 16 млн. км2 (11% су­ши), под­зем­ный лёд 32 млн. км2 (21,5% су­ши), мор­ской лёд 26 млн. км2 (7% океа­на); снеж­ный пок­ров и льды в те­че­ние го­да по­кры­ва­ют от 53,6 до 91,2 млн. км2, абс. мак­си­мум в кон. 20 – нач. 21 вв. до­сти­гал 99,2 млн. км2. По­дав­ляю­щую мас­су на­зем­ных льдов об­ра­зу­ют лед­ни­ки и лед­ни­ко­вые по­кро­вы (30·1015 т, поч­ти в 5 раз боль­ше мас­сы жид­ких по­верх­но­ст­ных вод су­ши), в них со­сре­до­то­че­но 98,2% всей мас­сы льда З. Совр. оле­де­не­ние рас­про­ст­ра­не­но в Ан­тарк­ти­де (объ­ём 23 296 630 км3, пл. рас­про­ст­ра­не­ния 13 979 тыс. км2), Сев. Аме­ри­ке с Грен­лан­ди­ей (2 431 773 км3, 2076,6 тыс. км2), Ев­ро­пе (21 082 км3, 92,1 тыс. км2), Азии (16 260 км3, 136,8 тыс. км2), Юж. Аме­ри­ке (12 690 км3, 32,3 тыс. км2), Океа­нии (550 км3, 0,82 тыс. км2), Аф­ри­ке (<1 км3, 0,02 тыс. км2).

Вы­со­кое аль­бе­до снеж­но-лед­ни­ко­вых по­верх­но­стей пе­ре­ст­раи­ва­ет ра­ди­ац. ба­ланс всей З. Ср. аль­бе­до З. 0,35, над лед­ни­ко­вы­ми пок­ро­ва­ми от­ра­жён­ная сол­неч­ная ра­диа­ция уве­ли­чи­ва­ет­ся в 2,5 ра­за, над об­лас­тя­ми пи­та­ния гор­ных лед­ни­ков в 2 ра­за, над остров­ны­ми лед­ни­ко­вы­ми ку­по­ла­ми на 0,3, а над язы­ка­ми гор­ных лед­ни­ков на 0,2. Зна­чит. часть сол­неч­ной энер­гии, при­хо­дя­щей к лед­ни­кам, ухо­дит об­рат­но в ат­мо­сфе­ру. Наи­боль­шее воз­дей­ст­вие на кли­мат ока­зы­ва­ет ан­тарк­тич. лед­ни­ко­вый пок­ров. Здесь фор­ми­ру­ет­ся Ан­тарк­ти­че­ский ан­ти­цик­лон, со­хра­няю­щий­ся поч­ти круг­лый год. На­ли­чие ог­ром­но­го ле­дя­но­го ма­те­ри­ка в Юж. по­лу­ша­рии – гл. при­чи­на то­го, что оно на 2,2 °C хо­лод­нее Се­вер­но­го. Пло­ща­ди се­зон­но­го снеж­но­го по­кро­ва зна­чит. боль­ше в Сев. по­лу­ша­рии, где он зи­мой по­кры­ва­ет два ог­ром­ных ма­те­ри­ка; в Юж. по­лу­ша­рии его рас­про­ст­ра­не­ние ог­ра­ни­че­но пре­об­ла­да­ни­ем над су­шей про­ст­ранств Ми­ро­во­го ок. В кон­це зи­мы Сев. по­лу­ша­рия (в фев­ра­ле) сне­гом по­кры­то 19,2% по­верх­но­сти З. (31% в Сев. по­лу­ша­рии, 7,5% в Юж­ном), в кон­це зи­мы Юж. по­лу­ша­рия (в ав­гу­сте) – лишь 9,2% (14% в Юж. по­лу­ша­рии и 4,3% в Се­вер­ном).

Снеж­ный пок­ров фор­ми­ру­ет спе­ци­фич. зве­но ми­ро­во­го вла­го­обо­ро­та – об­мен во­дой меж­ду океа­на­ми про­ис­хо­дит в т. ч. и че­рез снеж­ную тол­щу, в ко­то­рой вла­га за­дер­жи­ва­ет­ся на неск. ме­ся­цев. Напр., Ев­ра­зия по­лу­ча­ет 75% сне­га из осад­ков, сфор­ми­ро­вав­ших­ся над Ат­лан­ти­че­ским ок., 20% – над Ти­хим ок. и 5% – над Ин­дий­ским ок. Со­от­но­ше­ние об­рат­но­го по­ступ­ле­ния та­лых вод иное: зна­чит. часть вла­ги из Ев­ра­зии ухо­дит в Сев. Ле­до­ви­тый ок., за­тем в Ти­хий и Ин­дий­ский океа­ны и мень­ше все­го воз­вра­ща­ет­ся в Ат­лан­ти­че­ский оке­ан.

Осн. об­ла­сти рас­про­ст­ра­не­ния мно­го­лет­не­мёрз­лых гор­ных по­род скон­цент­ри­ро­ва­ны в Сев. по­лу­ша­рии, где их мощ­ность со­став­ля­ет де­сят­ки и сот­ни мет­ров, в Центр. Яку­тии до­сти­га­ет 1,5 км. Темп-ра в этих тол­щах опу­ска­ет­ся до –20 °C. Не­смот­ря на гло­баль­ное по­теп­ле­ние по­след­них лет, тем­пе­ра­тур­ный ре­жим веч­ной мерз­ло­ты ме­ня­ет­ся ма­ло, она про­дол­жа­ет гос­под­ст­во­вать на ог­ром­ных тер­ри­то­ри­ях Азии и Сев. Аме­ри­ки.

Мор­ские льды об­ра­зу­ют­ся зи­мой Юж. по­лу­ша­рия на ог­ром­ных про­ст­ран­ст­вах Ми­ро­во­го ок. во­круг Ан­тарк­ти­ды в по­ло­се ши­ри­ной 500–2000 км, а ле­том от них ос­та­ёт­ся лишь уз­кая по­ло­са раз­ре­жен­ных льдов вдоль по­бе­ре­жья, ко­то­рая раз­ры­ва­ет­ся в рай­о­нах Ан­тарк­ти­че­ско­го п-ова, мо­рей Рос­са и Со­дру­же­ст­ва, и лишь в мо­ре Уэддел­ла со­хра­ня­ет­ся боль­шой ле­дя­ной мас­сив. Б. ч. се­зон­ных льдов до­сти­га­ет тол­щи­ны 1,5–2 м. Сев. Ле­до­ви­тый ок. име­ет мощ­ный ле­дя­ной по­кров, за­ни­маю­щий в мар­те ок. 11,4 млн. км2, в сен­тяб­ре – 7 млн. км2. Се­зон­ные льды в Сев. Ле­до­ви­том ок. зи­мой до­сти­га­ют тол­щи­ны 0,8–2 м, а круг­ло­го­дич­ные в центр. ча­сти – 4,5 м.

В ре­зуль­та­те гло­баль­но­го по­теп­ле­ния кли­ма­та раз­ме­ры крио­сфе­ры со­кра­ща­ют­ся. Умень­ша­ет­ся пло­щадь мно­го­лет­них льдов в Сев. Ле­до­ви­том ок.: за 10 лет в кон. 20 – нач. 21 вв. поч­ти на 9% в де­каб­ре и на 2,5% в мар­те. Со­кра­ща­ет­ся про­дол­жи­тель­ность ле­до­вых яв­ле­ний на ре­ках и озё­рах, за­мет­но де­гра­ди­ру­ют лед­ни­ки в боль­шин­ст­ве гор­ных рай­о­нов. Умень­ша­ет­ся мас­са льда в Грен­лан­дии и Зап. Ан­тарк­ти­де, в то вре­мя как в Вост. Ан­тарк­ти­де она ма­ло из­ме­ня­ет­ся и, воз­мож­но, да­же рас­тёт.

Климатические пояса

В ос­но­ве кли­ма­тич. рай­они­ро­ва­ния З. ле­жит вы­де­ле­ние поя­сов, зон и об­лас­тей с бо­лее или ме­нее од­но­род­ны­ми ус­ло­вия­ми кли­ма­та, их гра­ни­цы не толь­ко не сов­па­да­ют с ши­рот­ны­ми кру­га­ми, но и не все­гда оги­ба­ют зем­ной шар (зо­ны в та­ких слу­ча­ях ра­зо­рва­ны на изо­ли­ро­ван­ные об­лас­ти). Наи­бо­лее ши­ро­ко ис­поль­зу­ет­ся по­ст­ро­ен­ная на ге­не­тич. прин­ци­пах клас­си­фи­ка­ция кли­ма­тов Б. П. Али­со­ва (1950, 1953), ко­то­рая уточ­ня­лась с ис­поль­зо­ва­ни­ем ма­те­риа­лов бо­лее позд­них на­блю­де­ний. От эк­ва­то­ра к се­ве­ру и югу вы­де­ля­ют­ся 13 кли­ма­ти­че­ских поя­сов, по пре­об­ла­да­нию в те­че­ние го­да оп­ре­де­лён­ной возд. мас­сы из них раз­ли­ча­ют 7 ос­нов­ных: эк­ва­то­ри­аль­ный; по тро­пич. и уме­рен­ному в каж­дом по­лу­ша­рии; арктич. и ан­тарк­тич. Меж­ду осн. поя­са­ми фор­ми­ру­ют­ся три пе­ре­ход­ных, ха­рак­те­ри­зую­щих­ся се­зон­ной сме­ной пре­об­ла­даю­ще­го ти­па возд. масс: су­бэ­к­ва­то­ри­аль­ный (ле­том пре­об­ла­да­ет эк­ва­то­ри­аль­ный воз­дух, зи­мой – тро­пи­че­ский), суб­тро­пи­че­ский (ле­том – тро­пич. воз­дух, зи­мой – уме­рен­ный), суб­арк­тич. или суб­ан­тарк­тич. В ка­ж­дом ши­рот­ном поя­се над су­шей вы­де­ля­ет­ся кон­ти­нен­таль­ный тип кли­ма­та, а над океа­ном – океа­ни­че­ский. См. кар­ту Кли­ма­ти­че­ские поя­са и об­лас­ти.

Экваториальный пояс

Эк­ва­то­ри­аль­ный по­яс вклю­ча­ет при­эк­ва­то­ри­аль­ные об­лас­ти по­ни­жен­но­го ат­мо­сфер­но­го дав­ле­ния, спо­соб­ст­вую­щие дли­тель­но­му пре­бы­ва­нию возд. масс в од­но­род­ных тер­мич. ус­ло­ви­ях и фор­ми­ро­ва­нию воз­ду­ха это­го поя­са из тро­пич., вы­но­си­мо­го к эк­ва­то­ру пас­са­та­ми Сев. и Юж. по­лу­ша­рий. Эк­ва­то­ри­аль­ный по­яс не об­ра­зу­ет сплош­ной по­ло­сы, а фор­ми­ру­ет три об­лас­ти, в нём вы­де­ля­ют­ся кон­ти­нен­таль­ный и океа­ни­че­ский ти­пы кли­ма­та, ма­ло от­ли­чаю­щие­ся друг от дру­га по срав­не­нию с кли­ма­та­ми бо­лее вы­со­ких ши­рот. Ха­рак­терны са­мый вы­со­кий на З. ра­ди­ац. ба­ланс [на ма­те­ри­ках в це­лом за год (3–3,5)·10МДж/м2, на по­верх­но­сти океа­нов (4–5)·103 МДж/м2] и из­бы­точ­ное ув­лаж­не­ние зем­ной по­верх­но­сти, го­до­вая сум­ма осад­ков, рав­но­мер­но рас­пре­де­лён­ных в те­че­ние го­да, на рав­ни­нах ко­леб­лет­ся от 1000 до 3000 мм в год, дос­ти­га­ет в отд. го­ды на скло­нах гор 14 000 мм (под­но­жие вул­ка­на Ка­ме­рун). Тем­пе­ра­тур­ный ре­жим очень рав­но­мер­ный с вы­со­ки­ми темп-ра­ми воз­ду­ха в те­че­ние все­го го­да (24–29 °C), макс. темп-ры ред­ко пре­вы­ша­ют 35 °C. Час­ты гро­зы (на низ­мен­но­стях о. Су­мат­ра от­ме­ча­ет­ся до 190 дней в го­ду с гро­за­ми).

Субэкваториальные пояса

Су­бэ­к­ва­то­ри­аль­ные поя­са (поя­са эк­ва­то­ри­аль­ных мус­со­нов). Рас­по­ла­га­ют­ся к се­ве­ру и югу от эк­ва­то­ра. Наи­бо­лее да­ле­ко про­сти­ра­ет­ся в вы­со­кие ши­ро­ты над юго-вос­то­ком Азии суб­эк­ва­то­ри­аль­ный по­яс Сев. по­лу­ша­рия. Кли­мат этих поя­сов фор­ми­ру­ет­ся под дей­ст­ви­ем се­зон­но­го сме­ще­ния внут­ри­тро­пич. зо­ны кон­вер­ген­ции и ха­рак­те­ри­зу­ет­ся се­зон­ной сме­ной пре­об­ла­даю­щих возд. те­че­ний и сме­ной от зи­мы к ле­ту тро­пич. возд. мас­сы на эк­ва­то­ри­аль­ную. Здесь рез­ко про­яв­ля­ют­ся раз­ли­чия в кли­ма­те ма­те­ри­ков и океа­нов. Час­то за­ро­ж­да­ют­ся тро­пич. ци­кло­ны с вет­ра­ми ура­ган­ной си­лы и зна­чит. осад­ка­ми (осо­бен­но в Юго-Вост. Азии и Центр. Аме­ри­ке).

Кон­ти­нен­таль­ный су­бэ­к­ва­то­ри­аль­ный кли­мат ха­рак­те­ри­зу­ет­ся на­ли­чи­ем су­хо­го зим­не­го и влаж­но­го лет­не­го се­зо­нов. Ра­ди­ац. ба­ланс в це­лом име­ет боль­шие ве­ли­чи­ны в те­че­ние все­го го­да [за год (2,5–3)·103 МДж/м2]. Ле­то жар­кое, темп-ры воз­ду­ха вы­ше 30 °C. В зо­не тро­пич. мус­со­нов, в Вост. Аф­ри­ке и на юго-за­па­де Азии на­блю­да­ют­ся и са­мые вы­со­кие сред­не­го­до­вые темп-ры на зем­ном ша­ре (30–32 °C). За пе­ри­од лет­не­го мус­со­на вы­па­да­ет до 80% и бо­лее го­до­вой сум­мы осад­ков. На рав­ни­нах по ме­ре уда­ле­ния от эк­ва­то­ра дожд­ли­вый се­зон со­кра­ща­ет­ся, ко­ли­че­ст­во осад­ков умень­ша­ет­ся от 1000–1500 мм до 300–400 мм в год. В гор­ных рай­онах на на­вет­рен­ных скло­нах гор вы­па­да­ет гро­мад­ное ко­ли­че­ст­во осад­ков, в Че­ра­пунд­жи (са­мое влаж­ное ме­сто на З.) на юж. скло­не Ги­ма­ла­ев в сред­нем 13000 мм осад­ков в год (в отд. го­ды до 22 900 мм). Зи­мой ус­та­нав­ли­ва­ет­ся уме­рен­но-тё­п­лая по­го­да, макс. днев­ные темп-ры не пре­вы­ша­ют 25 °C. Из­ме­не­ния в сро­ках на­сту­п­ле­ния влаж­но­го лет­не­го мус­со­на вы­зы­ва­ют за­су­хи, для Ин­дии в це­лом, напр., ка­ж­дый седь­мой год за­суш­ли­вый. От­сут­ст­вие су­хо­го се­зо­на при зна­чит. го­до­вом ко­ли­че­ст­ве осад­ков (1600–2400 мм) на сев.-вост. по­бе­ре­жье Юж. Аме­ри­ки и на вост. по­бе­ре­жье Ин­до­ки­тая, где зим­ним мус­со­ном яв­ля­ет­ся тё­п­лый и влаж­ный сев.-вост. ат­лан­тич. пас­сат, спо­соб­ст­ву­ет раз­ви­тию здесь по­сто­ян­но влаж­но­го кли­ма­та.

Океа­ни­че­ский су­бэ­к­ва­то­ри­аль­ный кли­мат так­же ха­рак­те­ри­зу­ет­ся сме­ной пре­об­ла­даю­щих возд. масс. Для не­го ха­рак­тер­ны вы­со­кие зна­че­ния ра­ди­ац. ба­лан­са (за год ок. 5·103 МДж/м2), ср. су­точ­ные темп-ры воз­ду­ха (25–27 °C) и не­зна­чит. го­до­вые и су­точ­ные ам­пли­ту­ды (2–3 °C). В го­до­вом хо­де осад­ков здесь от­ме­ча­ет­ся та же тен­ден­ция, что и в су­бэ­к­ва­то­ри­аль­ном кон­ти­нен­таль­ном кли­ма­те. В сев.-зап. час­ти Ти­хо­го ок. под влия­ни­ем Ев­ра­зии зи­мой пре­об­ла­да­ет ус­той­чи­во стра­ти­фи­ци­ро­ван­ный кон­ти­нен­таль­ный тро­пич. воз­дух, об­ра­зо­ван­ный из хо­лод­но­го уме­рен­но­го воз­ду­ха с ма­те­ри­ка, по­ни­жая ве­ро­ят­ность вы­па­де­ния осад­ков и ср. темп-ру воз­ду­ха до 13–14 °C.

Тропические пояса

Ха­рак­те­ри­зу­ют­ся оп­ре­де­ляю­щей ро­лью ра­ди­ац. про­цес­сов в фор­ми­ро­ва­нии кли­ма­та, осо­бен­но над ма­те­ри­ка­ми, где возд. мас­сы, по­сту­паю­щие из бо­лее вы­со­ких ши­рот, бы­ст­ро про­гре­ва­ют­ся и ис­су­ша­ют­ся.

Кон­ти­нен­таль­ный тро­пи­че­ский кли­мат осо­бен­но чёт­ко про­яв­ля­ет­ся в тро­пич. ши­ро­тах Азии и Сев. Аф­ри­ки. Ха­рак­тер­ные осо­бен­но­сти – жар­кое ле­то, зна­чит. су­хость воз­ду­ха, ма­лая об­лач­ность, не­зна­чит. вы­па­де­ние ат­мо­сфер­ных осад­ков, боль­шие су­точ­ные и го­до­вые ам­пли­ту­ды ко­ле­ба­ний темп-ры воз­ду­ха и поч­вы (су­точ­ные ко­ле­ба­ния зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ют го­до­вые), бо­лее низ­кие зна­че­ния ра­ди­ац. ба­лан­са (за год ок. 2,5·103 МДж/м2). Темп-ра воз­ду­ха ле­том дос­ти­га­ет пре­дель­но вы­со­ких на З. зна­че­ний – 57,8 °C (Сев. Аф­ри­ка, Ли­вия), ср. темп-ры воз­ду­ха ле­том в Ав­ст­ра­лии 30–40, в Азии и Сев. Аме­ри­ке 34, в Юж. Аф­ри­ке 30, в Юж. Аме­ри­ке 28 °C. Зи­мой сред­не­ме­сяч­ная темп-ра 12–20 °C; на Ара­вий­ском п-ове, в пус­ты­не Ка­ла­ха­ри, в Ав­ст­ра­лии и в Юж. Аме­ри­ке при втор­же­ни­ях уме­рен­но­го воз­ду­ха темп-ра опус­ка­ет­ся ни­же 0 °C и вы­па­да­ет снег. Кон­ти­нен­таль­ные тро­пич. рай­оны Сев. Аф­ри­ки и Азии яв­ля­ют­ся и са­мы­ми за­суш­ли­вы­ми рай­она­ми тро­пич. поя­са; в год вы­па­да­ет до 100 мм осад­ков. В пус­ты­нях Австра­лии зи­мой ко­ли­че­ст­во осад­ков воз­рас­тает до 300 мм в год, в Сев. Аме­ри­ке по­вы­ша­ет­ся с се­ве­ра на юг от 250 до 600 мм, в Юж. Аме­ри­ке – св. 500 мм.

В океа­ни­че­ском тро­пи­че­ском кли­ма­те пас­са­ты, дую­щие по пе­ри­фе­рии суб­тро­пич. ан­ти­ци­кло­нов, спо­соб­ст­ву­ют вы­но­су от­но­си­тель­но хо­лод­но­го воз­ду­ха из бо­лее вы­со­ких ши­рот в вост. и центр. час­тях океа­нов и ад­век­ции бо­лее тё­п­ло­го и влаж­но­го воз­ду­ха из при­эк­ва­то­ри­аль­ных рай­онов в зап. час­тях, фор­ми­руя зна­чит. раз­ли­чия в этих рай­о­нах ме­тео­ро­ло­гич. ре­жи­ма и го­до­во­го хо­да ра­ди­ац. ба­лан­са (сред­не­го­до­вая ве­ли­чи­на 4,2·103 МДж/м2). На­ли­чие мощ­ных ин­вер­сий темп-ры спо­соб­ст­ву­ет ус­той­чи­вой стра­ти­фи­ка­ции мор­ских тро­пич. возд. масс. В центр. час­тях океа­нов сред­не­го­до­вые темп-ры воз­ду­ха ок. 25 °С, ха­рак­тер­ны не­боль­шие су­точ­ные и го­до­вые (ок. 4 °С) ам­пли­ту­ды ко­ле­ба­ния. Са­мые низ­кие темп-ры воз­ду­ха в те­че­ние все­го го­да от­ме­ча­ют­ся в Сев. по­лу­ша­рии на се­ве­ро-вос­то­ке океа­нов, в Юж­ном – на юго-вос­то­ке; зи­мой ср. темп-ры со­став­ля­ют 11–12 °С, ле­том – 16–17 °С. Наи­бо­лее тё­п­лы­ми яв­ля­ют­ся юго-зап. часть океа­нов в Сев. по­лу­ша­рии и сев.- зап. – в Юж­ном; зи­мой ср. темп-ры со­став­ля­ют 25–26 °С, ле­том – 27–28 °С. На б. ч. тро­пич. поя­са океа­нов в год вы­па­да­ет ок. 1000 мм осад­ков, на вос­то­ке – 100–200, на за­па­де Ти­хо­го и Ин­дий­ско­го океа­нов – до 2000 мм.

Тро­пи­че­ский кли­мат за­пад­ных по­бе­ре­жий ма­те­ри­ков фор­ми­рует­ся под воз­дей­ст­ви­ем от­но­си­тель­но хо­лод­но­го мор­ско­го воз­ду­ха, по­сту­паю­ще­го из бо­лее вы­со­ких ши­рот по вост. пе­ри­фе­рии океа­нич. ан­ти­ци­кло­нов, при­во­дя к фор­ми­ро­ва­нию от­ри­цат. ано­ма­лий темп-р воз­ду­ха по срав­не­нию со ср. ши­рот­ной (18–22 °C). Осо­бен­но яр­ко это яв­ле­ние вы­ра­же­но в пус­ты­не Ата­ка­ма, в бе­ре­го­вых пус­ты­нях зап. части Са­ха­ры, Юж. Ка­ли­фор­нии, На­миб.

Тро­пи­че­ский кли­мат вос­точ­ных по­бе­ре­жий ма­те­ри­ков ха­рак­те­ри­зу­ет­ся бо­лее вы­со­ки­ми темп-ра­ми воз­ду­ха по срав­не­нию с зап. по­бе­режь­я­ми, по­вы­шен­ной влаж­но­стью и зна­чит. ко­ли­че­ст­вом ат­мо­сфер­ных осад­ков. Ле­том темп-ры са­мо­го тё­п­ло­го ме­ся­ца 25–28 °С, зи­мой сред­не­ме­сяч­ные темп-ры 14–24 °С, наи­бо­лее хо­лод­но в сев. час­ти по­бе­ре­жья Сев. Аме­ри­ки. Океа­нич. пас­сат, пе­ре­ме­ща­ясь на за­пад по зап. пе­ри­фе­рии ан­ти­ци­кло­нов, при­но­сит обиль­ные осад­ки на вост. по­бе­ре­жья ма­те­ри­ков, осо­бен­но ле­том, и на на­вет­рен­ные скло­ны (вост. по­бе­ре­жье Центр. Аме­ри­ки – св. 3000 мм, Ма­да­га­скар – 5000 мм). Час­то на­блю­да­ют­ся тро­пич. ци­кло­ны с лив­ня­ми (во Фло­ри­де за су­тки от­ме­че­но 600 мм осад­ков, в ав­гу­сте 2005 за­то­п­лен г. Но­вый Ор­ле­ан).

Субтропические пояса

Оп­ре­де­ля­ют­ся се­зон­ной сме­ной уме­рен­но­го и тро­пи­ческого воз­ду­ха, час­ты­ми из­ме­не­ния­ми по­го­ды. Го­до­вой ра­ди­ационный ба­ланс (2,5–2,9)·103 МДж/м2.

Кон­ти­нен­таль­ный суб­тро­пи­че­ский кли­мат от­ли­ча­ет­ся су­хим жар­ким ле­том и от­но­си­тель­но про­хлад­ной зи­мой, рас­про­стра­нён в центр. час­тях Ев­ра­зии, Сев. и Юж. Аме­ри­ки, где про­ис­хо­дит транс­фор­ма­ция при­хо­дя­щих возд. масс в кон­ти­нен­таль­ный тип. В Аф­ри­ке и Ав­ст­ра­лии кон­ти­нен­таль­ный суб­тро­пич. кли­мат не фор­ми­ру­ет­ся. Внут­ри ма­те­ри­ков в суб­тро­пич. ши­ро­тах зи­мой пре­об­ла­да­ет по­вы­шен­ное ат­мо­сфер­ное дав­ле­ние, а ле­том – по­ни­жен­ное, по­это­му здесь фор­ми­ру­ет­ся кли­мат су­хих суб­тро­пи­ков, жар­кий и ма­ло­об­лач­ный ле­том, про­хлад­ный – зи­мой. Лет­ние темп-ры, напр., в Турк­ме­нии до­хо­дят в отд. дни до 50 °C, а зи­мой воз­мож­ны мо­ро­зы от –10 до –20 °C. Го­до­вая сум­ма осад­ков со­став­ля­ет мес­та­ми все­го 120 мм. В суб­тро­пич. поя­се в Ев­ра­зии в зо­не рез­ко кон­ти­нен­таль­но­го кли­ма­та вы­де­ля­ют­ся вы­со­ко­гор­ные об­лас­ти. В Азии на Па­ми­ре и Ти­бет­ском на­го­рье фор­ми­ру­ет­ся кли­мат хо­лод­ных пус­тынь. В Сев. Аме­ри­ке за­суш­ли­вый суб­тро­пич. кли­мат фор­ми­ру­ет­ся на не­боль­шой тер­ри­то­рии замк­ну­тых пла­то и меж­гор­ных кот­ло­вин ме­ж­ду Бе­ре­го­вы­ми хреб­та­ми и Ска­ли­сты­ми го­ра­ми, от­ли­ча­ет­ся бо­лее тё­п­лой зи­мой. В До­ли­не Смер­ти за­фик­си­ро­ва­на темп-ра воз­ду­ха 56,7 °C.

В океа­ни­че­ском суб­тро­пи­че­ском кли­ма­те ле­том ха­рак­тер­но пре­об­ла­да­ние тё­п­ло­го и влаж­но­го мор­ско­го тро­пич. воз­ду­ха. Зи­мой раз­ви­ва­ет­ся ци­кло­нич. дея­тель­ность на по­ляр­ном фрон­те, уве­ли­чи­ва­ет­ся по­вто­ряе­мость штор­мов. На вос­то­ке океа­нов, где пре­об­ла­да­ет пе­ре­нос воз­ду­ха из бо­лее вы­со­ких ши­рот и про­хо­дят хо­лод­ные мор­ские те­че­ния, ле­то бо­лее хо­лод­ное, ср. темп-ры са­мо­го тё­п­ло­го ме­ся­ца в обо­их по­лу­ша­ри­ях 12–15 °С; на за­па­де, ку­да по­сту­па­ет про­шед­ший над тё­п­лым океа­ном воз­дух из бо­лее низ­ких ши­рот, ср. темп-ры са­мо­го тё­п­ло­го ме­ся­ца в Сев. по­лу­ша­рии 24–26 °С, в Юж­ном – 18–23 °С; в этих ус­ло­ви­ях фор­ми­ру­ет­ся сре­ди­зем­но­мор­ский кли­мат, на­блю­даю­щий­ся, кро­ме Сре­ди­зем­но­мо­рья, на Юж. бе­ре­гу Кры­ма, а так­же в зап. час­ти Ка­ли­фор­нии, на юге Аф­ри­ки, юго-за­па­де Ав­ст­ра­лии.

Умеренные пояса

Ха­рак­те­ри­зу­ют­ся умень­ше­ни­ем го­до­во­го ра­ди­ац. ба­лан­са и уве­ли­че­ни­ем его се­зон­ных раз­ли­чий (зи­мой он при­об­ре­та­ет от­ри­ца­тель­ные зна­че­ния). С уве­ли­че­ни­ем гео­гра­фич. ши­ро­ты воз­рас­та­ют се­зон­ные раз­ли­чия в темп-ре и влаж­но­сти воз­ду­ха. Ин­тен­сив­но раз­ви­ва­ет­ся ци­кло­нич. дея­тель­ность, меж­ши­рот­ный об­мен возд. масс. В уме­рен­ные ши­ро­ты не­ред­ко рас­про­стра­няет­ся арк­тич. (ан­тарк­тич.) и тро­пич. воз­дух, час­то ме­ня­ет­ся по­го­да, вы­па­де­ние осад­ков свя­за­но с ат­мо­сфер­ны­ми фрон­та­ми.

Уме­рен­ный кон­ти­нен­таль­ный кли­мат фор­ми­ру­ет­ся толь­ко в Сев. по­лу­ша­рии, осо­бен­но яр­ко вы­ра­жен в Азии (Си­бирь, За­бай­ка­лье в Рос­сии, се­вер Мон­го­лии) и в Сев. Аме­ри­ке (Ве­ли­кие рав­ни­ны). Ве­ли­ки се­зон­ные раз­ли­чия ра­ди­ац. ба­лан­са, зи­мой он от­ри­ца­тель­ный, вес­ной и осе­нью рез­ко ме­ня­ет­ся, а ле­том дос­ти­га­ет ве­ли­чин, близ­ких с тро­пич. поя­сом, в це­лом за год с се­ве­ра на юг из­ме­ня­ет­ся от 0,8 до 1,7·10МДж/м2. Зи­мой в Азии при гос­под­стве Ази­ат­ско­го ан­ти­ци­кло­на темп-ры воз­ду­ха опус­ка­ют­ся в кот­ло­ви­нах до –60 °С, в се­ре­ди­не зи­мы воз­дух здесь ста­но­вит­ся хо­лод­нее арк­ти­че­ско­го. Го­до­вая ам­пли­ту­да темп-р воз­ду­ха мо­жет дос­ти­гать 50–60 °С. Ев­ро­па в от­ли­чие от Азии от­кры­та для про­ник­но­ве­ния мор­ско­го воз­ду­ха с Ат­лан­ти­че­ско­го ок., здесь фор­ми­ру­ет­ся уме­рен­ный кли­мат мень­шей кон­ти­нен­таль­но­сти, ср. ме­сяч­ные темп-ры воз­ду­ха в ян­ва­ре по­ни­жа­ют­ся в глубь ма­те­ри­ка: от 0 °С в Бер­ли­не до –11 °С в Мо­ск­ве. Ус­той­чи­вый снеж­ный по­кров на рав­нин­ной тер­ри­то­рии Ев­ра­зии фор­ми­ру­ет­ся толь­ко к вос­то­ку от Вар­ша­вы, дос­ти­га­ет наи­боль­шей вы­со­ты (90 см) на се­ве­ро-вос­то­ке Ев­ро­пы и в Зап. Си­би­ри и по­ни­жа­ет­ся да­лее на вос­ток. Зим­ний Ка­над­ский ан­ти­ци­клон ме­нее ус­той­чив, чем Ази­ат­ский, воз­дух име­ет бо­лее вы­со­кие темп-ры, ко­то­рые не­сколь­ко по­вы­ша­ют­ся в глубь ма­те­ри­ка. На Ве­ли­ких рав­ни­нах снеж­ный по­кров мал, к вос­то­ку от них при уве­ли­че­нии влия­ния тро­пич. воз­ду­ха воз­рас­та­ет до 90 см. Ле­то в кон­ти­нен­таль­ных рай­онах Ев­ра­зии тё­п­лое, ср. темп-ры ию­ля 18–22 °С, на юго-вос­то­ке Ев­ро­пы и в Ср. Азии дос­ти­га­ют 24–28 °С. В Сев. Аме­ри­ке кон­ти­нен­таль­ный воз­дух ле­том не­сколь­ко хо­лод­нее, чем в Ев­ра­зии. Го­до­вое ко­ли­че­ст­во осад­ков на рав­нин­ной тер­ри­то­рии ма­те­ри­ков от 300 до 500 мм, в Ев­ра­зии умень­ша­ет­ся с за­па­да на вос­ток и с се­ве­ра на юг (на на­вет­рен­ных скло­нах Альп дос­ти­га­ет 2000 мм), в Сев. Аме­ри­ке – с вос­то­ка на за­пад. Б. ч. су­ши с уме­рен­ным кон­ти­нен­таль­ным кли­ма­том за­ни­ма­ют гор­ные сис­те­мы: Аль­пы, Кар­па­ты, Ал­тай, Сая­ны, Кор­диль­е­ры Сев. Аме­ри­ки и др., где темп-ра воз­ду­ха ле­том по­ни­жа­ет­ся с уве­ли­че­ни­ем вы­со­ты, зи­мой при втор­же­нии хо­лод­ных возд. масс – на рав­ни­нах бы­ва­ет ни­же, чем в го­рах.

Океа­ни­че­ский уме­рен­ный кли­мат. Цир­ку­ляц. сис­те­мы над океа­на­ми уме­рен­ных ши­рот в Сев. и Юж. по­лу­ша­ри­ях су­ще­ст­вен­но от­ли­ча­ют­ся. В Сев. по­лу­ша­рии в те­че­ние все­го го­да пре­об­ла­да­ет ци­кло­нич. цир­ку­ля­ция – ле­том на по­ляр­ном фрон­те, зи­мой – на арк­тич. и по­ляр­ном. Ле­том над Ти­хим ок. темп-ры воз­ду­ха из­ме­ня­ют­ся с се­ве­ра на юг от 8 до 15 °С; над Ат­лан­ти­че­ским ок. – с се­ве­ро-за­па­да на юго-вос­ток от 8 до 18 °С. Зи­мой зап. рай­оны океа­нов на­хо­дят­ся под воз­дей­ст­ви­ем кон­ти­нен­таль­но­го уме­рен­но­го воз­ду­ха, темп-ра воз­ду­ха опус­ка­ет­ся до –13 °С, об­ра­зу­ют­ся пла­ву­чие льды, осад­ки вы­па­да­ют пре­им. в ви­де сне­га, в цен­тре и на вос­то­ке темп-ра воз­ду­ха не опус­ка­ет­ся ни­же 0 °С. В Юж. по­лу­ша­рии еди­ный про­цесс ци­кло­нич. дея­тель­но­сти над всей ак­ва­то­ри­ей океа­нов фор­ми­ру­ет чёт­кую зо­наль­ность в рас­пре­де­ле­нии ме­тео­ро­ло­гич. эле­мен­тов. Темп-ра воз­ду­ха рас­тёт с юга на се­вер: зи­мой от –4 до 8 °С, ле­том от 4 до 12 °С (не­сколь­ко хо­лод­нее, чем в Сев. по­лу­ша­рии).

Уме­рен­ный кли­мат за­пад­ных по­бе­ре­жий ма­те­ри­ков име­ет чёт­ко вы­ра­жен­ные чер­ты мор­ско­го кли­мата и ха­рак­те­ри­зу­ет­ся пре­об­ла­да­ни­ем мор­ских возд. масс в те­че­ние все­го го­да. Зи­ма тё­п­лая, ср. темп-ры воз­ду­ха в ян­ва­ре из­ме­ня­ют­ся с се­ве­ра на юг от 0 до 6 °С, от­кло­не­ния от ср. ши­рот­ной темп-ры воз­ду­ха на зап. по­бе­ре­жье Скан­ди­на­вии дос­ти­га­ют 20 °С (здесь же при втор­же­нии арк­тич. воз­ду­ха темп-ра мо­жет по­ни­жать­ся до –25 °С). От­кло­не­ния от ср. ши­рот­ной темп-ры воз­ду­ха на ти­хо­оке­ан­ском по­бе­ре­жье Сев. Аме­ри­ки со­став­ля­ют 12 °С. Ле­то ред­ко бы­ва­ет жар­ким, в Сев. по­лу­ша­рии ср. темп-ры воз­ду­ха в ию­ле 15–16 °С, в Юж­ном – в ян­ва­ре толь­ко 10 °С. Го­до­вое ко­ли­че­ст­во осад­ков 600–1000 мм, на скло­нах гор­ных хреб­тов до 6000 мм; не­боль­шой мак­си­мум от­ме­ча­ет­ся вес­ной.

Уме­рен­ный кли­мат вос­точ­ных по­бе­ре­жий ма­те­ри­ков име­ет мус­сон­ные чер­ты и со­про­во­ж­да­ет­ся се­зон­ной сме­ной вет­ров: зи­мой пре­об­ла­да­ют сев.-зап. по­то­ки, ле­том – юго-вос­точ­ные. Зи­мой на по­бе­ре­жье Азии по­сту­па­ет хо­лод­ный кон­ти­нен­таль­ный уме­рен­ный воз­дух, ср. темп-ры воз­ду­ха зим­них ме­ся­цев от –20 до –25 °С, пре­об­ла­да­ет су­хая яс­ная по­го­да, осад­ков ма­ло; ле­том рас­про­стра­ня­ет­ся мор­ской уме­рен­ный воз­дух, ср. темп-ры воз­ду­ха в ию­ле от 14 до 18 °С, час­то идут до­ж­ди, воз­мож­ны тай­фу­ны. В год вы­па­да­ет 600–1000 мм осад­ков, боль­шая часть – ле­том. Вост. по­бе­ре­жье Сев. Аме­ри­ки ха­рак­те­ри­зу­ет­ся мор­ски­ми чер­та­ми кли­ма­та с пре­об­ла­да­ни­ем зим­них осад­ков. Зи­ма мяг­кая и снеж­ная, ле­то про­хлад­ное и дожд­ли­вое. На вост. по­бе­ре­жье Юж. Аме­ри­ки в Па­та­го­нии, за­го­ро­жен­ной Ан­да­ми от влия­ния Ти­хо­го ок., тё­п­лые су­хие зи­ма и ле­то; воз­мож­ны вол­ны хо­ло­да с рез­ким по­ни­же­ни­ем темп-р до от­ри­ца­тель­ных зна­че­ний.

Субарктический и субантарктический пояса

В суб­арк­тич. поя­се фор­ми­ру­ют­ся кон­ти­нен­таль­ный и океа­нич. кли­ма­ты, в суб­ан­тарк­ти­че­ском – толь­ко океа­ни­че­ский.

Кон­ти­нен­таль­ный суб­арк­ти­че­ский кли­мат фор­ми­ру­ет­ся на се­ве­ре Ев­ра­зии и Сев. Аме­ри­ки, зи­мой здесь пре­об­ла­да­ет арк­тич. воз­дух. Этот кли­мат в Ев­ра­зии ха­рак­те­ри­зу­ет­ся са­мой вы­со­кой кон­ти­нен­таль­но­стью на З., го­до­вые ам­пли­ту­ды ко­ле­ба­ния темп-ры воз­ду­ха дос­ти­га­ют са­мых боль­ших ве­ли­чин (60–65°С). Ра­ди­ац. ба­ланс в сред­нем за год ос­та­ёт­ся по­ло­жи­тель­ным (св. 0,08·103 МДж/м2).

Океа­ни­че­ский суб­арк­ти­че­ский и суб­ан­тарк­ти­че­ский кли­ма­ты ха­рак­те­ри­зу­ют­ся боль­шой по­вто­ряе­мо­стью ци­кло­нов прак­ти­че­ски в те­че­ние все­го го­да (не­сколь­ко ос­лаб­ле­на ле­том), осо­бен­но в Юж. по­лу­ша­рии, зна­чит. об­лач­но­стью, час­ты­ми штор­ма­ми и обиль­ны­ми осад­ка­ми. Го­до­вая ам­пли­ту­да темп-ры воз­ду­ха не­ве­ли­ка по срав­не­нию с суб­арк­тич. кон­ти­нен­таль­ным: над океа­на­ми 15–16 °С, вбли­зи по­бе­ре­жья 20–25 °С; зи­мой ср. темп-ры воз­ду­ха над океа­на­ми не бы­ва­ют ни­же –10 °C, ле­том да­же на ост­ро­вах не пре­вы­ша­ют 10 °С. Го­до­вая сум­ма осад­ков 300–500 мм.

Арктический и антарктический пояса

Формирование тайфуна над Тихим океаном. NASA

Вклю­ча­ют по­ляр­ные об­лас­ти, важ­ней­шие осо­бен­но­сти ко­то­рых – на­ли­чие по­ляр­ных дня и но­чи, снеж­но­го и ле­дя­но­го по­кро­вов в те­че­ние все­го го­да. Го­до­вой ра­ди­ац. ба­ланс ста­но­вит­ся от­ри­ца­тель­ным. Сре­ди зим­них ме­ся­цев нель­зя вы­де­лить са­мый хо­лод­ный (т. н. безъ­я­дер­ные зи­мы). Су­ро­вость кли­ма­та оп­ре­де­ля­ет­ся низ­ки­ми темп-ра­ми воз­ду­ха и силь­ны­ми вет­ра­ми (см. Сто­ко­вые вет­ры), осо­бен­но на ок­раи­нах Арк­ти­ки и Ан­тарк­ти­ки, где они свя­за­ны с ци­кло­нич. дея­тель­но­стью на арк­тич. и ан­тарк­тич. фрон­тах.

Кон­ти­нен­таль­ный ан­тарк­ти­че­ский и арк­ти­че­ский кли­ма­ты. Кон­ти­нен­таль­ный ан­тарк­тич. кли­мат – са­мый су­ро­вый на З., ха­рак­те­рен для Ан­тарк­ти­ды; кон­ти­нен­таль­ный арк­тич. кли­мат – до­воль­но су­ро­вый, фор­ми­ру­ет­ся в Грен­лан­дии, так­же по­кры­той ле­дя­ным и снеж­ным по­кро­ва­ми. Океа­ни­че­ский арк­ти­че­ский кли­мат гос­под­ству­ет над б. ч. Арк­ти­ки.

Бо­лее под­роб­но ха­рак­те­ри­сти­ки см. в стать­ях о кон­крет­ных ти­пах кли­ма­та: Ан­тарк­ти­че­ский кли­мат, Арк­ти­че­ский кли­мат и др.

Из­ме­не­ния кли­ма­та на З. но­сят рит­мич. ха­рак­тер. Лед­ни­ко­вые пе­рио­ды срав­ни­тель­но ре­гу­ляр­но (при­мер­но каж­дые 100 тыс. лет) сме­ня­ют­ся меж­лед­ни­ко­вья­ми. Круп­ное оле­де­не­ние на­ча­лось ок. 9–10 млн. лет на­зад и до­стиг­ло мак­си­му­ма в плей­сто­це­не. По­вы­ше­ние темп-ры, тая­ние лед­ни­ков и раз­ру­ше­ние ма­те­ри­ко­вых лед­ни­ко­вых по­кро­вов про­ис­хо­дит по­след­ние 14 тыс. лет. Са­мая вы­со­кая гло­баль­ная темп-ра на­блю­да­лась в го­ло­це­не. Позд­нее темп-ра по­ни­жа­лась вплоть до нач. 19 в., за­тем по­вы­ша­лась, осо­бен­но в кон. 20 в. Су­ще­ст­ву­ет точ­ка зре­ния, что совр. гло­баль­ное по­теп­ле­ние не яв­ля­ет­ся не­об­ра­ти­мым, а со­от­вет­ст­ву­ет ес­теств. рит­мам из­ме­не­ния кли­ма­та; по мне­нию др. ис­сле­до­ва­те­лей, совр. эпо­ха – вре­мя по­хо­ло­да­ния в мас­шта­бах гео­ло­гич. вре­ме­ни.

Географические пояса и зоны

Арктические пустыни (Земля Франца-Иосифа). Фото А. И. Нагаева

Рас­пре­де­ле­ние гео­гра­фич. поя­сов и гео­гра­фич. зон на су­ше Зем­ли осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в со­от­вет­ст­вии с пла­не­тар­ным за­ко­ном зо­наль­но­сти гео­гра­фи­че­ской (см. так­же Зо­наль­ность Ми­ро­во­го океа­на). Вме­сте с тем зна­чи­тель­ное влия­ние на струк­ту­ру зо­наль­но­сти ока­зы­ва­ют рас­пре­де­ле­ние су­ши и океа­нов, кон­фи­гу­ра­ция ма­те­ри­ков и пло­щадь су­ши в разл. ши­ро­тах, ха­рак­тер круп­ных форм рель­е­фа и др. Гео­гра­фич. поя­са име­ют от­чёт­ли­вое суб­ши­рот­ное про­сти­ра­ние в свя­зи с тем, что их фор­ми­ро­ва­ние за­ви­сит в пер­вую оче­редь от ве­ли­чи­ны сол­неч­ной ра­диа­ции. В пре­де­лах поя­сов, за­ни­маю­щих наи­бо­лее об­шир­ные тер­ри­то­рии на су­ше Зем­ли, вслед­ст­вие раз­ли­чий энер­ге­тич. ба­лан­са и ус­ло­вий ув­лаж­не­ния чёт­ко про­яв­ля­ет­ся дол­гот­но-сек­тор­ная диф­фе­рен­циа­ция. Вы­де­ля­ют­ся гу­мид­ные (океа­ни­че­ские), а так­же се­ми­гу­мид­ные, се­ми­арид­ные, арид­ные и экс­т­ра­арид­ные (кон­ти­нен­таль­ные) сек­то­ры. Ка­ж­дый сек­тор об­ла­да­ет ин­ди­ви­ду­аль­ным на­бо­ром гео­гра­фич. зон, фор­ми­рую­щих­ся при ус­ло­вии од­но­род­но­го со­че­та­ния те­п­ла и вла­ги. В це­лом на­бор поя­сов и зон ти­по­ло­ги­че­ски по­вто­ря­ет­ся в Сев. и Юж. по­лу­ша­ри­ях, од­на­ко стро­гой сим­мет­рии в струк­ту­ре зо­наль­но­сти раз­ных по­лу­ша­рий нет. Вслед­ст­вие боль­ше­го рас­про­стра­не­ния су­ши на­бор зон в Сев. по­лу­ша­рии зна­чи­тель­но раз­но­об­раз­нее, чем в Юж­ном. Не­ко­то­рые зо­ны пол­но­стью вы­кли­ни­ва­ют­ся в Юж. по­лу­ша­рии (напр., тун­д­ро­вые и ле­со­тун­д­ро­вые зо­ны). Зо­ны Сев. по­лу­ша­рия вы­тя­ну­ты в осн. суб­ши­рот­но, хо­тя в не­ко­то­рых ре­гио­нах сек­тор­ные раз­ли­чия нес­коль­ко ис­ка­жа­ют эту пла­ни­ров­ку; напр., в уме­рен­ном поя­се Сев. Аме­ри­ки зо­ны ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов, ле­со­сте­пей и сте­пей име­ют суб­ме­ри­дио­наль­ное про­сти­ра­ние. В Юж. по­лу­ша­рии зо­ны прак­ти­че­ски ни­где не об­на­ру­жи­ва­ют яв­но­го суб­ши­рот­но­го про­сти­ра­ния, что обу­слов­ле­но ма­лой пло­ща­дью ма­те­ри­ко­вой су­ши, а так­же барь­ер­ной ро­лью гор­ных сис­тем (см. кар­ту Гео­гра­фи­че­ские поя­са и зо­ны су­ши).

Арк­ти­че­ский по­яс за­ни­ма­ет пл. 6 млн. км2, или 4% су­ши. В пре­де­лах зон арк­тич. пус­тынь и арк­то­тундр, имею­щих суб­ши­рот­ное про­сти­ра­ние, рас­по­ло­же­ны ост­ро­ва Ка­над­ско­го Арк­ти­че­ско­го ар­хи­пе­ла­га, о. Шпиц­бер­ген, сев. час­ти по­лу­ост­ро­вов Ямал, Гы­дан­ский, Тай­мыр и др.

Ан­тарк­ти­че­ский по­яс пред­став­лен поч­ти ис­клю­чи­тель­но ле­дя­ны­ми пус­ты­ня­ми Ан­тарк­ти­ки, за­ни­маю­щи­ми пл. 14 млн. км2, или 9,4% су­ши.

Суб­арк­ти­че­ский по­яс за­ни­ма­ет пл. 13,5 млн. км2, или 9% су­ши. Гео­гра­фич. зо­ны в пре­де­лах поя­са рас­по­ло­же­ны в осн. суб­ши­рот­но, сме­ня­ясь от тундр на се­ве­ре до ле­со­тундр и пред­тун­д­ро­вых ред­ко­ле­сий на юге.

Суб­ан­тарк­ти­че­ский по­яс пред­став­лен приокеа­ни­че­ски­ми лу­га­ми гл. обр. на ост­ро­вах юж. час­ти Ат­лан­ти­че­ско­го океа­на.

Фото Д. В. Соловьёва Южнотаёжные ландшафты (Восточно-Европейская равнина).

Уме­рен­ные поя­са яв­ля­ют­ся са­мы­ми об­шир­ны­ми на З., за­ни­мая пл. 38,8 млн. км2, или 26% су­ши. В уме­рен­ном поя­се Сев. по­лу­ша­рия су­ша дос­ти­га­ет макс. раз­ме­ров по ши­ро­те, а в Юж­ном – силь­но су­жа­ет­ся и по­сте­пен­но вы­кли­ни­ва­ет­ся к югу. В свя­зи с этим ланд­шаф­ты кон­ти­нен­таль­но­го сек­то­ра вы­тя­ну­ты по ши­ро­те, а гра­ни­цы зон при­об­ре­та­ют суб­ши­рот­ное про­сти­ра­ние. Вслед­ст­вие ма­лой пло­ща­ди су­ши в уме­рен­ных ши­ро­тах Юж. по­лу­ша­рия гра­ни­цы зон юж. уме­рен­но­го поя­са ори­ен­ти­ро­ва­ны суб­ме­ри­дио­наль­но. Раз­ли­чия в ин­тен­сив­но­сти био­ло­гич. кру­го­во­ро­та в уме­рен­ном поя­се Сев. по­лу­ша­рия, об­у­слов­лен­ные на­рас­та­ни­ем те­п­ло­обес­пе­чен­но­сти в юж. на­прав­ле­нии, по­зво­ля­ют вы­де­лить в его пре­де­лах два под­поя­са – бо­ре­аль­ный на се­ве­ре и суб­бо­ре­аль­ный на юге. Бо­ре­аль­ный под­по­яс пред­став­лен пре­им. зо­ной тай­ги, имею­щей суб­ши­рот­ное про­сти­ра­ние и под­раз­де­ляе­мой на три под­зо­ны – се­вер­ную, сред­нюю и юж­ную. В пре­де­лах суб­бо­ре­аль­но­го под­поя­са, об­ла­даю­ще­го бо­лее вы­со­кой те­п­ло­обес­пе­чен­но­стью, со­от­но­ше­ние те­п­ла и вла­ги су­ще­ст­вен­но из­ме­ня­ет­ся не толь­ко по ши­ро­те, но и по дол­го­те, что обу­слов­ли­ва­ет боль­шее раз­но­об­ра­зие его зо­наль­ной струк­ту­ры. В пре­де­лах океа­нич. сек­то­ров гос­под­ству­ют зо­ны ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов. В зап. океа­нич. сек­то­рах Ев­ра­зии и Сев. Аме­ри­ки под влия­ни­ем зап. пе­ре­но­са возд. масс и тё­п­лых океа­нич. те­че­ний (Гольф­ст­рим, Ку­ро­сио) гео­гра­фич. зо­ны рас­ши­ре­ны и сме­ще­ны к се­ве­ру, а в вост. при­океа­нических сек­то­рах хо­лод­ные океа­нические те­че­ния от­тес­ня­ют гра­ни­цы зон к югу. В кон­ти­нен­таль­ных сек­то­рах зо­ны ле­со­сте­пей, сте­пей, по­лу­пус­тынь и пус­тынь в Ев­ра­зии вы­тя­ну­ты суб­ши­рот­но, а в Сев. Аме­ри­ке в свя­зи с барь­ер­ной ро­лью Кор­диль­ер при­об­ре­та­ют суб­ме­ри­дио­наль­ное про­сти­ра­ние.

Суб­тро­пи­че­ские поя­са рас­про­стра­не­ны на пл. 21,6 млн. км2, или 14,5% су­ши. Для них ха­рак­тер­на дос­та­точ­но слож­ная сме­на зон, что свя­за­но с разл. сте­пе­нью и ха­рак­те­ром ув­лаж­не­ния. В Сев. по­лу­ша­рии суб­тро­пич. по­яс пред­став­лен пол­ным на­бо­ром зо­наль­ных ти­пов и ти­пов вы­сот­ных спек­тров ланд­шаф­тов, а зо­наль­ная струк­ту­ра суб­тро­пич. поя­са Юж. по­лу­ша­рия су­ще­ст­вен­но уп­ро­ще­на. В зап. при­океа­нич. сек­то­ре на всех ма­те­ри­ках раз­ви­ты зо­ны жест­ко­лист­ных веч­но­зе­лё­ных ле­сов и кус­тар­ни­ков (сре­ди­зем­но­мор­ско­го ти­па), для кон­ти­нен­таль­но­го сек­то­ра ха­рак­тер­ны по­лу­пус­ты­ни и пус­ты­ни, за­ни­маю­щие наи­боль­шие пло­ща­ди в Сев. по­лу­ша­рии. При про­дви­же­нии к вост. по­бе­режь­ям ма­те­ри­ков по­лу­пус­ты­ни и пус­ты­ни сме­ня­ют­ся сте­пя­ми и пре­рия­ми, по­сте­пен­но пе­ре­хо­дя­щи­ми в сме­шан­ные се­зон­но-в­лаж­ные и влаж­ные ле­са.

Тропические пустынные ландшафты (Атакама).

Тро­пи­че­ские поя­са за­ни­ма­ют пл. 29,1 млн. км2, или 19,5% су­ши. Для этих по­я­сов ха­рак­тер­но наи­бо­лее ши­ро­кое раз­ви­тие арид­ных и экс­т­ра­арид­ных ланд­шаф­тов пус­тынь и по­лу­пус­тынь, за­ни­маю­щих об­шир­ные пло­ща­ди в Аф­ри­ке, Ав­ст­ра­лии, Азии, а так­же в Юж. Аме­ри­ке. Бла­го­да­ря ус­той­чи­вой пас­сат­ной цир­ку­ля­ции на зап. по­бе­режь­ях ма­те­ри­ков фор­ми­ру­ют­ся бе­ре­го­вые пус­ты­ни с вы­со­кой от­но­сит. влаж­но­стью (Ата­ка­ма, На­миб). В Юж. по­лу­ша­рии на зап. по­бе­режь­ях ма­те­ри­ков под влия­ни­ем хо­лод­ных океа­нич. те­че­ний (Пе­ру­ан­ское, Бен­гель­ское) гра­ни­цы тро­пич. поя­са сдви­га­ют­ся к се­ве­ру. На вост. ок­раи­нах ма­те­ри­ков в пре­де­лах тро­пич. поя­са фор­ми­ру­ют­ся гу­мид­ные и се­ми­гу­мид­ные ланд­шаф­ты се­зон­но-влаж­ных и по­сто­ян­но-влаж­ных тро­пич. ле­сов.

Су­бэ­к­ва­то­ри­аль­ные поя­са за­ни­ма­ют пл. 19,6 млн. км2, или 13,1% су­ши. Сме­на зо­наль­ных ти­пов ланд­шаф­тов в со­от­вет­ст­вии с об­щим уве­ли­че­ни­ем ув­лаж­не­ния в на­прав­ле­нии от тро­пи­ков к эк­ва­то­ру осу­ще­ст­в­ля­ет­ся пре­им. суб­ши­рот­но от опус­ты­нен­ных са­ванн, ред­ко­ле­сий и кус­тар­ни­ков до влаж­ных и се­зон­но-влаж­ных веч­но­зе­лё­ных ле­сов. Наи­бо­лее от­чёт­ли­во суб­ши­рот­ные сме­ны зон вы­ра­же­ны в Аф­ри­ке и Юж. Аме­ри­ке. В Азии в свя­зи с осо­бен­но­стя­ми цир­ку­ля­ции ат­мо­сфе­ры и барь­ер­ной ро­лью рель­е­фа пре­об­ла­да­ет суб­ме­ри­дио­наль­ная ори­ен­та­ция зо­наль­ных гра­ниц.

Ландшафты зоны вечнозелёных дождевых лесов (Амазония).

Эк­ва­то­ри­аль­ный по­яс рас­про­стра­нён на пл. 6,4 млн. км2, или 4,3% су­ши, в Юж. Аме­ри­ке, Аф­ри­ке и Азии. Зо­наль­ная струк­ту­ра поя­са до­воль­но про­ста: в его пре­де­лах вы­де­ля­ет­ся зо­на веч­но­зе­лё­ных до­ж­де­вых ле­сов, окайм­лён­ная с се­ве­ра, вос­то­ка и юга зо­ной веч­но­зе­лё­ных ле­сов с при­ме­сью лис­то­пад­ных ви­дов.

Условно-коренные лесотундровые ландшафты (Восточная Сибирь). Фото А. И. Нагаева

Ан­тро­по­ген­ная транс­фор­ма­ция зо­наль­ных ти­пов ланд­шаф­тов су­ши. На су­ше со­хра­ни­лось очень ма­ло при­род­ных ланд­шаф­тов, не за­тро­ну­тых дея­тель­но­стью че­ло­ве­ка. Пол­но­стью ис­чез­ли ко­рен­ные ланд­шаф­ты ле­со­сте­пей и сте­пей, суб­тро­пич. хвой­ных ле­сов и жест­ко­лист­ных веч­но­зе­лё­ных ле­сов и кус­тар­ни­ков сре­ди­зем­но­мор­ско­го ти­па. В за­ви­си­мо­сти от глу­би­ны ан­тро­по­ген­но­го пре­об­ра­зо­ва­ния совр. ланд­шаф­ты под­раз­де­ля­ют­ся на не­сколь­ко ка­те­го­рий. Ус­лов­но-ко­рен­ные ланд­шаф­ты, со­от­вет­ст­вую­щие зо­наль­ным ти­пам ланд­шаф­тов, ли­бо в прош­лом не ис­пы­ты­ва­ли пря­мо­го воз­дей­ст­вия хо­зяйств. дея­тель­но­сти, ли­бо под­вер­га­ют­ся совр. ло­каль­ным эпи­зо­дич. воз­дей­ст­ви­ям, не вы­зы­ваю­щим ка­че­ст­вен­ных из­ме­не­ний ланд­шафт­ной струк­ту­ры; они за­ни­ма­ют 1/3 пл. су­ши и в осн. со­сре­до­то­че­ны в арк­тич., ан­тарк­тич., суб­арк­тич. и суб­ан­тарк­тич. поя­сах, а так­же в тро­пич. поя­се Сев. по­лу­ша­рия (пре­им. пус­тын­ные ланд­шаф­ты Са­ха­ры, Ара­вий­ско­го п-ова и др.). Зна­чит. пло­ща­ди ус­лов­но-ко­рен­ные ланд­шаф­ты за­ни­ма­ют в та­ёж­ной зо­не, осо­бен­но в под­зо­не сев. тай­ги (40–50%).

При­род­но-ан­тро­по­ген­ные ланд­шаф­ты, в раз­ной сте­пе­ни транс­фор­ми­ро­ван­ные хо­зяйств. дея­тель­но­стью, под­раз­де­ля­ют­ся на вто­рич­но-про­из­вод­ные, ан­тро­по­ген­но-мо­ди­фи­ци­ро­ван­ные и тех­но­ген­ные. Мас­штаб и глу­би­на пре­об­ра­зо­ва­ния при­род­ной ос­но­вы вто­рич­но-про­из­вод­ных ланд­шаф­тов совр. ан­тро­по­ген­ны­ми воз­дей­ст­вия­ми не­зна­чи­тель­ны и не со­про­во­ж­да­ют­ся не­об­ра­ти­мы­ми из­ме­не­ния­ми в струк­ту­ре и функ­цио­ни­ро­ва­нии. Их воз­ник­но­ве­ние свя­за­но с не­ра­цио­наль­ным ис­поль­зо­ва­ни­ем при­род­ных ланд­шаф­тов в про­шлом (пе­ре­вы­па­сом, час­тым вы­жи­га­ни­ем, не­уме­рен­ной вы­руб­кой ле­сов и т. п.). Пло­щадь вто­рич­но-про­из­вод­ных ланд­шаф­тов со­став­ля­ет ок. 40% су­ши. Макс. рас­про­стра­не­ние (ок. 15%) вто­рич­но-про­из­вод­ные ланд­шаф­ты по­лу­чи­ли в су­бэ­к­ва­то­ри­аль­ном и тро­пич. поя­сах в зо­нах са­ванн, ред­ко­ле­сий и кус­тар­ни­ков (в осн. в пре­де­лах Аф­ри­ки и Юж. Аме­ри­ки) и в зо­нах суб­тро­пич. и тро­пич. пус­тынь и по­лу­пус­тынь (св. 15%), где их фор­ми­ро­ва­ние свя­за­но с про­цес­сом ан­тро­по­ген­но­го опус­ты­ни­ва­ния, а так­же в под­зо­нах ср. и юж. тай­ги Сев. по­лу­ша­рия (ок. 11%), где в ре­зуль­та­те вы­ру­бок ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны вто­рич­ные мел­ко­ли­ст­вен­ные ле­са. Наи­мень­шие пло­ща­ди вто­рич­но-про­из­вод­ные ланд­шаф­ты за­ни­ма­ют в пре­де­лах зон суб­тро­пич. жестколистных веч­но­зе­лё­ных ле­сов и кус­тар­ни­ков сре­ди­зем­но­мор­ско­го ти­па, что свя­за­но с мно­го­ве­ко­вым и ин­тен­сив­ным хо­зяйств. ос­вое­ни­ем, при­вед­шим прак­ти­че­ски к пол­но­му ис­чез­но­ве­нию как ус­лов­но-ко­рен­ных, так и вто­рич­но-про­из­вод­ных ком­плек­сов.

Антропогенно-модифицированные пахотные ландшафты (Центральная часть Бразильского плоскогорья).
Вторично-производные пастбищные ландшафты тундровой зоны (Фенноскандия). Фото Н. О. Тельновой

К ан­тро­по­ген­но-мо­ди­фи­ци­ро­ван­ным ланд­шаф­там от­но­сят­ся силь­но из­ме­нён­ные, под­вер­гаю­щие­ся по­сто­ян­но­му и не­по­сред­ст­вен­но­му хо­зяйственному воз­дей­ст­вию ланд­шаф­ты. Их функ­цио­ни­ро­ва­ние в осн. ре­гу­ли­ру­ет­ся че­ло­ве­ком. В наи­боль­шей сте­пе­ни рас­про­стра­не­ны сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ные (па­хот­ные, план­та­ци­он­ные и па­ст­бищ­ные) и ле­со­хо­зяй­ст­вен­ные мо­ди­фи­ка­ции, за­ни­маю­щие в отд. ре­гио­нах до 80–90% тер­ри­то­рии. В це­лом ан­тро­по­ген­но-мо­ди­фи­ци­ро­ван­ные ланд­шаф­ты ох­ва­ты­ва­ют ок. 25% су­ши. Наи­боль­шие пло­ща­ди за­ни­ма­ют в зо­нах ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов (до 82%), сме­шан­ных ле­сов уме­рен­но­го поя­са (до 77% в Ев­ро­пе), суб­тро­пич. жест­ко­лист­ных веч­но­зе­лё­ных ле­сов и кус­тар­ни­ков сре­ди­зем­но­мор­ско­го ти­па (60–80%), ле­со­сте­пей и сте­пей (40–50%). В со­от­вет­ст­вии с осо­бен­но­стя­ми совр. рас­се­ле­ния круп­ней­шие ареа­лы ан­тро­по­ген­но-мо­ди­фи­ци­ров. ланд­шаф­тов рас­по­ла­га­ют­ся вдоль зап. и вост. по­бе­ре­жий ма­те­ри­ков, а так­же в Ев­ра­зии, меж­ду 55° и 35° с. ш., где за­ро­ди­лись осн. древ­ней­шие зем­ле­дельч. ци­ви­ли­за­ции и ны­не про­жи­ва­ет св. 1/2 на­се­ле­ния Зем­ли.

Искусственные лесные насаждения в зоне смешанных лесов умеренного пояса (Фенноскандия). Фото С. Л. Рысина

В тех­но­ген­ных ланд­шаф­тах прак­ти­че­ски все при­род­ные ком­по­нен­ты и внутр. струк­ту­ра силь­но пре­об­ра­зо­ва­ны дея­тель­но­стью че­ло­ве­ка. К этой груп­пе ланд­шаф­тов, имею­щих гл. обр. ло­каль­ное рас­про­стра­не­ние, от­но­сят­ся го­род­ские, во­до­хо­зяй­ст­вен­ные, гор­но­до­бы­ваю­щие ланд­шаф­ты и не­ко­то­рые аг­ро­ланд­шаф­ты. Круп­ней­шая на зем­ном ша­ре зо­на тех­но­ген­ных гор. ланд­шаф­тов (ме­га­ло­по­лис Ток­кай­до) сфор­ми­ро­ва­лась на Япон­ских о-вах. В Ев­ро­пе мно­го­ве­ко­вая прак­ти­ка осу­ше­ния и со­ору­же­ния поль­де­ров на по­бе­ре­жье Се­вер­но­го м. при­ве­ла к фор­ми­ро­ва­нию об­шир­ных ареа­лов тех­но­ген­ных аг­ро­ланд­шаф­тов на мес­те ин­тра­зо­наль­ных ком­плек­сов мар­шей уме­рен­но­го поя­са.

Почвы

Профили различных

Об­щая пло­щадь су­ши З., по­кры­той поч­ва­ми, как хо­ро­шо сфор­ми­ро­ван­ны­ми (напр., чер­но­зё­мы), так и при­ми­тив­ны­ми или сла­бо­раз­ви­ты­ми (не­ко­то­рые поч­вы гор, пус­тынь и др.), св. 130 млн. км2. Од­ной из осн. ха­рак­те­ри­стик поч­вен­но­го по­кро­ва З. яв­ля­ет­ся его зо­наль­ность, од­на­ко мно­го­об­ра­зие про­стран­ст­вен­ных со­че­та­ний осн. фак­то­ров поч­во­об­ра­зо­ва­ния (кли­мат, рас­ти­тель­ность, поч­во­об­ра­зую­щие по­ро­ды, рель­еф) и раз­но­об­ра­зие ти­пов их эво­лю­ции соз­да­ют на разл. уча­ст­ках по­верх­но­сти мно­же­ст­во ва­ри­ан­тов со­че­та­ния почв друг с дру­гом, что вы­ра­жа­ет­ся в его слож­ном, мо­за­ич­ном строе­нии.

История формирования почвенного покрова

Диф­фе­рен­циа­ция поч­вен­но­го по­кро­ва на по­верх­но­сти З. – ре­зуль­тат дли­тель­ных про­цес­сов и слож­ной ис­то­рии раз­ви­тия ланд­шаф­тов. Поч­вы на­ча­ли фор­ми­ро­вать­ся с мо­мен­та за­се­ле­ния су­ши сна­ча­ла низ­ши­ми, а за­тем выс­ши­ми ор­га­низ­ма­ми. Совр. поч­вен­ный по­кров пред­став­ля­ет со­бой слож­ное раз­но­воз­ра­ст­ное об­ра­зо­ва­ние. В про­цес­се эво­лю­ции поч­вы из­ме­ня­лись, не­од­но­крат­но пе­ре­хо­дя, напр., из од­но­го под­ти­па и да­же ти­па в дру­гой. Об­шир­ные рав­ни­ны влаж­ных тро­пич. и эк­ва­то­ри­аль­ных об­лас­тей, не под­верг­шие­ся чет­вер­тич­ным оле­де­не­ни­ям и за­мет­ным тек­то­нич. на­ру­ше­ни­ям, пред­став­ля­ют со­бой тер­ри­то­рии, где ста­би­ли­зи­ро­ван­ная ли­то­ло­гич. ос­но­ва су­ще­ст­ву­ет с ме­зо­зой­ско­го и да­же бо­лее древ­не­го вре­ме­ни. Здесь раз­ви­ты ко­ры вы­вет­ри­ва­ния, на ко­то­рых поч­во­об­ра­зо­ва­ние идёт не пре­ры­ва­ясь мн. сот­ни ты­сяч и мил­лио­ны лет, при этом во мно­гих слу­ча­ях и био­кли­ма­тич. об­ста­нов­ка не пре­тер­пе­ва­ла су­ще­ст­вен­ных из­ме­не­ний. Поч­вен­ный по­кров совр. лес­ных об­лас­тей уме­рен­но­го поя­са зна­чи­тель­но мо­ло­же. Оп­ре­де­ляю­щим его воз­раст фак­то­ром ста­ли плей­сто­це­но­вые ма­те­ри­ко­вые оле­де­не­ния, осо­бен­но их по­след­ние ста­дии, по­сле ко­то­рых по­верх­ность по­кры­лась разл. рых­лы­ми на­но­са­ми, свя­зан­ны­ми с дея­тель­но­стью лед­ни­ка, и на­чал­ся те­ку­щий (го­ло­це­но­вый) этап фор­ми­ро­ва­ния поч­вен­но­го по­кро­ва. Дли­тель­ность его про­те­ка­ния в этих об­лас­тях не бо­лее 10–12 тыс. лет. Поч­вен­ный по­кров вне­лед­ни­ко­вых тер­ри­то­рий уме­рен­но­го поя­са, за­ня­тых ле­со­степ­ны­ми и степ­ны­ми ланд­шаф­та­ми, име­ет больший воз­раст – де­сят­ки ты­сяч лет. Но­вей­ший этап фор­ми­ро­ва­ния почв на­чи­нал­ся в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев на лёс­со­вых ак­ку­му­ля­ци­ях или на­но­сах, свя­зан­ных с транс­грес­си­ей мо­рей. Са­мый мо­ло­дой поч­вен­ный по­кров (де­сят­ки, сот­ни лет, пер­вые ты­ся­чи лет) ха­рак­те­рен для све­жих ал­лю­ви­аль­ных осад­ков реч­ных пойм, тер­ри­то­рий, по­кры­тых не­дав­ни­ми вул­ка­нич. от­ло­же­ния­ми, а так­же для не­ко­то­рых тер­ри­то­рий в гор­ных об­лас­тях, где ак­тив­но иду­щие де­ну­да­ци­он­но-ак­ку­му­ля­тив­ные про­цес­сы по­сто­ян­но «воз­вра­ща­ют» поч­во­об­ра­зо­ва­ние на на­чаль­ные ста­дии его раз­ви­тия.

Роль почвенного покрова в географической оболочке

В ка­че­ст­ве пла­не­тар­но­го об­ра­зо­ва­ния поч­вен­ный по­кров влия­ет на все со­став­ляю­щие гео­гра­фич. обо­лоч­ки. Так, гид­ро­сфер­ные функ­ции поч­вен­но­го по­кро­ва вы­ра­жа­ют­ся во влия­нии на фор­ми­ро­ва­ние реч­но­го сто­ка, транс­фор­ма­ции по­верх­но­ст­ных вод в грун­то­вые, в вы­пол­не­нии ро­ли сорб­ци­он­но­го барь­е­ра, за­щи­щаю­ще­го ак­ва­то­рии от за­гряз­не­ния, и др. Ат­мо­сфер­ные функ­ции поч­вен­но­го по­кро­ва пла­не­ты за­клю­ча­ют­ся в по­гло­ще­нии и от­ра­же­нии сол­неч­ной ра­диа­ции, ре­гу­ли­ро­ва­нии вла­го­обо­ро­та и га­зо­во­го ре­жи­ма возд. бас­сей­на. Поч­вы уча­ст­ву­ют в био­гео­хи­мич. транс­фор­ма­ции верх­них сло­ёв ли­то­сфе­ры, ока­зы­ва­ясь ис­точ­ни­ком ве­ществ для об­ра­зо­ва­ния ми­не­ра­лов, по­род, по­лез­ных ис­ко­пае­мых, они обес­пе­чи­ва­ют пе­ре­да­чу ак­ку­му­ли­ро­ван­ной сол­неч­ной энер­гии в глу­бо­кие час­ти зем­ной ко­ры, за­щи­ща­ют её от чрез­мер­ной эро­зии. В ши­ро­ком пла­не поч­вен­ный по­кров вы­сту­па­ет как свя­зую­щее зве­но био­ло­гич. и гео­ло­гич. кру­го­во­ро­тов, а так­же как один из фак­то­ров эво­лю­ции жи­вых ор­га­низ­мов.

Использование почвенных ресурсов

Фор­мы ис­поль­зо­ва­ния че­ло­ве­ком поч­вен­но­го по­кро­ва весь­ма раз­но­об­раз­ны. Яв­ля­ясь не­отъ­ем­ле­мым ус­ло­ви­ем су­ще­ст­во­ва­ния и бла­го­сос­тоя­ния че­ло­ве­че­ст­ва (в ка­че­ст­ве сред­ст­ва про­из-ва для с. х.-ва), поч­вы ис­поль­зу­ют­ся под гражд. и пром. строи­тель­ст­во, транс­порт­ную сеть, скла­ди­ро­ва­ние от­хо­дов про­из-ва, обес­пе­чи­ва­ют рек­реа­ци­он­ные по­треб­но­сти лю­дей и др. Наи­бо­лее важ­ной для че­ло­ве­ка ха­рак­те­ри­сти­кой поч­вен­но­го по­кро­ва З. яв­ля­ет­ся пло­до­ро­дие поч­вы. Уров­ни при­род­но­го пло­до­ро­дия почв, не под­вер­гаю­щих­ся ан­тро­по­ген­но­му воз­дей­ст­вию, раз­лич­ны. В уме­рен­ных поя­сах З. наи­бо­лее вы­со­ким уров­нем ес­теств. пло­до­ро­дия об­ла­да­ют чер­но­зё­мы лу­го­вых сте­пей и чер­но­зё­мо­вид­ные поч­вы пре­рий. В бо­лее влаж­ных лес­ных об­лас­тях уме­рен­но­го поя­са по­вы­ша­ет­ся ки­слот­ность почв и по­ни­жа­ет­ся со­дер­жа­ние эле­мен­тов ми­нер. пи­та­ния, поч­вы ис­пы­ты­ва­ют не­дос­та­ток те­п­ла и из­бы­ток вла­ги, вслед­ст­вие это­го они ме­нее пло­до­род­ны. В поч­вах арид­ных об­лас­тей гл. ли­ми­ти­рую­щий фак­тор пло­до­ро­дия – не­дос­та­ток вла­ги. К не­му не­ред­ко до­бав­ля­ют­ся вы­со­кая щё­лоч­ность, из­бы­ток со­лей и, как след­ст­вие, не­бла­го­при­ят­ные фи­зич. и фи­зи­ко-хи­мич. свой­ст­ва почв. В суб­тро­пич. поя­се вы­со­ким ес­теств. пло­до­ро­ди­ем от­ли­ча­ют­ся ко­рич­не­вые поч­вы, ме­нее пло­до­род­ны крас­но­зё­мы и жел­то­зё­мы, рас­про­стра­нён­ные в об­лас­тях с мус­сон­ным кли­ма­том. Са­мы­ми пло­до­род­ны­ми поч­ва­ми тро­пич. об­лас­тей яв­ля­ют­ся сли­то­зё­мы. Не­смот­ря на низ­кое со­дер­жа­ние гу­му­са, азо­та и ряд не­бла­го­при­ят­ных вод­но-фи­зич. свойств, они ис­поль­зу­ют­ся в зем­ле­де­лии в зна­чи­тель­но боль­шей сте­пе­ни, чем фер­ро­зё­мы и др. поч­вы тро­пи­ков. Фер­рал­лит­ные поч­вы влаж­ных эк­ва­то­ри­аль­ных и тро­пич. ле­сов не­дос­та­точ­но обес­пе­че­ны фос­фо­ром, азо­том, ка­ли­ем, мн. мик­ро­эле­мен­та­ми.

Сре­ди фак­то­ров, за­труд­няю­щих с.-х. ис­поль­зо­ва­ние почв, наи­бо­лее ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ным яв­ля­ет­ся не­дос­та­ток вла­ги: за­су­хи вы­сту­па­ют как ли­ми­ти­рую­щий фак­тор пло­до­ро­дия на 28% пл. су­ши. В Юж. Азии, Аф­ри­ке и Ав­ст­ра­лии ими ох­ва­че­но 43–55% тер­ри­то­рии. На 23% пл. су­ши с.-х. ис­поль­зо­ва­ние почв за­труд­ня­ет их уп­лот­не­ние, на 22% – их ма­лая мощ­ность. Из­бы­ток вла­ги ог­ра­ни­чи­ва­ет воз­мож­но­сти с.-х. ис­поль­зо­ва­ния почв на 10%, а мно­го­лет­няя мерз­ло­та – на 6% пл. су­ши. Лишь на 11% пл. су­ши поч­вы не под­вер­же­ны воз­дей­ст­вию на­зван­ных ли­ми­ти­рую­щих фак­то­ров (по дан­ным ФАО, 1999).

Ми­ро­вые ста­ти­стич. дан­ные об ис­поль­зо­ва­нии зе­мель сви­де­тель­ст­ву­ют о том, что на З. рас­па­ха­но бо­лее 10% пл. почв, при­чём этот по­ка­за­тель су­ще­ст­вен­но варь­и­ру­ет по отд. кон­ти­нен­там и стра­нам. В Сев. и Центр. Аме­ри­ке он бли­зок к сред­не­ми­ро­во­му (12,7%), нес­коль­ко вы­ше – в Азии (16,8%). Сла­бо ис­поль­зу­ет­ся в це­лях зем­ле­де­лия поч­вен­ный по­кров в Юж. Аме­ри­ке (6,4%), Аф­ри­ке (6,4%) и Ав­ст­ра­лии с Океа­ни­ей (6,1%). Наи­бо­лее вы­со­ка сте­пень рас­па­хан­но­сти зе­мель в за­ру­беж­ной Ев­ро­пе (32,3%). Срав­не­ние пло­ща­дей па­хот­ных зе­мель по гео­гра­фич. поя­сам по­ка­зы­ва­ет, что 1-е ме­сто по об­щей пло­ща­ди па­хот­ных зе­мель за­ни­ма­ют суб­тро­пи­ки (730 млн. га); поч­ти та­кие же пло­ща­ди па­хот­ных зе­мель в суб­бо­ре­аль­ных под­поя­сах уме­рен­ных поя­сов (720 млн. га) и нес­коль­ко мень­ше в тро­пи­че­ских (656 млн. га). Пло­щадь рас­па­хан­ных зе­мель в раз­ви­ваю­щих­ся стра­нах не­ук­лон­но уве­ли­чи­ва­ет­ся, в раз­ви­тых стра­нах про­яв­ля­ет­ся об­рат­ная тен­ден­ция. Со­кра­ще­ние пло­ща­ди паш­ни за по­след­ние го­ды в раз­ви­тых стра­нах свя­за­но с эко­но­мич. при­чи­на­ми (рос­том про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, пе­ре­про­из­вод­ст­вом осн. с.-х. куль­тур и сни­же­ни­ем цен на фер­мер­скую про­дук­цию). Зна­чит. до­ля ми­ро­вых зе­мель­ных ре­сур­сов (бо­лее 26%) ис­поль­зу­ет­ся в ка­че­ст­ве по­сто­ян­ных па­ст­бищ, 32% зе­мель за­ня­то ле­са­ми и кус­тар­ни­ка­ми (ФАО, 1999). В РФ (2002) из об­щей пло­ща­ди зе­мель­но­го фон­да (1709,8 млн. га) паш­ней за­ня­то 7,2%, кор­мо­вы­ми угодья­ми – 5,3%, ле­са­ми и ку­стар­ни­ка­ми – 52,5% зе­мель.

Техногенные горнодобывающие ландшафты (Восточно-Европейская равнина). Фото А. И. Нагаева

Наи­бо­лее зна­чи­мым фак­то­ром, оп­ре­де­ляю­щим со­стоя­ние поч­вен­ных ре­сур­сов, яв­ля­ет­ся дея­тель­ность лю­дей, в пер­вую оче­редь сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ная. На пер­вых эта­пах раз­ви­тия че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ст­ва воз­дей­ст­вие че­ло­ве­ка на поч­вы бы­ло не­зна­чи­тель­ным. Со вре­ме­ни воз­ник­но­ве­ния зем­ле­де­лия, по ме­ре раз­ви­тия с. х-ва, пром. про­из-ва и рос­та чис­лен­но­сти на­се­ле­ния З. оно не­ук­лон­но воз­рас­та­ет. Воз­дей­ст­вие че­ло­ве­ка на поч­вы мо­жет быть пря­мым и кос­вен­ным. Пря­мое воз­дей­ст­вие осу­ще­ст­в­ля­ет­ся при их об­ра­бот­ке, осо­бен­но с при­ме­не­ни­ем разл. тя­жё­лой с.-х. тех­ни­ки; при ме­лио­ра­ции почв, при­ме­не­нии удоб­ре­ний и пес­ти­ци­дов; при строи­тель­ных и др. ра­бо­тах, при­во­дя­щих к ме­ха­нич. на­ру­ше­ни­ям поч­вен­но­го про­фи­ля, и др. Кос­вен­но че­ло­век воз­дей­ст­ву­ет на поч­вы че­рез фак­то­ры поч­во­об­ра­зо­ва­ния, из­ме­няя мак­ро- и мик­ро­кли­мат, хи­мич. со­став ат­мо­сфе­ры, глу­би­ну за­ле­га­ния и ре­жим грун­то­вых вод, ре­жим рек и озёр (при строи­тель­ст­ве пло­тин и ка­на­лов), из­вле­кая на по­верх­ность по­ро­ды, обо­га­щён­ные раз­лич­ны­ми (в т. ч. ток­сич­ны­ми) хи­мич. эле­мен­та­ми, вы­ру­бая, вы­жи­гая или са­жая ле­са и др.

Воз­дей­ст­вие че­ло­ве­ка на поч­вы имеет по­ло­жи­тель­ные и от­ри­ца­тель­ные по­след­ст­вия. К по­ло­жи­тель­ным эф­фек­там при­во­дят це­ле­на­прав­лен­ные дей­ст­вия, ба­зи­рую­щие­ся на на­уч­но обос­но­ван­ных ре­ко­мен­да­ци­ях и аде­к­ват­ной зе­мель­ной по­ли­ти­ке. Осо­бен­но по­ка­за­тель­ны по­зи­тив­ные ан­тро­по­ген­ные из­ме­не­ния почв, ко­то­рые вы­ра­жа­ют­ся в по­вы­ше­нии их про­дук­тив­но­сти и зна­чит. рос­те уро­жай­но­сти с.-х. куль­тур. Из двух фак­то­ров при­рос­та ми­ро­вой зем­ле­дельч. про­дук­ции – ос­вое­ния но­вых зе­мель и уве­ли­че­ния уро­жай­но­сти – по­след­ний фак­тор иг­рал в кон. 20 в. осн. роль в ми­ре, осо­бен­но в Сев. Аме­ри­ке, Ев­ро­пе и не­ко­то­рых стра­нах Азии. Су­ще­ст­вен­ный рост уро­жай­но­сти дос­ти­гал­ся пре­ж­де все­го за счёт уве­ли­че­ния норм вне­се­ния удоб­ре­ний. По имею­щим­ся оцен­кам, в нач. 21 в. удоб­ре­ния обес­пе­чи­ва­ли ок. 43% всех по­треб­но­стей с.-х. рас­те­ний в ми­нер. пи­та­нии. На­ря­ду с не­со­мнен­ным по­ло­жи­тель­ным эф­фек­том при­ме­не­ния ми­нер. удоб­ре­ний на­блю­да­ют­ся и не­же­лат. по­след­ст­вия (на­ко­п­ле­ние в поч­ве нит­ра­тов и ток­сич. доз мик­ро­эле­мен­тов, под­кис­ле­ние почв и др.).

Гло­баль­ный ана­лиз со­стоя­ния поч­вен­ных ре­сур­сов З. сви­де­тель­ст­ву­ет о вы­со­ком уров­не не­га­тив­но­го воз­дей­ст­вия че­ло­ве­ка на со­стоя­ние поч­вен­но­го по­кро­ва З. Осн. фак­то­ра­ми де­гра­да­ции почв яв­ля­ют­ся пе­ре­вы­пас ско­та, све­де­ние ле­сов, зем­ле­дельч. дея­тель­ность. Один из наи­бо­лее ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ных не­га­тив­ных про­цес­сов, раз­ру­шаю­щих поч­вен­ный по­кров и сни­жаю­щих пло­до­ро­дие почв, – ус­ко­рен­ная ан­тро­по­ген­ная эро­зия почв. Ок. 1/3 всех па­хот­ных зе­мель пла­не­ты стра­да­ет от силь­ной вод­ной и вет­ро­вой эро­зии. Ко­ли­че­ст­во пи­тат. ве­ществ, еже­год­но без­воз­врат­но смы­вае­мых с па­хот­ных зе­мель, при­бли­зи­тель­но рав­но ко­ли­че­ст­ву еже­год­но про­из­во­ди­мых ми­нер. удоб­ре­ний. Эро­зия почв, вы­зван­ная хо­зяйств. дея­тель­но­стью че­ло­ве­ка, осо­бен­но рас­про­стра­не­на в гл. зем­ле­дельч. рай­онах З., где на­хо­дят­ся са­мые пло­до­род­ные поч­вы ми­ра – чер­но­зё­мы и чер­но­зё­мо­вид­ные поч­вы пре­рий. Поч­во­об­ра­зую­щи­ми по­ро­да­ми здесь час­то яв­ля­ют­ся рых­лые лёс­со­вид­ные су­глин­ки и лёс­сы, что обу­слов­ли­ва­ет под­вер­жен­ность сфор­ми­ро­ван­ных на них почв вод­ной (осо­бен­но ов­раж­ной) эро­зии и при не­пра­виль­ном ис­поль­зо­ва­нии пре­вра­ще­ние пло­до­род­ных зе­мель в силь­но де­гра­ди­ро­ван­ные. Не­га­тив­ное воз­дей­ст­вие хо­зяйств. дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка на поч­вен­ный по­кров осо­бен­но силь­но про­яв­ля­ет­ся при с.-х. ис­поль­зо­ва­нии почв в ус­ло­ви­ях оро­ше­ния. При­мер, под­твер­ждаю­щий это, – Ме­со­по­там­ская рав­ни­на – один из оча­гов древ­ней­ше­го оро­ше­ния, не­ко­гда пло­до­род­ные зем­ли ко­то­рой об­ра­ще­ны в пус­ты­ню. Со­глас­но ме­ж­ду­нар. ста­ти­сти­ке, ок. 50% ны­не оро­шае­мых зе­мель под­вер­же­но вто­рич­но­му за­со­ле­нию, под­ще­ла­чи­ва­нию и под­то­п­ле­нию. Ка­ж­дый год ок. 1 млн. га оро­шае­мых зе­мель ста­но­вят­ся не­при­год­ны­ми для зем­ле­де­лия. Осо­бен­но зна­чи­тель­ны эти по­те­ри в раз­ви­ваю­щих­ся стра­нах. Не­га­тив­ное воз­дей­ст­вие че­ло­ве­ка на поч­вы вы­ра­жа­ет­ся так­же в их за­гряз­не­нии. В про­цес­се с.-х. про­из-ва в поч­ву по­сту­па­ют удоб­ре­ния и пес­ти­ци­ды, ко­то­рые со­дер­жат ток­сич­ные мик­ро­эле­мен­ты (мышь­як, ртуть и др.). Мно­гие из этих ве­ществ мед­лен­но раз­ла­га­ют­ся в поч­вах и на­ка­п­ли­ва­ют­ся в ко­ли­че­ст­вах, пре­вы­шаю­щих ПДК. За­гряз­не­нию под­вер­га­ют­ся не толь­ко поч­вы па­хот­ных уго­дий, но и при­ле­гаю­щие к ним тер­ри­то­рии, за­ня­тые се­но­ко­са­ми и па­ст­би­ща­ми, ку­да мо­гут по­сту­пать за­гряз­ни­те­ли при по­верх­но­ст­ном, внут­ри­поч­вен­ном бо­ко­вом сто­ке и с грун­то­вы­ми во­да­ми. Во­круг пром. цен­тров и транс­порт­ных ма­ги­ст­ра­лей тех­но­ген­ное за­гряз­не­ние почв тя­жё­лы­ми ме­тал­ла­ми и др. ток­сич­ны­ми мик­ро­эле­мен­та­ми, а так­же по­ли­цик­лич. аро­ма­тич. уг­ле­во­до­ро­да­ми по­вы­ша­ет­ся в де­сят­ки раз: со­зда­ют­ся ло­каль­ные тех­но­ген­ные гео­хи­мич. ано­ма­лии в ра­диу­се не­сколь­ких ки­ло­мет­ров от ис­точ­ни­ков за­гряз­не­ния. Со­кра­ще­ние ми­ро­вых поч­вен­ных ре­сур­сов свя­за­но с по­те­рей почв при гра­до­строи­тель­ст­ве, со­ору­же­нии пром. пред­при­ятий и до­рог, при от­кры­тых гор­ных раз­ра­бот­ках, строи­тель­ст­ве карь­е­ров, при по­гре­бе­нии почв под от­ва­ла­ми по­род, свал­ка­ми и др. Ча­стич­но эти по­те­ри ком­пен­си­ру­ют­ся ре­куль­ти­ва­ци­ей зе­мель.

Растительный мир

Пред­став­лен пла­не­тар­ной со­во­куп­но­стью фо­то­троф­ных ор­га­низ­мов, вклю­чаю­щих выс­шие рас­те­ния, во­до­рос­ли, циа­но­бак­те­рии и не­ко­то­рые др. про­ка­рио­ты, а так­же сим­био­тич. ор­га­низ­мы – ли­шай­ни­ки. По­сто­ян­но соз­да­вае­мое ими (и соз­дан­ное ра­нее) ор­га­нич. ве­ще­ст­во, а так­же вы­де­ляе­мый в про­цес­се фо­то­син­те­за ки­сло­род обес­пе­чи­ва­ют жиз­не­дея­тель­ность поч­ти всех жи­вых ор­га­низ­мов. Объ­ек­ты рас­тит. ми­ра (осо­би, по­пу­ля­ции, ви­ды, фи­то­це­но­зы, фло­ры и т. д.) рас­пре­де­ля­ют­ся на З. не­рав­но­мер­но. Это пре­ж­де все­го оп­ре­де­ля­ет­ся гло­баль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми по­верх­но­сти З. – фор­мой гео­ида, по­ло­же­ни­ем уча­ст­ков су­ши в Ми­ро­вом ок., пло­ща­дью и фор­мой кон­ти­нен­тов, ост­ро­вов, а так­же шель­фов, рас­пре­де­ле­ни­ем глу­бин и осн. те­че­ния­ми в океа­не. Мож­но вы­де­лить две гл. со­став­ляю­щие рас­тит. ми­ра З. – рас­тит. мир от­кры­то­го океа­на и рас­тит. по­кров су­ши и при­бреж­ных уча­ст­ков шель­фа (до глу­бин при­мер­но 200 м). Рас­тит. мир от­кры­то­го океа­на – это гл. обр. од­но­кле­точ­ные во­до­рос­ли, ре­же циа­но­бак­те­рии и не­ко­то­рые ар­хеи (ар­хе­бак­те­рии), вхо­дя­щие в со­став планк­то­на, сво­бод­но пе­ре­ме­щае­мо­го вод­ны­ми мас­са­ми. Рас­тит. по­кров (фи­то­стро­ма) су­ши пред­став­лен пре­им. при­кре­п­лён­ны­ми к суб­стра­ту рас­тит. ор­га­низ­ма­ми в со­че­та­нии (на еди­ных био­то­пах) с гри­ба­ми, гри­бо­по­доб­ны­ми ор­га­низ­ма­ми и бак­те­рия­ми. Био­мас­са жи­вых осо­бей в рас­тит. по­кро­ве су­ши все­гда на по­ряд­ки боль­ше еже­год­ной про­дук­тив­но­сти, в рас­тит. ми­ре от­кры­то­го океа­на, на­про­тив, еже­год­ная про­дук­тив­ность зна­чи­тель­но боль­ше био­мас­сы еди­но­вре­мен­но су­ще­ст­вую­щих осо­бей. Свя­за­но это с вы­со­чай­ши­ми тем­па­ми раз­мно­же­ния од­но­кле­точ­ных ор­га­низ­мов от­кры­то­го океа­на при очень крат­кой про­дол­жи­тель­но­сти их жиз­ни. Об­щий за­пас био­мас­сы пред­ста­ви­те­лей рас­тит. ми­ра во мно­го раз вы­ше био­мас­сы всех др. ор­га­низ­мов, но да­же до­ля фи­то­мас­сы рас­тит. по­кро­ва су­ши по срав­не­нию с фи­то­мас­сой планк­то­на от­кры­то­го океа­на в раз­ных мо­де­лях оце­ни­ва­ет­ся по-раз­но­му.

Рас­тит. мир (и осо­бен­но рас­тит. по­кров) пред­став­ля­ет со­бой не­пре­рыв­ное един­ст­во со­че­та­ний ог­ром­но­го мно­же­ст­ва осо­бей раз­ных ви­дов рас­те­ний внут­ри био­ло­гич. со­об­ществ и оп­ре­де­лён­ное тер­ри­то­ри­ей (или ак­ва­то­ри­ей) един­ст­во объ­ек­тов на­дор­га­низ­мен­ной ор­га­ни­за­ции (по­пу­ля­ци­он­но-ви­до­во­го, био­це­но­ти­че­ско­го и био­ти­че­ско­го). По со­ста­ву рас­тит. объ­ек­тов, ха­рак­те­ри­зую­щих отд. тер­ри­то­рии и ак­ва­то­рии и в це­лом З., в рас­тит. по­кро­ве раз­ли­ча­ют­ся два взаи­мо­свя­зан­ных по­ня­тия: фло­ра и рас­ти­тель­ность.

Флора

Об­щее ко­ли­че­ст­во ви­дов рас­те­ний и др. фо­то­троф­ных ор­га­низ­мов в совр. фло­ре З. оце­ни­ва­ет­ся бо­лее чем в 400 тыс. ви­дов. Из них во­до­рос­лей (10 от­де­лов) – ок. 50 тыс. ви­дов, мо­хо­вид­ных – до 25 тыс., пси­ло­то­вид­ных – 12, плау­но­вид­ных – до 1 тыс., хво­ще­вид­ных – 35, па­по­рот­ни­ко­вид­ных – бо­лее 12 тыс., го­ло­се­мен­ных, гне­то­вых и эфед­ро­вых – 780, цвет­ко­вых – бо­лее 300 тыс. ви­дов. Из др. фо­то­троф­ных ор­га­низ­мов – ок. 2 тыс. ви­дов циа­но­бак­те­рий, ок. 100 ви­дов зе­лё­ных бак­те­рий и ок. 18–20 тыс. ви­дов ли­шай­ни­ков. В био­те З. в тес­ной свя­зи с ви­да­ми фло­ры раз­ви­ва­ют­ся гри­бы и гри­бо­по­доб­ные ор­га­низ­мы (не ме­нее 2/3 всех ви­дов ми­ко­био­ты, под­сис­те­мы био­ты, пред­став­лен­ной ви­да­ми это­го цар­ст­ва жи­вых ор­га­низ­мов, со­жи­тель­ст­ву­ют с рас­те­ния­ми или яв­ля­ют­ся их па­ра­зи­та­ми). Из­вест­но не ме­нее 100 тыс. ви­дов гри­бов, но изу­че­ны они ху­же, чем рас­те­ния, да и дан­ная вы­ше оцен­ка ко­ли­че­ст­ва ви­дов рас­те­ний в раз­ных груп­пах да­ле­ка от пол­но­ты. Мно­го ви­дов, осо­бен­но в тро­пи­ках, опи­сы­ва­ют­ся еже­год­но впер­вые. Во мно­гих груп­пах выс­ших рас­те­ний раз­ви­ва­ют­ся очень слож­ные эво­лю­цио­ни­рую­щие ком­плек­сы, в ко­то­рых вслед­ст­вие гиб­ри­ди­за­ции (кро­ме гиб­ри­до­ген­ных по­ло­вых ви­дов) раз­ви­ва­ют­ся и мно­го­числ. ра­сы, раз­мно­жаю­щие­ся не­по­ло­вым пу­тём. У во­до­рос­лей во мно­гих груп­пах име­ют­ся мно­го­числ. эко­ло­гич. фор­мы, об­ра­зую­щие сбор­ные ви­ды. Для мн. групп рас­те­ний, ны­не ма­ло­чис­лен­ных, из­вест­но го­раз­до большее чис­ло ис­ко­пае­мых ви­дов. Рас­цвет циа­но­бак­те­рий и мн. во­до­рос­лей при­хо­дит­ся на па­лео­зой, хо­тя и ны­не они пред­став­ле­ны зна­чит. чис­лом ви­дов, плау­нов и хво­щей – на ко­нец па­лео­зоя (350 млн. лет на­зад), го­ло­се­мен­ных – на ко­нец па­лео­зоя – се­ре­ди­ну ме­зо­зоя (280–180 млн. лет на­зад). Цвет­ко­вые рас­те­ния, гос­под­ствую­щие сей­час, поя­ви­лись ок. 110–125 млн. лет на­зад, как и очень бо­га­тая груп­па од­но­кле­точ­ных диа­то­мо­вых во­до­рос­лей.

Разл. груп­пы рас­те­ний рас­про­стра­не­ны на З. по-раз­но­му. Цвет­ко­вые ос­вои­ли поч­ти всю су­шу, за ис­клю­че­ни­ем лед­ни­ков Ан­тарк­ти­ды, Грен­лан­дии и вы­со­чай­ших гор, но очень не­боль­шим чис­лом ви­дов пред­став­ле­ны в океа­не. Их се­мей­ст­ва (в т. ч. круп­ней­шие – слож­но­цвет­ные, зла­ки, бо­бо­вые) хо­ро­шо раз­ви­ты на всех ма­те­ри­ках. Но всё же бо­гат­ст­во цвет­ко­вых яв­но убы­ва­ет в це­лом от эк­ва­то­ра к по­лю­сам; в тро­пи­ках пре­им. раз­ви­ты та­кие круп­ней­шие се­мей­ст­ва, как ор­хид­ные (бо­лее 20 тыс. ви­дов), ма­ре­но­вые, ме­ла­сто­мо­вые, мо­ло­чай­ные. Од­на­ко наи­боль­шее чис­ло ви­дов со­су­ди­стых рас­те­ний при­уро­че­но к суб­тро­пи­кам: край­ний юг Аф­ри­ки, Ка­ли­фор­ния и гор­ные рай­оны Мек­си­ки, го­ры Юго-Зап. Ки­тая, край­ний юго-за­пад Ав­ст­ра­лии. Па­по­рот­ни­ка­ми очень бо­га­ты тро­пи­ки, но силь­но обед­не­ны уме­рен­ные ши­ро­ты. То же от­но­сит­ся и к плау­но­вид­ным. Хво­щей боль­ше со­хра­ни­лось в уме­рен­ных ши­ро­тах и со­всем нет в Ав­ст­ра­лии. Сре­ди го­ло­се­мен­ных – са­гов­ни­ки (бо­лее 120 ви­дов) и но­го­п­лод­ни­ко­вые (ок. 150 ви­дов) рас­про­стра­не­ны в тро­пи­ках, где на­стоя­щих хвой­ных (со­сно­вых, ки­па­ри­со­вых) поч­ти нет. Мо­хо­вид­ные в це­лом бо­лее рав­но­мер­но рас­пре­де­ле­ны по су­ше, хо­тя тро­пич. ви­ды пре­об­ла­да­ют. В об­щем со­ста­ве флор на зем­ной су­ше до­ля во­до­рос­лей, ли­шай­ни­ков и мо­хо­вид­ных по срав­не­нию с выс­ши­ми спо­ро­вы­ми и цвет­ко­вы­ми воз­рас­та­ет по ме­ре при­бли­же­ния к по­лю­сам. Бед­ней­ши­ми по со­ста­ву ви­дов яв­ля­ют­ся фло­ры наи­бо­лее близ­ких к по­лю­сам ост­ро­вов и ря­да пус­тынь (об­шир­ные рай­оны Са­ха­ры, Ну­бий­ской пус­ты­ни, Ара­вий­ско­го п-ова, се­ве­ро-за­па­да Ки­тая). При этом в при­по­ляр­ных фло­рах гос­под­ству­ют низ­шие рас­те­ния и мо­хо­вид­ные, а в пус­тын­ных – цвет­ко­вые. Бо­гат­ст­во и бед­ность флор да­ле­ко не на­пря­мую свя­за­ны с бо­гат­ст­вом и раз­но­об­ра­зи­ем рас­ти­тель­но­сти в раз­ных рай­онах Зем­ли.

Растительность

Горные леса (Кавказ). Фото К. Е. Михайлова
Галерейные пойменные леса в Приморском крае (долина реки Бикин). Фото К. Е. Михайлова

Раз­но­об­ра­зие рас­тит. со­об­ществ на З. ис­клю­чи­тель­но ве­ли­ко, но не­дос­та­точ­но пол­но опи­са­но. Еди­ной клас­си­фи­ка­ции рас­ти­тель­но­сти для всех ре­гио­нов зем­ной су­ши нет. По срав­не­нию с фло­рой рас­ти­тель­ность зна­чи­тель­но бо­лее ди­на­мич­на. Её рас­пре­де­ле­ние по по­верх­но­сти З. оп­ре­де­ля­ет­ся разл. со­ста­вом флор кон­ти­нен­тов и круп­ных ост­ро­вов, ко­то­рый в осн. сло­жил­ся во 2-й пол. тре­тич­но­го пе­рио­да (20–10 млн. лет на­зад), но под­верг­ся рез­ким из­ме­не­ни­ям в те­че­ние по­след­не­го гло­баль­но­го кри­зи­са позд­не­го плио­це­на – плей­сто­це­на (4–0,02 млн. лет на­зад), ко­гда об­щие фи­зи­ко-гео­гра­фич. ус­ло­вия су­ще­ст­во­ва­ния рас­тит. ми­ра мно­го­крат­но ме­ня­лись. Из­ме­не­ния в со­ста­ве рас­ти­тель­но­сти во вре­мя это­го кри­зи­са (как и в совр. пе­ри­од) упо­ря­до­чи­ва­лись ос­нов­ны­ми (пре­им. кли­ма­ти­че­ски­ми) за­ко­но­мер­но­стя­ми: ши­рот­ной зо­наль­но­стью, сек­тор­но­стью и вы­сот­ной по­яс­но­стью. В Ми­ро­вом ок. пре­об­ла­да­ет роль ши­рот­ной зо­наль­но­сти (и ши­рот­но-зо­наль­ные вы­де­лы рас­тит. ми­ра сов­па­да­ют с кли­ма­ти­че­ски­ми, со­ляр­ны­ми). Эта схе­ма ос­лож­ня­ет­ся лишь пе­ре­рас­пре­де­ле­ни­ем тё­п­лых и хо­лод­ных вод­ных масс. На су­ше эти за­ко­но­мер­но­сти дей­ст­ву­ют толь­ко со­вме­ст­но (и син­хрон­но с из­ме­не­ния­ми гра­ниц су­ши и океа­на). Имен­но по­это­му хо­ро­шо вы­ра­же­на в Ев­ра­зии ши­рот­ная сме­на поч­вен­но-рас­тит. зон, ко­то­рая час­тич­но по­вто­ря­ет­ся на се­ве­ре Аме­ри­ки (при­мер­но с 45° сев. ши­ро­ты) и на юге Сев. Аме­ри­ки пе­ре­кры­ва­ет­ся рез­ки­ми сме­на­ми рас­ти­тель­но­сти З. в ме­ри­дио­наль­ных сек­то­рах. На б. ч. Ав­ст­ра­лии поч­вен­но-рас­тит. зо­ны соз­да­ют поч­ти кон­цен­трич. струк­ту­ру (от­кры­тую к се­ве­ро-за­па­ду). Пре­им. сек­тор­но упо­ря­до­че­на рас­ти­тель­ность Ама­зо­нии и бас­сей­на р. Кон­го. В Ев­ра­зии хо­ро­шо вы­ра­же­ны зо­ны (и под­зо­ны) сте­пей и пус­тынь в глу­би­не кон­ти­нен­та. Но тро­пич. пус­ты­ни Ата­ка­ма и На­миб на­чи­на­ют­ся не­по­сред­ст­вен­но от океа­нов (т. е. на­блю­да­ет­ся со­вер­шен­но иная сек­тор­ная упо­ря­до­чен­ность). Боль­шие про­стран­ст­ва су­ши за­ня­ты гор­ны­ми сис­те­ма­ми, в ко­то­рых зо­наль­ные фак­то­ры пе­ре­кры­ва­ют­ся вы­сот­ной по­яс­но­стью; в них со­став поч­вен­но-рас­тит. поя­сов (ти­пы по­яс­но­сти) рез­ко из­ме­ня­ет­ся в за­ви­си­мо­сти от по­ло­же­ния гор на кон­ти­нен­тах, от ши­ри­ны и рас­пре­де­ле­ния вы­сот гор­ных мас­си­вов, экс­по­зи­ции мак­ро­скло­нов и т. д. В круп­ных гор­ных сис­те­мах не­ред­ки об­шир­ные кот­ло­ви­ны, где со­став рас­ти­тель­но­сти мо­жет быть как близ­ким к зо­наль­но­му, так и рез­ко от­ли­чаю­щим­ся. Со­вме­ст­ное про­яв­ле­ние зо­наль­ных, сек­тор­ных и вы­сот­но-по­яс­ных за­ко­но­мер­но­стей в со­ста­ве рас­ти­тель­но­сти и раз­ви­тых под ней почв на тер­ри­то­ри­ях раз­ной раз­мер­но­сти по­зво­ля­ет зна­чи­тель­но пол­нее вы­яв­лять осо­бен­но­сти ме­ст­но­го кли­ма­та.

В разл. струк­ту­рах рас­тит. по­кро­ва все­гда уча­ст­ву­ют со­об­ще­ст­ва раз­ных ти­пов рас­ти­тель­но­сти (ок. 100). Не­ко­то­рые из них яв­ля­ют­ся ос­нов­ны­ми для об­шир­ных ши­рот­ных зон или под­зон на рав­ни­нах или вы­сот­ных поя­сов в го­рах (до­ж­де­вые тро­пич. ле­са, веч­но­зе­лё­ные «ле­са ту­ма­нов» – в по­ло­се по­сто­ян­но­го ту­ма­но­об­ра­зо­ва­ния в го­рах тро­пи­ков и суб­тро­пи­ков, са­ван­но­вые или мус­сон­ные ле­са, са­ван­ны, же­ст­ко­ли­ст­ные веч­но­зе­лё­ные ле­са, ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные лис­то­пад­ные ле­са, бо­ре­аль­ные хвой­ные ле­са, или тай­га, сте­пи и т. д.). Дру­гие ти­пы рас­ти­тель­но­сти ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны на ря­де кон­ти­нен­тов, но не при­уро­че­ны, а тем бо­лее не гос­под­ству­ют в той или иной зо­не (тро­пич. ко­лю­че­ле­сье, бо­ры, тор­фя­ные бо­ло­та, со­лон­ча­ко­вая рас­ти­тель­ность, ман­гры, вы­со­ко­тра­вье и т. д.). Есть и та­кие ти­пы рас­ти­тель­но­сти, ко­то­рые раз­ви­ты толь­ко в го­рах и на раз­ных кон­ти­нен­тах. Во мно­гих слу­ча­ях в ти­пах рас­ти­тель­но­сти рез­ко про­яв­ля­ет­ся изо­мор­фия рас­тит. фор­ма­ций. Суть это­го яв­ле­ния в том, что на раз­ных кон­ти­нен­тах, об­ла­даю­щих раз­ной фло­рой, виды, да­ле­ко не близ­ко­род­ст­вен­ные, но при­над­ле­жа­щие к еди­ным ти­пам жиз­нен­ной фор­мы (эко­био­мор­фы), об­ра­зу­ют фи­то­це­но­зы (не­ред­ко очень слож­ные по струк­ту­ре), ко­то­рые со­став­ля­ют еди­ный тип рас­ти­тель­но­сти. Та­ко­вы и са­ван­но­вые ле­са, и ка­атин­га (тип ра­сти­тель­но­сти, ха­рак­тер­ный для се­ве­ро-во­с­то­ка Бра­зиль­ско­го пло­ско­го­рья, а так­же для Ма­да­гас­ка­ра и Сев.-Вост. Ав­стра­лии, где пре­об­ла­да­ют де­ре­вья с тол­сты­ми ство­ла­ми – ре­зер­вуа­ра­ми вла­ги, т. н. бу­ты­лоч­ные де­ре­вья или де­ре­вья-фля­ги). Та­ко­вы вы­со­ко­гор­ные па­ра­мо, в ко­то­рых гос­под­ству­ют тра­вя­ные де­ре­вья из раз­ных групп слож­но­цвет­ных, ло­бе­лие­вых, бро­ме­лие­вых и др., ха­рак­тер­ные для Анд, гор Вост. Аф­ри­ки. Вы­со­кие дер­но­вин­ные зла­ки, об­ра­зую­щие ог­ром­ные коч­ки, пре­об­ла­да­ют в со­об­щест­вах влаж­ных ва­ри­ан­тов пам­пы Ар­ген­ти­ны и Уруг­вая, а так­же в тус­со­ках Но­вой Зе­лан­дии, Ог­нен­ной Зем­ли, Фолк­ленд­ских о-вов, в го­рах Вост. Аф­ри­ки.

Со­об­щест­ва ка­ли­фор­ний­ско­го чап­па­ра­ля, юж­но-аф­ри­кан­ско­го фин­бо­ша или юго­за­пад­но-ав­стра­лий­ско­го квон­га­на, мал­ли-скрэ­ба (часть ку­стар­ни­ко­вых са­ванн Ав­стра­лии) по сход­ным кли­ма­тич. ха­рак­те­ри­сти­кам тер­ри­то­рий ча­сто свя­зы­ва­ют друг с дру­гом и со вто­рич­ны­ми ти­па­ми ра­сти­тель­но­сти Сре­ди­зем­но­мо­рья. Все они раз­ви­ва­ют­ся в ус­ло­ви­ях рез­ких смен се­зо­нов дож­дей и глу­бо­кой за­су­хи (во вре­мя ко­то­рой обыч­но вы­го­ра­ют), но силь­но раз­ли­ча­ют­ся по со­ста­ву ви­дов, струк­ту­ре со­об­ществ (со­от­но­ше­нию веч­но­зе­лё­ных, ли­сто­пад­ных, без­лист­ных низ­ких де­ревь­ев и вы­со­ких ку­стар­ни­ков, по раз­ви­тию тра­вя­ни­сто­го яру­са и т. д.). Не­ред­ко это не­за­ви­си­мо воз­ни­каю­щее сход­ст­во на­зы­ва­ют кон­вер­ген­ци­ей фи­то­це­но­зов раз­ных ти­пов рас­ти­тель­но­сти. В рас­тит. по­кро­ве есть яв­ле­ния, бо­лее от­ве­чаю­щие по­ня­тию кон­вер­ген­ции (напр., сход­ст­во бо­ров уме­рен­ных стран и тро­пи­ков), но луч­ше из­бе­гать по­доб­ных обоб­ще­ний по от­но­ше­нию к рас­ти­тель­но­сти, ис­то­рич. раз­ви­тие ко­то­рой – фи­ло­це­но­ге­нез – идёт по со­вер­шен­но иным за­ко­нам, чем фи­ло­ге­нез рас­те­ний, хо­тя и то и дру­гое – час­ти об­ще­го про­цес­са эво­лю­ции рас­те­ний.

Ста­нов­ле­ние и раз­ви­тие рас­тит. по­кро­ва про­ис­хо­дит в по­след­ние неск. млн. лет на ос­но­ве уже силь­но обо­соб­лен­ных флор не толь­ко отд. кон­ти­нен­тов, но и мн. круп­ных их час­тей. Рас­ти­тель­ность же этих тер­ри­то­рий из­ме­ня­лась в это вре­мя с боль­шей ско­ро­стью. По­это­му наи­бо­лее круп­ные фи­то­хо­рии (тер­ри­то­рии, вы­де­ляе­мые по при­зна­кам фло­ры и рас­ти­тель­но­сти) ха­рак­те­ри­зу­ют­ся пре­им. ори­ги­наль­ны­ми эле­мен­та­ми, свой­ст­вен­ны­ми фло­ре этих тер­ри­то­рий (эн­де­мич­ные се­мей­ст­ва и ро­ды со­су­ди­стых рас­те­ний, ре­же – мо­хо­вид­ных). Но при этом вы­де­ле­нии все­гда учи­ты­ва­ют­ся и свое­об­ра­зие ти­пов рас­ти­тель­но­сти, и со­став эн­де­мич­ных фор­ма­ций рас­ти­тель­но­сти раз­ных ти­пов, пред­став­лен­ных толь­ко на этих тер­ри­то­ри­ях. Выс­ших еди­ниц бо­та­ни­ко-гео­гра­фи­че­ско­го (фло­ри­сти­че­ско­го) рай­они­ро­ва­ния су­ши – царств (до­ми­нио­нов) – не­мно­го [см. кар­ту Бо­та­ни­ко-гео­гра­фи­че­ские цар­ст­ва (до­ми­нио­ны) и под­цар­ст­ва (суб­до­ми­нио­ны)]. Ча­ще все­го вы­де­ля­ют 6 царств (но гра­ни­цы их мо­гут очер­чи­вать­ся по-раз­но­му): Го­ларк­ти­че­ское, Па­лео­тро­пи­че­ское, Не­о­тро­пи­че­ское, Юж­но-Аф­ри­кан­ское (по А. Л. Тах­тад­жя­ну – в иных гра­ни­цах Кап­ское), Ав­ст­ра­лий­ское и Го­лан­тарк­ти­че­ское. В их пре­де­лах Тах­тад­жян раз­ли­ча­ет 8 под­царств и 35 об­лас­тей. В но­вей­ших схе­мах кит. бо­та­ни­ков чис­ло царств уве­ли­чи­ва­ет­ся до 10–12, а чис­ло об­лас­тей – до 50.

Северная тайга (Кольский полуостров). Фото Д. В. Соловьёва

Совр. рас­тит. по­кров су­ши – кон­сер­ва­тив­ное об­ра­зо­ва­ние, хра­ня­щее сви­де­тель­ст­ва его ис­то­рич. раз­ви­тия в весь­ма из­мен­чи­вой при­род­ной сре­де по­след­них 4 млн. лет. Но и сви­де­тельств рез­ких ан­тро­по­ген­ных из­ме­не­ний рас­тит. по­кро­ва З. в ре­зуль­та­те дея­тель­но­сти че­ло­ве­че­ст­ва, пре­об­ра­зую­щей при­род­ную сре­ду, не­ма­ло. Во мно­гих ре­гио­нах З. ес­теств. рас­ти­тель­ность поч­ти пол­но­стью из­ме­не­на (и да­же ис­чез­ла). В ре­зуль­та­те вы­руб­ки ле­сов и рас­паш­ки тра­вя­ных эко­си­стем она за­ме­не­на ан­тро­по­ген­ной рас­ти­тель­но­стью, в пер­вую оче­редь аг­ро­це­но­за­ми, за­ня­ты­ми мо­но­куль­ту­ра­ми с.-х. рас­те­ний, са­же­ны­ми од­но­по­род­ны­ми ле­са­ми, по­сад­ка­ми раз­но­об­раз­ных рас­те­ний, даю­щих сы­рьё для пром-сти, и т. д. Ин­тен­сив­ное жи­вот­но­вод­ст­во пре­об­ра­зи­ло и па­ст­би­ща – при­род­ные кор­мо­вые уго­дья. По­доб­ное хо­зяй­ст­во­ва­ние при­во­дит к не­об­ра­ти­мым пе­ре­рас­пре­де­ле­ни­ям сто­ка вла­ги, смы­ву и вы­вет­ри­ва­нию пло­до­род­ных го­ри­зон­тов почв, опус­ты­ни­ва­нию тер­ри­то­рий, со­про­во­ж­дае­мо­му не­ред­ко вто­рич­ным за­со­ле­ни­ем почв, не­воз­мож­но­сти во­зоб­нов­ле­ния лес­ных це­но­зов и т. д. Воз­ник­ли и свое­об­раз­ные вто­рич­ные, ме­нее про­дук­тив­ные ти­пы рас­ти­тель­но­сти – га­ри­га Зап. Сре­ди­зем­но­мо­рья, рас­ти­тель­ность за­со­лён­ных ланд­шаф­тов в мес­тах сбро­са вод с оро­шае­мых па­шен и т. д. Рез­ко со­кра­ща­ют­ся ареа­лы боль­шо­го чис­ла ви­дов фло­ры З., по­пу­ля­ции их те­ря­ют свя­зи друг с дру­гом, со­кра­ща­ет­ся чис­лен­ность осо­бей в по­пу­ля­ци­ях. Мно­гие ви­ды, в т. ч. ещё не опи­сан­ные, гиб­нут при сплош­ных руб­ках ле­сов (осо­бен­но в тро­пи­ках).

В свя­зи с реа­ли­за­ци­ей про­грамм по со­хра­не­нию био­раз­но­об­ра­зия в ми­ре зна­чи­тель­но уве­ли­чи­лось чи­сло осо­бо ох­ра­няе­мых при­род­ных тер­ри­то­рий – за­по­вед­ни­ков, нац. и при­род­ных пар­ков и др., где соз­да­ют­ся ус­ло­вия для ре­аль­ной ох­ра­ны зна­чит. ча­сти фло­ры З. и уни­каль­ных и ред­ких ра­стит. со­об­ществ. Не­ма­ло ви­дов ра­сте­ний сох­ра­ня­ет­ся и в по­сте­пен­но рас­ши­ряю­щей­ся се­ти бо­та­нич. са­дов, а так­же в лес­ных куль­ту­рах, в пи­том­ни­ках де­ко­ра­тив­но-цве­точ­ных ра­сте­ний и в сти­хий­ной ин­тро­дук­ции. Но раз­но­об­ра­зие ра­сти­тель­но­сти со­хра­нить зна­чи­тель­но труд­нее (со­вер­шен­но не уда­ют­ся опы­ты по вос­ста­нов­ле­нию дож­де­вых тро­пич. ле­сов, нет опы­та вос­ста­нов­ле­ния «ле­сов ту­ма­нов», ка­атин­ги и ря­да др. ти­пов ра­сти­тель­но­сти). Бо­лее то­го, ра­сти­тель­ность мн. райо­нов З. изу­че­на всё ещё не­до­ста­точ­но; осо­бен­но это ка­са­ет­ся ди­на­ми­ки сме­ны ра­сти­тель­но­сти, что не поз­во­ля­ет раз­ра­бо­тать и оп­ти­маль­ные ре­жи­мы функ­цио­ни­ро­ва­ния со­об­ществ на ох­ра­няе­мых при­род­ных тер­ри­то­ри­ях.

Животный мир

Ор­га­ни­за­ция жи­вот­но­го ми­ра З. вы­ра­жа­ет­ся в так­со­но­ми­чес­ком, в т. ч. ви­до­вом, со­ста­ве (че­му со­от­вет­ст­ву­ет по­ня­тие фау­ны), в струк­ту­ре на­се­ле­ния жи­вот­ных (по­пу­ля­ций и со­об­ществ), в ком­по­зи­ци­ях мор­фоа­дап­тив­ных форм, сим­био­тич. и па­ра­зи­тар­ных ком­плек­сов, со­ци­аль­ных груп­пи­ро­вок, в про­стран­ст­вен­ном рас­пре­де­ле­нии и гео­гра­фич. рас­про­стра­не­нии (ареа­лы). Раз­но­об­ра­зие и ди­на­ми­ка этих форм жиз­ни жи­вот­ных обу­слов­ле­ны кли­ма­тич. ус­ло­вия­ми, ти­пом сре­ды оби­та­ния (во­до­ём, по­верх­ность су­ши, поч­ва и др.), эво­люц. про­цес­са­ми, пу­тя­ми фор­ми­ро­ва­ния и свя­зя­ми фау­ны, гео­ло­гич. ис­то­ри­ей, хо­зяйств. дея­тель­но­стью че­ло­ве­ка и др.

Состав фауны

Лежбище морских котиков (остров Беринга). Фото А. Кумарькова

Об­щее ко­ли­че­ст­во ви­дов совр. жи­вот­ных на З. оце­ни­ва­ет­ся ча­ще все­го в 1,5–2,0 млн., но не­ко­то­рые зоо­ло­ги с учё­том тем­пов опи­са­ния но­вых, ра­нее не­из­вест­ных ви­дов пред­по­ла­га­ют, что их мо­жет быть в 10 раз боль­ше; ре­аль­ны­ми счи­та­ют­ся про­гно­зы в 3–4 млн. ви­дов. По ос­нов­ным бо­лее или ме­нее при­ня­тым ти­пам жи­вот­ных ви­до­вое бо­гат­ст­во рас­пре­де­ля­ет­ся при­мер­но сле­дую­щим об­ра­зом: хор­до­вые 52 000 ви­дов, иг­ло­ко­жие 7000, по­го­но­фо­ры 170, ще­тин­ко­че­лю­ст­ные 150, пле­че­но­гие 420, мшан­ки 4000, чле­ни­сто­но­гие 1 200 000, ти­хо­ход­ки 400, мол­лю­ски 140 000, эхиу­ри­ды 140, си­пун­ку­ли­ды 320, коль­ча­тые чер­ви 16 000, не­мер­ти­ны 900, го­ло­во­хо­бот­ные 430, ко­ло­врат­ки 3000, скреб­ни 750, круг­лые чер­ви 20 000, пло­ские чер­ви 18 000, кни­да­рии 7000, греб­не­ви­ки 80, губ­ки 5000, про­чие мно­го­кле­точ­ные 1000, все ти­пы про­стей­ших ок. 40 000 ви­дов.

Ха­рак­тер­ная чер­та сис­те­ма­тич. струк­ту­ры жи­вот­но­го ми­ра – край­не не­рав­ное чис­ло ви­дов в так­со­нах. Так, на уров­не ти­пов аб­со­лют­но до­ми­ни­ру­ют чле­ни­сто­но­гие, 80% ко­то­рых при­хо­дит­ся на до­лю од­но­го клас­са на­се­ко­мых, со­став­ляю­щих око­ло по­ло­ви­ны ви­дов всех жи­вот­ных З. Во вто­ром по ве­ли­чи­не ти­пе мол­лю­сков 85% ви­дов пред­став­ле­но клас­сом брю­хо­но­гих. В ти­пе круг­лых чер­вей аб­со­лют­но пре­об­ла­да­ет класс не­ма­тод. Ряд групп, вы­де­лен­ных зоо­ло­га­ми в ран­ге ти­пов или клас­сов, со­сто­ят из ма­ло­го чис­ла или да­же еди­нич­ных ви­дов. Так, в ти­пах кам­пто­зо­ев и по­лу­хор­до­вых все­го ок. 100 ви­дов, а в не­ко­то­рых клас­сах – ок. 10 (в т. ч. при­апу­ли­ды, вес­ти­мен­тифе­ры, ме­че­хво­сты). Раз­лич­ны так­же адап­тив­ные зо­ны так­со­нов (ти­пов, клас­сов, от­ря­дов и т. д.). На раз­ных эта­пах эво­лю­ции мак­си­маль­но ши­ро­кие адап­тив­ные зо­ны бы­ли у наи­бо­лее про­дви­ну­тых групп жи­вот­ных, напр. в ме­зо­зое – у пре­смы­каю­щих­ся, в кай­но­зое – у мле­ко­пи­таю­щих, ко­то­рые, как в своё вре­мя реп­ти­лии, де­мон­ст­ри­ру­ют ог­ром­ное раз­но­об­ра­зие жиз­нен­ных форм (оби­та­те­ли су­ши и мо­ря, ле­таю­щие, дре­вес­ные, под­зем­ные, хищ­ни­ки и тру­пое­ды, фи­то­фа­ги и т. д.). К про­цве­таю­щим в на­стоя­щий пе­ри­од ис­то­рии З. от­но­сят­ся так­же клас­сы птиц, на­се­ко­мых, ра­ко­об­раз­ных, не­ма­тод и др. Сре­ди ти­пов и клас­сов с уз­ки­ми адап­тив­ны­ми зо­на­ми – иг­ло­ко­жие, мшан­ки, губ­ки, осо­бен­но бед­ные ви­да­ми по­го­но­фо­ры, ще­тин­ко­че­лю­ст­ные, про­цве­тав­шие в па­лео­зое пле­че­но­гие.

Климатические условия, природная поясность и распределение животных

До­воль­но чёт­кое ши­рот­ное рас­пре­де­ле­ние фау­ны и жи­вот­но­го на­се­ле­ния на пла­не­те за­ви­сит пре­ж­де все­го от темп-ры. Умень­ше­ние сум­мар­но­го ви­до­во­го бо­гат­ст­ва от­чёт­ли­во про­сле­жи­ва­ет­ся от эк­ва­то­ра к по­лю­сам. В эк­ва­то­ри­аль­ном и тро­пич. поя­сах оби­та­ет при­мер­но 75% ви­дов всей фау­ны З., в уме­рен­ных – 20–30%, а в хо­лод­ных – все­го ок. 2%. При ана­ли­зе за­ви­си­мо­сти ви­до­во­го раз­но­об­ра­зия фа­ун от кли­ма­тич. ус­ло­вий учи­ты­ва­ют­ся пло­ща­ди срав­ни­вае­мых тер­ри­то­рий или ак­ва­то­рий. Напр., в арк­тич. фау­не (мор­ской, пре­сно­вод­ной и на­зем­ной) на­счи­ты­ва­ет­ся ок. 16 тыс. ви­дов жи­вот­ных, а в Ин­дии (вме­сте с при­бреж­ны­ми во­да­ми), пло­щадь ко­то­рой (3,3 млн. км2) рав­на толь­ко ма­те­ри­ко­вой час­ти Арк­ти­ки, – до 90 тыс. ви­дов. Не­мно­гим боль­ше ви­дов (ок. 96 тыс.) – на всей тер­ри­то­рии Рос­сии (с при­ле­гаю­щи­ми ак­ва­то­рия­ми), пло­щадь ко­то­рой 17 млн. км2. Та­кая за­ви­си­мость осо­бен­но про­яв­ля­ет­ся в ус­ло­ви­ях чёт­ко­го сни­же­ния тем­пе­ра­тур­ной «ком­форт­но­сти» для жи­вот­ных, в пре­де­лах уме­рен­но­го и хо­лод­ных поя­сов. Напр., в Си­би­ри ви­до­вое бо­гат­ст­во кон­крет­ных фа­ун птиц от ле­со­сте­пи до арк­тич. по­бе­ре­жья умень­ша­ет­ся в де­сять раз.

Африканские слоны в саванне (Кения).

Рас­пре­де­ле­ние жи­вот­ных на су­ше за­ви­сит так­же от со­от­но­ше­ния те­п­ла и вла­ги. Так, в пре­де­лах хо­лод­но­го и уме­рен­но­го поя­сов Сев. по­лу­ша­рия раз­но­об­ра­зие, плот­ность на­се­ле­ния жи­вот­ных и об­щая зоо­мас­са на пла­ко­рах мак­си­маль­ны в по­ло­се ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов и ле­со­сте­пи, где т. н. ра­ди­ац. ин­декс су­хо­сти при­мер­но ра­вен 1 (вы­па­даю­щие осад­ки мо­гут пол­но­стью ис­па­рить­ся за счёт кли­ма­тич. те­п­ла). К се­ве­ру и югу от этой по­ло­сы мн. па­ра­мет­ры жи­вот­но­го ми­ра сни­жа­ют­ся в со­от­вет­ст­вии с умень­ше­ни­ем те­п­ла или вла­ги. Од­на­ко в арид­ных ланд­шаф­тах об­щее ви­до­вое раз­но­об­ра­зие (с учё­том ин­тра­зо­наль­ных эле­мен­тов) зна­чи­тель­но вы­ше, чем в хо­лод­ных. По­доб­ные из­ме­не­ния па­ра­мет­ров жи­вот­но­го ми­ра мо­гут по­вто­рять­ся в сис­те­мах суб­тро­пич. и тро­пич. поя­сов.

На фо­не гло­баль­ных из­ме­не­ний сум­мар­ных по­ка­за­те­лей жи­вот­но­го ми­ра в раз­ных при­род­ных поя­сах и зо­нах су­ще­ст­вен­но ме­ня­ют­ся об­щая так­со­но­мич. струк­ту­ра фау­ны, со­от­но­ше­ния круп­ных сис­те­ма­тич. групп, ка­ж­дая из ко­то­рых име­ет не­ко­то­рые осо­бен­но­сти ши­рот­но­го рас­пре­де­ле­ния. Так, в тро­пич. поя­се чле­ни­сто­но­гие со­став­ля­ют бо­лее 80% фау­ны, в уме­рен­ном – ок. 70%, а в хо­лод­ном – до 55%. До­ля ти­па коль­ча­тых чер­вей уве­ли­чи­ва­ет­ся в этом же ря­ду от 1 до 8%, а удель­ный вес хор­до­вых схо­ден во всех при­род­ных поя­сах (5–6%). При этом гло­баль­ное рас­пре­де­ле­ние так­со­нов свя­за­но со сте­пе­нью их эво­люц. про­дви­ну­то­сти или при­ми­тив­но­сти. Напр., ви­до­вое раз­но­об­ра­зие не­ко­то­рых от­но­си­тель­но при­ми­тив­ных групп не столь рез­ко сни­жа­ет­ся в хо­лод­ных ланд­шаф­тах: за По­ляр­ным кру­гом оби­та­ют не ме­нее 30% ви­дов ти­па ти­хо­хо­док и ок. 10% клас­са но­го­хво­сток, в то вре­мя как по­зво­ноч­ных (мле­ко­пи­таю­щих, птиц, рыб) – 1,5–2,0%. В тро­пи­ках осо­бен­но раз­но­об­раз­ны са­мые про­грес­сив­ные мо­ло­дые груп­пы; напр., сре­ди птиц – во­робь­и­но­об­раз­ные, по­пу­гае­об­раз­ные, го­лу­бе­об­раз­ные, стри­же­об­раз­ные, а в бо­лее вы­со­ких ши­ро­тах уве­ли­чи­ва­ет­ся до­ля групп, стоя­щих на бо­лее низ­кой сту­пе­ни фи­ло­ге­не­тич. ие­рар­хии, та­ких как ржан­ко­об­раз­ные (чай­ки, ку­ли­ки, чис­ти­ки), га­га­ро­об­раз­ные, труб­ко­но­сые, пин­гви­ны и др. В фау­нах тро­пи­ков, суб­тро­пи­ков и б. ч. уме­рен­но­го поя­са по чис­лу ви­дов до­ми­ни­ру­ют на­се­ко­мые, до­ля ко­то­рых сни­жа­ет­ся с про­дви­же­ни­ем в вы­со­кие ши­ро­ты, где они мо­гут ус­ту­пать пер­вен­ст­во др. чле­ни­сто­но­гим, напр. клас­су пау­ко­об­раз­ных. Пред­по­ла­га­ют, что во все пе­рио­ды раз­ви­тия ор­га­нич. ми­ра З. имен­но в тро­пи­ках за­ро­ж­да­лись но­вые, про­грес­сив­ные груп­пы ор­га­низ­мов, ко­то­рые «вы­тес­ня­лись» в вы­со­кие ши­ро­ты вновь фор­ми­рую­щи­ми­ся, бо­лее вы­со­ко­ор­га­ни­зо­ван­ны­ми. Эти яв­ле­ния мож­но так­же свя­зать и с эко­ло­го-фи­зио­ло­гич. фак­то­ра­ми, в ча­ст­но­сти с от­но­си­тель­но бóльшими при­спо­со­би­тель­ны­ми воз­мож­но­стя­ми низ­ко­ор­га­ни­зо­ван­ных су­ществ в хо­лод­ных ус­ло­ви­ях.

По­ка­за­те­ли ви­до­во­го раз­но­об­ра­зия и плот­но­сти жи­вот­но­го на­се­ле­ния, за­ви­ся­щие от кли­ма­тич. ус­ло­вий, струк­ту­ры ланд­шаф­та, осо­бен­но­стей кон­крет­ных ме­сто­оби­та­ний, взаи­мо­свя­за­ны. При сни­же­нии ви­до­во­го бо­гат­ст­ва час­то уве­ли­чи­ва­ет­ся по­пу­ля­ци­он­ная плот­ность отд. ви­дов, что по­вы­ша­ет сум­мар­ную чис­лен­ность жи­вот­но­го на­се­ле­ния. Так, на океа­нич. изо­ли­ро­ван­ных ост­ро­вах ви­дов ма­ло, но они мо­гут дос­ти­гать го­раз­до бо­лее вы­со­кой чис­лен­но­сти, чем в ма­те­ри­ко­вых эко­си­сте­мах. В тро­пич. ле­сах с край­не бо­га­той фау­ной плот­ность ви­до­вых по­пу­ля­ций в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев низ­ка; в эко­си­сте­мах бо­лее хо­лод­ных зон при мень­шем раз­но­об­ра­зии ви­дов мно­гие из них дос­ти­га­ют очень вы­со­кой чис­лен­но­сти, напр. та­ёж­ные и тун­д­ро­вые гры­зу­ны (по­лёв­ки, лем­мин­ги). Од­на­ко при ин­тен­сив­ном ис­поль­зо­ва­нии био­ре­сур­сов в вы­со­ких ши­ро­тах (напр., при рыб­ном про­мыс­ле) по­пу­ля­ции бы­ст­ро де­гра­ди­ру­ют и дол­го не вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся, т. к. вслед­ст­вие су­ро­вых ус­ло­вий про­дук­тив­ность, ин­тен­сив­ность раз­мно­же­ния и рос­та не­ве­ли­ки.

Бурый медведь с добычей. Фото И. П. Шпиленка

Оп­ре­де­лён­ные тен­ден­ции гло­баль­но­го рас­пре­де­ле­ния жи­вот­но­го ми­ра про­яв­ля­ют­ся и в со­от­но­ше­ни­ях эко­ло­гич. форм, в т. ч. тро­фи­че­ских групп. Так, ви­до­вое раз­но­об­ра­зие и до­ля в фау­не рас­ти­тель­но­яд­ных ви­дов мак­си­маль­ны в тро­пи­ках и в суб­тро­пи­ках, а пло­то­яд­ных – в хо­лод­ных поя­сах. Ана­ло­гич­ное рас­пре­де­ле­ние де­мон­ст­ри­ру­ют и вод­ные жи­вот­ные. Напр., в тё­п­лых кли­ма­тич. поя­сах в фау­не пре­сно­вод­ных рыб от­но­си­тель­но мно­го рас­ти­тель­но­яд­ных ви­дов от­ря­да кар­по­об­раз­ных, в уме­рен­ном поя­се их чис­ло рез­ко сни­же­но, на се­ве­ре в та­ёж­ной и тун­д­ро­вой зо­нах они от­сут­ст­ву­ют, но раз­но­об­раз­ны пло­то­яд­ные ло­со­се­об­раз­ные. Это, воз­мож­но, свя­за­но с эко­ло­гич. вы­иг­ры­шем, обу­слов­лен­ным пи­та­ни­ем вы­со­ко­ка­ло­рий­ной пи­щей в ус­ло­ви­ях низ­ких темп-р, с крат­ко­стью ве­ге­тац. пе­рио­да и с не­боль­шим раз­но­об­ра­зи­ем рас­те­ний.

Кли­ма­тич. по­яс­ность и при­род­ная зо­наль­ность обу­слов­ли­ва­ют в пер­вую оче­редь эко­ло­гич. па­ра­мет­ры жи­вот­но­го ми­ра: струк­ту­ру жи­вот­но­го на­се­ле­ния (эко­си­стем, зоо­це­но­зов), на­бор жиз­нен­ных форм, ха­рак­тер ди­на­ми­ки чис­лен­но­сти и т. д. Он оп­ре­де­ля­ет­ся так­же осо­бен­ностя­ми ви­до­вых ареа­лов, ве­ли­чи­на и струк­ту­ра ко­то­рых за­ви­сят как от об­ра­за жиз­ни, раз­ме­ров те­ла и био­це­но­тич. свя­зей, так и от ха­рак­те­ра био­то­па и ланд­шаф­та. Ареа­лы мел­ких жи­вот­ных час­то об­шир­нее, чем круп­ных, ко­то­рым нуж­ны боль­шие уча­ст­ки для нор­маль­но­го оби­та­ния. Поч­ва как сре­да оби­та­ния в оп­ре­де­лён­ной ме­ре «сгла­жи­ва­ет» ко­ле­ба­ния кли­ма­та, что спо­соб­ст­ву­ет ши­ро­ко­му рас­про­стра­не­нию поч­вен­ных жи­вот­ных; напр., чрез­вы­чай­но об­шир­ны ареа­лы не­ко­то­рых до­ж­де­вых чер­вей и осо­бен­но мел­ких чле­ни­сто­но­гих – кле­щей, но­го­хво­сток и др. Ареа­лы хищ­ни­ков (напр., со­ко­ла сап­са­на, бер­ку­та, вол­ка, гор­но­стая) обыч­но боль­ше (вплоть до кос­мо­по­лит­ных), чем спе­циа­ли­зир. ра­сти­тель­но­яд­ных жи­вот­ных (фи­то­фа­гов). Тен­ден­ция к об­шир­но­му и ме­нее за­ви­си­мо­му от кли­ма­тич. гра­ниц рас­про­стра­не­нию бо­лее от­чёт­ли­во вы­ра­же­на в мор­ской фау­не (напр., ки­то­об­раз­ные). Оби­та­те­ли пла­кор­ных био­то­пов с зо­наль­ной рас­ти­тель­но­стью обыч­но рас­пре­де­ля­ют­ся в пре­де­лах од­ной зо­ны, то­гда как ареа­лы ви­дов, свя­зан­ных с ин­тра­зо­наль­ны­ми эле­мен­та­ми ланд­шаф­та, напр. с бо­ло­та­ми, по­бе­режь­я­ми, мо­гут ох­ва­ты­вать неск. при­род­ных зон (по­ли­зо­наль­ное рас­про­стра­не­ние).

Зоогеографическое районирование

Сайгаки в казахской степи. Фото И. П. Шпиленка

Так­со­но­мич. со­став, ви­до­вое раз­но­об­ра­зие, осо­бен­но­сти ареа­лов, пу­ти и тем­пы эво­лю­ции разл. групп жи­вот­ных за­ви­сят так­же от ре­гио­наль­но-сек­тор­ной струк­ту­ры З., от рас­по­ло­же­ния, сте­пе­ни изо­ли­ро­ван­но­сти и кон­так­тов ма­те­ри­ков, океа­нов, мо­рей, разл. об­лас­тей и рай­онов. Это­му ас­пек­ту струк­ту­ры жи­вот­но­го ми­ра со­от­вет­ст­ву­ет фау­ни­стич. рай­они­ро­ва­ние. Обыч­но вы­де­ля­ют 6–9 об­лас­тей: Го­ларк­ти­че­скую (см. Арк­то­гея) с 2 под­об­ла­стя­ми (Сев. Ев­ра­зия и Сев. Аф­ри­ка, или Па­ле­арк­ти­ка и Сев. Аме­ри­ка, или Не­арк­ти­ка), Ин­до-Ма­лай­скую, или Ори­ен­таль­ную (юж. часть Азии), Нео­тро­пи­че­скую (Юж. Аме­ри­ка), Эфи­оп­скую (Аф­ри­ка, кро­ме сев. вне­тро­пич. час­ти, от­но­си­мой к Па­ле­арк­ти­ке), Ма­да­га­скар­скую, Ав­ст­ра­лий­скую (вклю­ча­ет и Но­вую Гви­нею), По­ли­не­зий­скую, Но­во­зе­ланд­скую, Ан­тарк­ти­че­скую. В зоо­гео­гра­фич. рай­они­ро­ва­нии Ми­ро­во­го ок. ис­поль­зу­ют­ся отд. схе­мы для шель­фа, абис­са­ли, пе­ла­гиа­ли, и в них боль­ший упор де­ла­ет­ся на эко­ло­гич. па­ра­мет­ры (см. кар­ту к ст. Фау­ни­сти­чес­кое рай­о­ни­ро­ва­ние).

Зоо­гео­гра­фич. об­лас­ти и по­доб­ла­сти в осн. от­ра­жа­ют род­ст­во фа­ун, обу­слов­лен­ное един­ст­вом ге­не­зи­са (фау­но­ге­не­тич. смысл). Их ста­тус оп­ре­де­ля­ет­ся в пер­вую оче­редь сте­пе­нью свое­об­ра­зия, эн­де­миз­ма, дли­тель­но­стью и изо­ли­ро­ван­но­стью про­цес­сов фор­ми­ро­ва­ния фау­ны. Чем боль­ше на те­рри­то­рии эн­де­мич­ных так­со­нов и чем зна­чи­тель­нее их ранг (ви­ды, ро­ды, се­мей­ст­ва и т. д.), тем вы­ше зоо­гео­гра­фич. ста­тус дан­ной тер­ри­то­рии (ма­те­ри­ка, ост­ро­ва) или ак­ва­то­рии. Так, для Ав­ст­ра­лии пре­ж­де все­го ха­рак­тер­ны сум­ча­тые мле­ко­пи­таю­щие, дос­ти­гаю­щие там макс. раз­но­об­ра­зия. В Юж. Аме­ри­ке так­же оби­та­ют сум­ча­тые, но в го­раз­до мень­шем ко­ли­че­ст­ве, а из пла­цен­тар­ных мле­ко­пи­таю­щих ха­рак­те­рен от­ряд не­пол­но­зу­бых (ле­нив­цы, му­равь­е­ды, бро­не­нос­цы). В Эфи­оп­ской об­лас­ти на­хо­дит­ся центр раз­но­об­ра­зия се­мей­ст­ва по­ло­ро­гих (разл. ан­ти­ло­пы), эн­де­мич­ны неск. се­мейств птиц, из рыб – древ­ний от­ряд мно­го­пё­ро­об­раз­ных и т. д. Для фау­ны Ма­да­га­ска­ра ха­рак­тер­но ост­ров­ное обед­не­ние (напр., от­сут­ст­ву­ют обезь­я­ны), но в то же вре­мя в ней пред­став­ле­ны эн­де­мич­ные се­мей­ст­ва по­лу­обезь­ян, из ко­то­рых осо­бен­но раз­но­об­раз­ны ле­му­ры.

В про­цес­се эво­лю­ции жи­вот­но­го ми­ра в раз­ных зоо­гео­гра­фич. об­лас­тях воз­ни­ка­ет яв­ле­ние кон­вер­ген­ции: в сход­ных ланд­шаф­тах на ба­зе со­вер­шен­но не­род­ст­вен­ных фа­ун фор­ми­ру­ют­ся по­хо­жие жиз­нен­ные фор­мы, ко­то­рые за­пол­ня­ют со­от­вет­ст­вую­щие эко­ло­гич. ни­ши био­це­но­зов. Так, в Ав­ст­ра­лий­ской об­лас­ти сре­ди сум­ча­тых име­ет­ся мно­го ана­ло­гов жиз­нен­ных форм пла­цен­тар­ных мле­ко­пи­таю­щих, что от­ра­жа­ет­ся в их на­зва­ни­ях: сум­ча­тый волк, сум­ча­тая бел­ка, сум­ча­тая ку­ни­ца и др. Се­мей­ст­во нек­тар­ниц от­ря­да во­робь­и­но­об­раз­ных, жи­ву­щих в суб­тро­пи­ках и тро­пи­ках Ста­ро­го Све­та, ими­ти­ру­ет об­лик и об­раз жиз­ни птиц от­ря­да ко­либ­ри, свой­ст­вен­но­го фау­не Аме­ри­ки. Мас­со­вые пти­цы сев. мо­рей из се­мей­ст­ва чис­ти­ко­вых (осо­бен­но ис­треб­лён­ная бес­кры­лая га­гар­ка) внеш­не и не­ко­то­ры­ми де­та­ля­ми об­раза жиз­ни на­по­ми­на­ют пин­гви­нов. Во мно­гом сход­ны ры­бы се­мейств но­то­те­ние­вых и зу­бат­ко­вых, оби­таю­щих со­от­вет­ст­вен­но в ан­тарк­тич. и арк­тич. мо­рях.

Животный мир и человек

Уссурийский тигр. Фото К. Е. Михайлова

Струк­ту­ра совр. жи­вот­но­го ми­ра З. – это ре­зуль­тат не толь­ко его ес­теств. раз­ви­тия; она от­ра­жа­ет так­же ог­ром­ное влия­ние че­ло­ве­ка на при­ро­ду. Сре­ди его мно­го­об­раз­ных форм мож­но вы­де­лить: 1) воз­дей­ст­вие на по­пу­ля­ции в про­цес­се охо­ты, про­мыс­ла, борь­бы с «вред­ны­ми» ор­га­низ­ма­ми и др. вплоть до пол­но­го уничто­же­ния ви­да (напр., дрон­ты, стел­ле­ро­ва ко­ро­ва); 2) при­ру­че­ние, до­ме­сти­ка­ция, се­лек­ция, разл. фор­мы раз­ве­де­ния жи­вот­ных; 3) из­ме­не­ние сре­ды оби­та­ния, на­ру­ше­ние или пол­ное унич­то­же­ние ста­ций и био­то­пов, что во мно­гих слу­ча­ях ве­дёт к рез­ко­му со­кра­ще­нию чис­лен­но­сти или к пол­но­му ис­чез­но­ве­нию ви­да (напр., вслед­ст­вие рас­паш­ки сте­пей – степ­но­го сур­ка, дро­фы, дыб­ки степ­ной); 4) про­цесс при­вле­че­ния жи­вот­ных в по­се­ле­ния и жи­ли­ща че­ло­ве­ка и рас­се­ле­ния ря­дом с ним, в хо­де ко­то­ро­го про­ис­хо­дит фор­ми­ро­ва­ние раз­но­об­раз­ной си­нан­троп­ной фау­ны, иг­раю­щей в жиз­ни че­ло­ве­ка как не­га­тив­ную (напр., пе­ре­нос­чи­ки за­бо­ле­ва­ний), так и по­зи­тив­ную (напр., эс­те­ти­че­скую) роль; си­нан­тро­пи­за­ция – фак­тор рас­ши­ре­ния ареа­лов, сти­ра­ния зоо­гео­гра­фич. гра­ниц, уп­ро­ще­ния фау­ны; 5) сти­му­ля­ция и ин­тен­си­фи­ка­ция био­ло­гич. ин­ва­зий, про­цес­сов рас­ши­ре­ния ареа­лов и все­ле­ния ви­дов в не­свой­ст­вен­ные им био­то­пы и эко­си­сте­мы с по­сле­дую­щим мас­со­вым раз­мно­же­ни­ем (из-за от­сут­ст­вия ре­гу­ли­рую­щих био­це­но­тических фак­то­ров), кон­ку­рен­ци­ей с або­ри­ген­ны­ми фор­ма­ми, не­га­тив­ны­ми воз­дей­ст­вия­ми на струк­ту­ру ко­рен­ных био­це­но­зов. Про­бле­ме со­хра­не­ния жи­вот­но­го ми­ра, его ви­до­во­го раз­но­об­ра­зия по­свя­ща­ют­ся разл. ме­ж­ду­народные и национальные про­грам­мы и про­ек­ты, рас­смат­ри­ваю­щие­ся как не­об­хо­ди­мая ос­но­ва соз­да­ния и раз­ви­тия сис­тем ра­цио­наль­но­го при­ро­до­поль­зо­ва­ния, не­ис­то­щае­мых форм экс­плуа­та­ции био­ре­сур­сов и ус­той­чи­во­го раз­ви­тия об­ще­ст­ва.

ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ

Геологическая история

За бо­лее чем 4,5 млрд. лет су­ще­ст­во­ва­ния пла­не­та З. пре­тер­пе­ла слож­ную эво­лю­цию. Еди­но­го по­ни­ма­ния гео­ло­гич. ис­то­рии З. нет, осо­бен­но это ка­са­ет­ся ран­них эта­пов раз­ви­тия пла­не­ты. Наи­бо­лее дос­то­вер­но гео­ло­гич. ис­то­рия З. ре­кон­ст­руи­ро­ва­на на­чи­ная с 1 млрд. лет на­зад.

Периодизация

В ис­то­рии гео­ло­гич. раз­ви­тия З. вы­де­ля­ют ряд пе­рио­дов: венд­ский (600–535 млн. лет на­зад), кем­брий­ский (535–490 млн. лет на­зад), ор­до­вик­ский (490–443 млн. лет на­зад), си­лу­рий­ский (443–418 млн. лет на­зад), де­вон­ский (418–360 млн. лет на­зад), ка­мен­но­уголь­ный (360–295 млн. лет на­зад), перм­ский (295–251 млн. лет на­зад), три­а­со­вый (251–200 млн. лет на­зад), юр­ский (200–145 млн. лет на­зад), ме­ло­вой (145–65 млн. лет на­зад), па­лео­ге­но­вый (65–23 млн. лет на­зад), нео­ге­но­вый (23–1,8 млн. лет на­зад), чет­вер­тич­ный (1,8 млн. лет на­зад – до­ны­не). Пе­рио­ды объ­е­ди­не­ны в эры – па­лео­зой­скую (535–251 млн. лет на­зад), ме­зо­зой­скую (251–65 млн. лет на­зад) и кай­но­зой­скую (65 млн. лет на­зад – до­ны­не). Бо­лее круп­ные от­рез­ки гео­ло­гич. ис­то­рии З. – эо­ны (напр., фа­не­ро­зой – 535 млн. лет на­зад – до­ны­не) и ак­ро­ны [ар­хей (до 2,5 млн. лет на­зад) и про­те­ро­зой (2,5–0,535 млн. лет на­зад), вы­де­ляю­щие­ся в до­кем­брии], на­ря­ду с па­лео­зой­ской, ме­зо­зой­ской и кай­но­зой­ской эра­ми со­от­вет­ству­ют гло­баль­ным эта­пам раз­ви­тия ор­га­нич. мира З. Наз­ва­ния, на­ча­ло, про­дол­жи­тель­ность от­рез­ков гео­ло­гич. ис­то­рии З. (ак­ро­нов, эо­нов, эр, пе­рио­дов) да­ны в со­от­вет­ст­вии со Стра­ти­гра­фич. ко­дек­сом Рос­сии [1992] и допол­не­ния­ми к не­му [2000] (см. Гео­хро­но­ло­ги­чес­кая шка­ла).

Доархейский этап (до 4 млрд. лет назад)

По­сле ак­кре­ции, дли­тель­ность ко­то­рой разл. учё­ны­ми оце­ни­ва­ет­ся от 10 до 150 млн. лет, З. бы­ла силь­но ра­зо­гре­та и су­ще­ст­вен­но рас­плав­ле­на. Она диф­фе­рен­ци­ро­ва­лась на жид­кое ме­тал­лич. (гл. обр. же­лез­ное) яд­ро и си­ли­кат­ную ман­тию, верх­няя часть ко­то­рой пред­став­ля­ла со­бой «оке­ан маг­мы» тол­щи­ной не­сколь­ко со­тен км. Осн. мас­са во­ды бы­ла ча­стью плот­ной про­то­ат­мо­сфе­ры из во­дя­но­го па­ра и га­зов (в осн. уг­ле­ки­сло­го га­за и азо­та). Не­ко­то­рые учё­ные пред­по­ла­га­ют бо­лее позд­нее об­ра­зо­ва­ние ат­мо­сфе­ры в ре­зуль­та­те де­га­за­ции зем­ных недр в хо­де по­сте­пен­но­го ос­ты­ва­ния пла­не­ты.

З. на­ча­ла ос­ты­вать со ско­ро­стью 100 °C за 1 млрд. лет. При ох­ла­ж­де­нии «океа­на маг­мы» на его по­верх­но­сти воз­ник­ла твёр­дая кор­ка – пер­вич­ная зем­ная ко­ра (яв­ляю­щая­ся од­но­вре­мен­но про­то­ли­то­сфе­рой), воз­мож­но, ба­заль­то­во­го со­ста­ва. З. ис­пы­ты­ва­ла ме­тео­рит­ную бом­бар­ди­ров­ку, в ре­зуль­та­те че­го на её по­верх­но­сти фор­ми­ро­ва­лись мно­го­числ. удар­ные кра­те­ры (ас­т­роб­ле­мы) разл. раз­ме­ров. В мес­тах па­де­ний ме­тео­ри­тов про­ис­хо­ди­ли из­лия­ния лав. Ко­гда темп-ра по­верх­но­сти З. ста­ла мень­ше темп-ры ки­пе­ния во­ды, из про­то­ат­мо­сфе­ры вы­па­ло ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во во­ды, ко­то­рая об­ра­зо­ва­ла Ми­ро­вой ок.; во­да час­тич­но вы­де­ли­лась в про­цес­се де­флюи­ди­за­ции ман­тии при её ох­ла­ж­де­нии и кри­стал­ли­за­ции (по мне­нию др. ис­сле­до­ва­те­лей, имен­но это­му про­цес­су при­над­ле­жит гл. роль в фор­ми­ро­ва­нии гид­ро­сфе­ры З.).

Раз­де­ле­ние про­то­ли­то­сфе­ры З. на пли­ты не­боль­ших раз­ме­ров про­изош­ло ок. 4,3–4 млрд. лет на­зад, че­му спо­соб­ст­во­ва­ли кон­век­ци­он­ные те­че­ния в ман­тии и подъ­ём ман­тий­ных плю­мов (вос­хо­дя­щих по­то­ков ра­зо­гре­то­го глу­бин­но­го ве­ще­ст­ва). Кро­ме то­го, в ре­зуль­та­те из­лия­ния лав ульт­ра­ос­нов­но­го со­ста­ва (ко­ма­тии­тов) сфор­ми­ро­ва­лись уча­ст­ки с плот­ной про­то­ли­то­сфе­рой, ко­то­рые на­ча­ли по­гру­жать­ся в ни­же­ле­жа­щую час­тич­но рас­плав­лен­ную ман­тию (про­тоа­сте­но­сфе­ру). На­ча­лась «эм­брио­наль­ная» тек­то­ни­ка плит. В зо­нах раз­дви­же­ния плит про­исхо­ди­ло но­во­об­ра­зо­ва­ние океа­нич. ко­ры, а в зо­нах сбли­же­ния воз­ник­ли зо­ны под­дви­га (суб­дук­ции) и/или ску­чи­ва­ния про­то­ли­то­сфе­ры. Над зо­на­ми суб­дук­ции и в мес­тах тек­то­нич. ску­чи­ва­ния и утол­ще­ния пер­вич­ной ба­заль­то­вой ко­ры воз­ник­ли оча­ги ан­де­зи­то­вой маг­мы, став­шей ос­но­вой для фор­ми­ро­ва­ния ве­ще­ст­ва кон­ти­нен­таль­ной ко­ры.

Архейский этап (ок. 4–2,5 млрд. лет назад)

Б. ч. по­верх­но­сти З. бы­ла за­нята океа­ном с ко­рой ба­зальт-ко­ма­тии­то­во­го со­ста­ва, в пре­де­лах ко­то­ро­го су­ще­ст­во­ва­ли мно­го­числ. вул­ка­нич. ан­де­зи­то­вые ду­ги (раз­ви­ва­лись над зо­на­ми по­гру­же­ния ли­то­сфер­ных плит в ман­тию), а так­же внут­ри­плит­ные и меж­плит­ные вул­ка­нич. пла­то ти­па совр. Ис­лан­дии (фор­ми­ро­ва­лись над ман­тий­ны­ми плю­ма­ми). Верх­няя ман­тия бы­ла бо­лее го­ря­чая, чем со­вре­мен­ная, и суб­ду­ци­рую­щие (по­гру­жаю­щие­ся) в неё ли­то­сфер­ные пли­ты бы­ст­ро ра­зо­гре­ва­лись, не про­ни­кая в ниж­нюю ман­тию. Из ман­тии вы­плав­ля­лось боль­шое ко­ли­че­ст­во лав ульт­ра­ос­нов­но­го со­ста­ва. В про­цес­се суб­дук­ции ме­ж­ду­го­вое про­стран­ст­во по­сте­пен­но со­кра­ща­лось и про­ис­хо­ди­ло столк­но­ве­ние вул­ка­нич. дуг, след­ст­ви­ем че­го ста­ло об­ра­зо­ва­ние уча­ст­ков про­то­кон­ти­нен­таль­ной ко­ры («ядер» бу­ду­щих кон­ти­нен­тов). В кон­це ар­хея в пре­де­лах кон­со­ли­ди­ро­ван­ных уча­ст­ков кон­ти­нен­таль­ной ко­ры су­ще­ст­во­ва­ли озёр­но-реч­ные сис­те­мы, на­ка­п­ли­ва­лись про­то­плат­фор­мен­ные чех­лы (из­вест­ны на юге Аф­ри­ки и на за­па­де Ав­ст­ра­лии). В за­вер­ше­ние ар­хея в ре­зуль­та­те кол­ли­зии (столк­но­ве­ния) мно­го­числ. «ядер» с про­то­кон­ти­нен­таль­ной ко­рой и круп­но­мас­штаб­но­го гра­ни­то­ид­но­го ка­лий-на­трие­во­го маг­ма­тиз­ма сфор­ми­ро­ва­лись об­шир­ные об­лас­ти со зре­лой кон­ти­нен­таль­ной ко­рой – кон­ти­нен­ты (или пер­вый в гео­ло­гич. ис­то­рии З. су­пер­кон­ти­нент Мо­но­гея, на­зы­вае­мый так­же Пан­гея 0). На про­тя­же­нии ар­хей­ско­го эта­па раз­ви­тия З. сфор­ми­ро­ва­лось 50–70% (воз­мож­но, и бо­лее) объ­ё­ма ве­ще­ст­ва совр. ко­ры кон­ти­нен­тов. В те­че­ние ар­хея во­да в океа­не по­сте­пен­но ох­ла­ж­да­лась. Ру­беж 2,5 млрд. лет на­зад зна­ме­ну­ет­ся пер­вым из­вест­ным гло­баль­ным оле­де­не­ни­ем – Гурон­ским. Бла­го­да­ря жиз­не­дея­тель­но­сти циа­но­бак­те­рий в ат­мо­сфе­ре З. впер­вые поя­вил­ся сво­бод­ный ки­сло­род.

Протерозойско-фанерозойский этап (2,5–0 млрд. лет назад)

Об­щее ох­ла­ж­де­ние Зем­ли при­ве­ло к то­му, что по­гру­жаю­щие­ся в ман­тию ли­то­сфер­ные пли­ты ста­ли дос­ти­гать её ниж­них час­тей; это при­ве­ло к упо­ря­до­чи­ва­нию всей сис­те­мы кон­век­ции в ман­тии и воз­ник­но­ве­нию дол­го­вре­мен­ных тек­то­нич. су­пер­кон­ти­нен­таль­ных цик­лов. На про­тя­же­нии это­го эта­па гео­ло­гич. ис­то­рии З. кон­ти­нен­ты рас­па­да­лись и со­би­ра­лись, океа­ны рас­кры­ва­лись и за­кры­ва­лись. С пе­рио­дич­но­стью в 750 млн. лет фор­ми­ро­ва­лись от­но­си­тель­но ста­биль­ные су­пер­кон­ти­нен­ты, со­сто­яв­шие поч­ти из всех имев­ших­ся кон­ти­нен­таль­ных масс. Ме­нее ста­биль­ные во вре­ме­ни су­пер­кон­ти­нен­ты об­ра­зо­вы­ва­лись, воз­мож­но, в се­ре­ди­не су­пер­кон­ти­нен­таль­ных цик­лов (2125, 1375 и 625 млн. лет на­зад). Ср. раз­мер ли­то­сфер­ных плит и их тол­щи­на по­сте­пен­но уве­ли­чи­ва­лись, ко­ли­че­ст­во плит убы­ва­ло. Ме­нял­ся со­став океа­нич. ко­ры от ко­ма­ти­ит-ба­заль­то­во­го к ба­заль­то­во­му. В зо­нах кол­ли­зии кон­ти­нен­тов и на ак­тив­ных кон­ти­нен­таль­ных ок­раи­нах вслед­ст­вие про­цес­сов склад­ча­то­сти, ме­та­мор­физ­ма и гра­ни­ти­за­ции оса­доч­ных и вул­ка­но­ген­ных толщ, на­ко­п­лен­ных в океа­нах, про­ис­хо­ди­ло фор­ми­ро­ва­ние но­вых пор­ций кон­ти­нен­таль­ной ко­ры; воз­ни­ка­ли гор­но-склад­ча­тые по­яса (кол­ли­зи­он­ные и ак­кре­ци­он­ные). За по­след­ние 2,5 млрд. лет эпо­хи гло­баль­ных по­те­п­ле­ний сме­ня­лись ме­нее про­дол­жи­тель­ны­ми эпо­ха­ми по­хо­ло­да­ний (нес­коль­ко в ран­нем до­кем­брии, за­тем 700–600, 455–445, 325–290 и 10–0 млн. лет на­зад), ко­то­рые со­про­во­ж­да­лись по­кров­ны­ми оле­де­не­ния­ми. Не ра­нее 2,5 и не позд­нее 1,0 млрд. лет на­зад обо­со­би­лось внут­рен­нее яд­ро З. (ве­ро­ят­нее все­го, 1,7 млрд. лет на­зад).

В на­ча­ле ран­не­го про­те­ро­зоя позд­не­ар­хей­ский су­пер­кон­ти­нент рас­пал­ся в ре­зуль­та­те об­ра­зо­ва­ния кон­ти­нен­таль­ных риф­тов, по­сле­дую­ще­го пре­об­ра­зо­ва­ния их в меж­кон­ти­нен­таль­ные риф­ты и на­ча­ла спре­дин­га (но­во­об­ра­зо­ва­ния океа­нич. ко­ры). Воз­ник­шие океа­нич. бас­сей­ны, раз­де­лив­шие кон­ти­нен­таль­ные мас­сы и по­ро­див­шие ран­не­про­те­ро­зой­ские под­виж­ные поя­са, раз­ви­ва­лись по Вил­со­на цик­лу. За­кры­тие океа­нич. бас­сей­нов в ре­зуль­та­те кол­ли­зии ог­ра­ни­чи­ваю­щих их кон­ти­нен­таль­ных бло­ков при­ве­ло в кон­це ран­не­го про­те­ро­зоя (1,8–1,6 млрд. лет на­зад) к воз­ник­но­ве­нию но­во­го су­пер­кон­ти­нен­та – Ме­га­гея (так­же на­зы­вае­мый Пан­гея I). В кон­це ран­не­го ри­фея (по меж­ду­нар. стра­ти­гра­фич. шка­ле – на­ча­ло ме­зо­про­те­ро­зоя) су­пер­кон­ти­нент пре­тер­пел час­тич­ный рас­пад и воз­ро­дил­ся в кон­це сред­не­го ри­фея (ко­нец ме­зо­про­те­ро­зоя, ок. 1 млрд. лет на­зад), образовалась Ро­ди­ния, или Пан­гея II. В на­ча­ле позд­не­го ри­фея (на­ча­ло па­лео­про­те­ро­зоя) Ро­ди­ния рас­па­лась на Лав­рен­тию (Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ская плат­фор­ма), Бал­ти­ку (Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ская плат­фор­ма), Си­бирь (Си­бир­ская плат­фор­ма), Си­но-Ко­рею (Ки­тай­ско-Ко­рей­ская плат­фор­ма), Янц­зы (Юж­но-Ки­тай­ская плат­фор­ма), Та­рим (Та­рим­ский мас­сив), Ба­рен­цию-Ги­пер­бо­рею (ги­по­те­тич. Ги­пер­бо­рей­ская плат­фор­ма) и в зна­чит. сте­пе­ни кон­соли­ди­ро­ван­ную Гон­два­ну (объ­е­ди­ня­ла плат­фор­мы юж. ря­да – Юж­но-Аме­ри­кан­скую, Аф­ри­кан­скую, Ин­до­стан­скую, Ав­ст­ра­лий­скую, Ан­тарк­ти­че­скую). Древ­ние кон­ти­нен­ты раз­де­ли­лись но­во­об­ра­зо­ван­ны­ми океа­нич. бас­сей­на­ми, ко­то­рые в даль­ней­шем по­ро­ди­ли по­движ­ные по­я­са фа­не­ро­зоя: Про­тоя­пе­тус (Се­ве­ро-Ат­лан­ти­че­ский по­яс), Про­то­те­тис (Сре­ди­зем­но­мор­ский по­яс), Па­лео­ази­ат­ский оке­ан (Ура­ло-Охот­ский по­яс). Все кон­ти­нен­таль­ные глы­бы, ве­ро­ят­нее все­го, ок­ру­жал оке­ан Пра­па­ци­фик, на гра­ни­це ко­то­ро­го с ма­те­ри­ка­ми раз­ви­вал­ся Ти­хо­оке­ан­ский под­виж­ный по­яс. В кон­це про­те­ро­зоя и в па­лео­зое по­движ­ные по­я­са пре­тер­пе­ли слож­ную и мно­го­этап­ную эво­лю­цию. За­вер­ше­ние их раз­ви­тия (за ис­клю­че­ни­ем Ти­хо­оке­ан­ско­го поя­са) в свя­зи с за­кры­ти­ем океа­нов и кол­ли­зи­ей древ­них кон­ти­нен­тов при­ве­ло в на­ча­ле ме­зо­зоя к фор­ми­ро­ва­нию су­пер­кон­ти­нен­та Пан­гея.

Рас­пад Пан­геи, на­чав­ший­ся на ру­бе­же ран­ней и сред­ней юры (ок. 175 млн. лет на­зад), при­вёл к но­во­об­ра­зо­ва­нию со­вре­мен­ных Ат­лан­ти­че­ско­го, Ин­дий­ско­го, Сев. Ле­до­ви­то­го океа­нов, а так­же океа­на Не­оте­тис. Рас­кры­тию океа­нов во мно­гих ре­гио­нах З. в ме­ло­вом пе­рио­де пред­ше­ст­во­вал плю­мо­вый пла­то­ба­заль­то­вый (трап­по­вый) вул­ка­низм (трап­по­вые про­вин­ции Па­ра­на в Юж. Аме­ри­ке, Этен­де­ка в Аф­ри­ке, Де­кан­ская на п-ове Ин­до­стан и др.). При за­кры­тии Не­оте­ти­са, в пре­де­лах ко­то­ро­го су­ще­ст­во­ва­ли мно­го­числ. мик­ро­кон­ти­нен­ты – «от­тор­жен­цы» Гон­два­ны, раз­де­ляв­шие этот оке­ан на отд. бас­сей­ны, сфор­ми­ро­вал­ся Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ский под­виж­ный по­яс (гл. де­фор­ма­ции в кон­це эо­це­на – на­ча­ле оли­го­це­на). Ре­лик­то­вы­ми бас­сей­на­ми Не­оте­ти­са яв­ля­ют­ся Ио­ни­че­ская и Ле­ван­тий­ская кот­ло­ви­ны вост. час­ти Сре­ди­зем­но­го мо­ря. В ме­зо­зое в ре­зуль­та­те риф­то­ге­не­за в ты­лу вул­ка­нич. ост­ров­ных дуг сфор­ми­ро­ва­лись Вос­точ­но-Чер­но­мор­ская, За­пад­но-Чер­но­мор­ская и Юж­но-Кас­пий­ская впа­ди­ны, а в кай­но­зое – впа­ди­ны зап. час­ти Сре­ди­зем­но­го м. (Ал­жир­ская кот­ло­ви­на, Тир­рен­ское м.). Пло­щадь Ти­хо­го ок. (ре­ликт Пра­па­ци­фи­ка) на про­тя­же­нии ме­зо­зоя и кай­но­зоя со­кра­ща­лась за счёт над­ви­га­ния на не­го смеж­ных кон­ти­нен­тов. В Ти­хо­оке­ан­ском под­виж­ном поя­се в ме­зо­зое и кай­но­зое про­изош­ли важ­ные тек­то­нич. со­бы­тия. Столк­но­ве­ние в кон­це ме­зо­зоя сис­те­мы ост­ров­ных дуг с ок­раи­на­ми Сев. Аме­ри­ки и Юж. Аме­ри­ки при­ве­ло к фор­ми­ро­ва­нию склад­ча­то-по­кров­но­го гор­но­го со­ору­же­ния Кор­диль­ер и к склад­ча­тым де­фор­ма­ци­ям в Центр. Ан­дах. При­мер­но в это же вре­мя в свя­зи с кол­ли­зи­он­ны­ми со­бы­тия­ми на сев.-вост. ок­раи­не Азии об­ра­зо­ва­лась Вер­хо­я­но-Чу­кот­ская склад­ча­тая об­ласть. Ме­зо­зой­ским тек­то­ге­не­зом бы­ла ох­ва­че­на вся вост. пе­ри­фе­рия Азии. В ме­ло­вом пе­рио­де в зап. час­ти Ти­хо­оке­ан­ско­го по­д­виж­но­го поя­са раз­ви­ва­лись ок­ра­ин­но-кон­ти­нен­таль­ные вул­ка­но­п­лу­то­нич. поя­са анд­ско­го ти­па. В на­ча­ле кай­но­зоя в ре­зуль­та­те при­чле­не­ния сис­те­мы ост­ров­ных дуг к сев.-вост. ок­раи­не Азии сфор­ми­ро­ва­лась Ко­ряк­ско-Кам­чат­ская склад­ча­то-по­кров­ная сис­те­ма. Раз­ви­тие вул­ка­нич. ост­ров­ных дуг на зап. и сев. пе­ри­фе­рии Ти­хо­го ок., на­чав­шее­ся на ру­бе­же ме­ло­во­го и па­лео­ге­но­во­го пе­рио­дов, про­дол­жа­ет­ся. В кай­но­зое на зап. ок­раи­не Юж. Аме­ри­ки сфор­ми­ро­вал­ся Анд­ский ок­ра­ин­но-кон­ти­нен­таль­ный вул­ка­но­п­лу­то­нич. по­яс, со­хра­няю­щий ак­тив­ность. За­клю­чи­тель­ные де­фор­ма­ции в Анд­ской склад­ча­той сис­те­ме про­изош­ли в кон­це эо­це­на.

В позд­нем кай­но­зое (оли­го­цен – квар­тер), на не­отек­то­нич. эта­пе раз­ви­тия З., окон­ча­тель­но сло­жи­лись совр. струк­ту­ра и рель­еф З. Про­дол­жаю­щая­ся кол­ли­зия Ин­до­стан­ско­го суб­кон­ти­нен­та (фраг­мен­та Гон­два­ны) с Ев­ра­зи­ей при­ве­ла к об­ра­зо­ва­нию вы­со­чай­шей Ги­ма­лай­ской гор­ной сис­те­мы и фор­ми­ро­ва­нию на фрон­те кол­ли­зи­он­ной об­лас­ти Цен­траль­ноа­зи­ат­ско­го поя­са воз­ро­ж­дён­ных гор, вклю­чаю­ще­го гор­ные со­ору­же­ния Гин­ду­куш, Ка­ра­ко­рум, Па­мир, Тянь-Шань, Кунь­лунь, Нань­шань, Цинь­лин, Ал­тай, Сая­ны, го­ры При­бай­ка­лья и За­бай­ка­лья. В сев.-вост. час­ти это­го поя­са воз­ник­ла Бай­каль­ская риф­то­вая сис­те­ма. За­ло­жи­лись и про­дол­жа­ют раз­ви­вать­ся За­пад­но-Ев­ро­пей­ская и Вос­точ­но-Аф­ри­кан­ская риф­то­вые сис­те­мы. Об­ра­зо­ва­ние этих сис­тем со­про­во­ж­да­лось вспыш­кой вул­ка­нич. дея­тель­но­сти. Пе­ре­ме­ще­ние к се­ве­ру Ара­вий­ской пли­ты, от­де­лив­шей­ся от Аф­ри­кан­ской при рас­кры­тии Аден­ско­го за­ли­ва и Крас­но­го м., а так­же круп­ный сдвиг в сев.-зап. час­ти Ара­вий­ско­го п-ова вы­зва­ли под­ня­тие гор­ных це­пей на юго-за­па­де Азии (в т. ч. Боль­шо­го и Ма­ло­го Кав­ка­за). На ру­бе­же мио­це­на и плио­це­на в Ми­ро­вом ок. сфор­ми­ро­ва­лась совр. сис­те­ма сре­дин­но-океа­нич. (спре­дин­го­вых) хреб­тов. Ан­тарк­ти­ду, от­де­лив­шую­ся от Юж. Аме­ри­ки в свя­зи с рас­кры­ти­ем мо­ря Ско­ша, ох­ва­ти­ло по­кров­ное оле­де­не­ние. Воз­дей­ст­вию мно­го­числ. по­кров­ных оле­де­не­ний в чет­вер­тич­ном пе­рио­де под­верг­лись сев. рай­оны Ев­ра­зии и Сев. Аме­ри­ки.

История развития органического мира

Совр. пред­став­ле­ния о на­чаль­ных ста­ди­ях раз­ви­тия жиз­ни на З. в осн. ги­по­те­тич­ны, т. к. этап абио­ген­но­го син­те­за и эво­лю­ции ор­га­нич. со­еди­не­ний вы­хо­дит за пре­де­лы гео­ло­ги­че­ски до­ку­мен­ти­ро­ван­ной ис­то­рии З. (ок. 4 млрд. лет). Воз­мож­но, эти про­цес­сы от­но­сят­ся к про­топла­нет­ной ста­дии. Пред­по­ло­жи­тель­но, пер­вич­ной док­ле­точ­ной фор­мой жиз­ни на З. мог­ли быть вре­мен­ные ко­ло­нии са­мо­вос­про­из­во­дя­щих­ся ан­самб­лей мо­ле­кул ри­бо­ну­клеи­но­вых кис­лот (РНК), ко­то­рые об­ра­зо­вы­ва­лись на влаж­ных по­верх­но­стях при пе­ре­сы­ха­нии мел­ких во­до­ёмов. На этой ос­но­ве воз­ник­ли бо­лее ста­биль­ные фор­мы с мно­го­функ­цио­наль­ны­ми РНК (т. н. ри­бо­ци­ты), ко­то­рые мог­ли син­те­зи­ро­вать или ад­сор­би­ро­вать на се­бе гид­ро­фоб­ные ве­ще­ст­ва, вы­пол­няв­шие функ­цию при­ми­тив­ной обо­лоч­ки. По­яв­ле­ние ап­па­ра­та син­те­за бел­ка и воз­ник­но­ве­ние де­зо­кси­ри­бо­ну­клеи­но­вых кис­лот (ДНК) со­з­да­ли ус­ло­вия для био­ло­гич. эво­лю­ции.

Ис­то­рия раз­ви­тия жиз­ни на З. вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся по ис­ко­пае­мым ос­тат­кам ор­га­низ­мов и сле­дам их жиз­не­дея­тель­но­сти, со­хра­нив­шим­ся в оса­доч­ных гор­ных по­ро­дах (па­лео­нто­ло­гич. ле­то­пись раз­ви­тия жиз­ни).

В на­ча­ле ар­хея в ус­ло­ви­ях от­но­си­тель­но плот­ной уг­ле­ки­слот­но-азот­ной ат­мо­сфе­ры и срав­ни­тель­но вы­со­ких темп-р поя­ви­лись пер­вые про­ка­рио­ты. Их древ­ней­шие ис­ко­пае­мые ос­тат­ки об­на­ру­же­ны в ме­та­мор­фич. по­ро­дах Грен­лан­дии (воз­раст ок. 3,85 млрд. лет). Ран­не­ар­хей­ские ор­га­низ­мы (воз­раст ок. 3,5 млрд. лет) пред­став­ле­ны разл. груп­па­ми ар­хей (ар­хе­бак­те­рий) и бак­те­рий. В позд­нем ар­хее про­изо­ш­ло час­тич­ное уда­ле­ние из ат­мо­сфе­ры СО2, сни­же­ние ат­мо­сфер­но­го дав­ле­ния и темп-ры. Со­об­ще­ст­ва те­п­ло­лю­би­вых про­ка­ри­от ус­ту­пи­ли ме­сто бо­лее хо­ло­до­стой­ким фор­мам, ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лись фо­то­син­те­зи­рую­щие мик­ро­ор­га­низ­мы (в осн. циа­но­бак­те­рии). В кон­це ар­хея (ок. 2,7–2,5 млрд. лет на­зад), воз­мож­но, поя­ви­лись эу­ка­рио­ты, в т. ч. зе­лё­ные во­до­рос­ли.

Ранний протерозой. Строматолитовые постройки. Палеонтологический институт РАН

В про­те­ро­зое от­ме­ча­ет­ся раз­но­об­ра­зие эу­ка­ри­от: ок. 2,3–2 млрд. лет на­зад уже су­ще­ст­во­ва­ли мик­ро­ско­пич. гри­бы, ок. 1,8 млрд. лет на­зад поя­ви­лись мно­го­кле­точ­ные рас­те­ния и жи­вот­ные (губ­ки). Как и в ар­хее, в про­те­ро­зое про­ис­хо­ди­ло на­ко­п­ле­ние про­дук­тов жиз­не­дея­тель­но­сти циа­но­бак­те­рий (стро­ма­то­ли­ты) и др. бак­те­рий (совр. за­ле­жи не­ко­то­рых руд). К 1-й пол. про­те­ро­зоя от­но­сят са­мые древ­ние ис­ко­пае­мые ос­тат­ки и сле­ды пе­ре­дви­же­ния це­ло­ми­че­ских мно­го­кле­точ­ных жи­вот­ных (ок. 1,5–1 млрд. лет). Пред­по­ла­гае­мые древ­ней­шие ки­шеч­но­по­ло­ст­ные из­вест­ны из от­ло­же­ний, воз­раст ко­то­рых ок. 1,5 млрд. лет. При­мер­но 1,3–1 млрд. лет на­зад на­ча­лось рез­кое уве­ли­че­ние раз­но­об­ра­зия эу­ка­ри­от бла­го­да­ря ста­би­ли­за­ции со­ле­во­го со­ста­ва и объ­ё­ма мор. вод.

В вен­де (ок. 600–535 млн. лет на­зад) про­ис­хо­дил рас­цвет фау­ны раз­но­об­раз­ных бес­ске­лет­ных мно­го­кле­точ­ных ор­га­низ­мов, не­ко­то­рые из ко­то­рых бы­ли по­хо­жи на совр. бес­по­зво­ноч­ных: ме­дуз, мяг­ких вось­ми­лу­че­вых ко­рал­лов, пло­ских и коль­ча­тых чер­вей, чле­ни­сто­но­гих, мол­лю­сков, иг­ло­ко­жих. В это вре­мя по­яви­лись пер­вые круп­ные жи­вот­ные (бо­лее 1 м дли­ной). У не­мно­гих групп имел­ся ор­га­нич. ске­лет.

Венд. Многоклеточные Палеонтологический институт РАН

В те­че­ние про­те­ро­зоя по­сте­пен­но уве­ли­чи­ва­лось со­дер­жа­ние О2 и умень­ша­лось ко­ли­че­ст­во уг­ле­ки­сло­го га­за в ат­мо­сфе­ре, из­ме­нял­ся со­ле­вой ре­жим гид­ро­сфе­ры. Ве­ро­ят­но, в свя­зи с эти­ми про­цес­са­ми на ру­бе­же вен­да и кем­брия (ок. 542–535 млн. лет на­зад) мн. ор­га­низ­мы при­об­ре­ли спо­соб­ность к об­ра­зо­ва­нию ми­не­раль­но­го (из­вест­ко­во­го, крем­нё­во­го, фос­фат­но­го) ске­ле­та. Воз­мож­но, спо­соб­ность к фор­ми­ро­ва­нию ске­ле­та ста­ла гл. при­чи­ной кем­брий­ско­го «эво­лю­ци­он­но­го взры­ва», в хо­де ко­то­ро­го воз­ник­ли осн. ти­пы мно­го­кле­точ­ных жи­вот­ных и сло­жи­лись мор. бен­тос­ные со­об­ще­ст­ва совр. об­ли­ка.

Кембрий: 1 Палеонтологический институт РАН

В кем­брии (ок. 535–490 млн. лет на­зад, в на­ча­ле па­лео­зоя) впер­вые фик­си­ру­ют­ся мно­гие в по­сле­дую­щем ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ные и весь­ма раз­но­образ­ные груп­пы жи­вот­ных: фо­ра­ми­ни­фе­ры, ра­дио­ля­рии, ко­ну­ля­ты, разл. мол­лю­ски (ло­ри­ка­ты, мо­но­пла­ко­фо­ры, дву­створ­ча­тые, брю­хо­но­гие, го­ло­во­но­гие), три­ло­би­ты, пле­че­но­гие, иг­ло­ко­жие (го­ма­ло­зои, эд­рио­а­сте­рои­деи, эок­ри­нои­деи и др. вы­мер­шие клас­сы), грап­то­ли­ты, ко­но­дон­ты и др. Ис­клю­чи­тель­но для это­го пе­рио­да ха­рак­тер­ны ар­хео­циа­ты. В се­ре­ди­не ран­не­го кем­брия (ок. 526 млн. лет на­зад) от­ме­че­ны обо­лоч­ни­ки, бес­че­реп­ные хор­до­вые и древ­ней­шие ры­бо­об­раз­ные по­зво­ноч­ные. К позд­не­му кем­брию поя­ви­лись пар­но­ноз­д­рё­вые бес­че­лю­ст­ные. На по­бе­режь­ях в это вре­мя су­ще­ст­во­ва­ли бак­те­ри­аль­но-во­до­рос­ле­вые со­об­ще­ст­ва, гри­бы, ли­шай­ни­ки и древ­ней­шие на­зем­ные бес­по­зво­ноч­ные жи­вот­ные (чер­ви и мно­го­нож­ки); при их уча­стии про­ис­хо­ди­ло фор­ми­ро­ва­ние при­ми­тив­ных почв. В даль­ней­шем (на про­тя­же­нии все­го фа­не­ро­зоя) пе­ре­строй­ки био­ты ос­но­выва­лись в пер­вую оче­редь на эво­лю­ции воз­ник­ших в кем­брии групп. Важ­ны­ми фак­то­ра­ми этих про­цес­сов ста­ли дрейф кон­ти­нен­тов, кли­ма­тич. из­ме­не­ния, транс­грес­сии и рег­рес­сии мо­ря, оп­ре­де­ляв­шие в т. ч. мас­со­вые вы­ми­ра­ния ор­га­низ­мов.

Ордовик: 1 Палеонтологический институт РАН

В ор­до­ви­ке (ок. 490–443 млн. лет на­зад) воз­ник­ли все осн. совр. клас­сы мор. бес­по­зво­ноч­ных. Раз­но­об­раз­но бы­ли пред­став­ле­ны та­бу­ля­ты, три­ло­би­ты, эв­рип­те­ри­ды, зам­ко­вые пле­че­но­гие, грап­то­ли­ты, дву­створ­ча­тые, брю­хо­но­гие и го­ло­во­но­гие мол­лю­ски. По­я­ви­лись че­ты­рёх­лу­че­вые ко­рал­лы и стро­ма­то­по­ра­ты, ло­па­то­но­гие мол­лю­ски, мшан­ки, мор­ские ли­лии, мор­ские ежи, мор­ские звёз­ды, офиу­ры, мор­ские пу­зы­ри, кры­ло­жа­бер­ные, те­ло­дон­ты и древ­ней­шие че­лю­ст­но­ро­тые (при­ми­тив­ные хря­ще­вые ры­бы). При уча­стии ко­рал­лов и стро­ма­то­по­ра­тов об­ра­зо­ва­лись пер­вые на­стоя­щие ри­фы. В позд­нем ор­до­ви­ке поя­ви­лись на­зем­ные рас­те­ния (пе­чё­ноч­ни­ки). В кон­це пе­рио­да про­изош­ло круп­ное оле­де­не­ние и вы­ми­ра­ние мн. групп мор. ор­га­низ­мов (ок. 60% ро­дов).

Силур: 1 Палеонтологический институт РАН

В си­лу­ре (ок. 443–418 млн. лет на­зад) поя­ви­лись не­пар­но­ноз­д­рё­вые бес­че­лю­ст­ные (ос­тео­стра­ки и анас­пи­ды), пан­цир­ные (пла­ко­дер­мы) и ко­ст­ные (акан­то­ды) ры­бы, пау­ко­об­раз­ные (скор­пио­ны), со­су­ди­стые рас­те­ния (ри­нио­фи­ты и пер­вые плау­но­вид­ные). Воз­ник­но­ве­ние по­кро­ва из со­су­ди­стых рас­те­ний при­ве­ло к зна­чит. сни­же­нию эро­зии на су­ше, спо­соб­ст­во­ва­ло об­ра­зо­ва­нию за­кре­п­лён­ных почв и фор­ми­ро­ва­нию пре­сно­вод­ных во­до­ёмов.

Девон: 1 Палеонтологический институт РАН

Вто­рая по­ло­ви­на па­лео­зоя (ок. 418–251 млн. лет на­зад) ха­рак­те­ри­зу­ет­ся по­яв­ле­ни­ем раз­но­об­раз­ных рыб в океа­не и кон­ти­нен­таль­ных во­до­ёмах и ши­ро­ким рас­про­стра­не­ни­ем на­зем­ных рас­те­ний и жи­вот­ных на су­ше. В это вре­мя в свя­зи со сме­ще­ни­ем кон­ти­нен­таль­ных бло­ков в Сев. по­лу­ша­рие уси­ли­лась био­гео­гра­фич. диф­фе­рен­циа­ция мор­ской и кон­ти­нен­таль­ной био­ты. В де­во­не (418–360 млн. лет на­зад) поя­ви­лись аку­лы, лу­че­пё­рые, двоя­ко­ды­ша­щие и кис­те­пёрые ры­бы. Ок. 375 млн. лет на­зад на ос­но­ве од­ной из групп кис­тепёрых воз­ник­ли древ­ней­шие чет­ве­ро­но­гие (напр., их­тио­сте­га). Бо­га­тая рас­ти­тель­ность су­ши бы­ла пред­став­ле­на при­ми­тив­ны­ми плау­но­вид­ны­ми, чле­ни­сто­сте­бель­ны­ми, пра­па­по­рот­ни­ка­ми и пред­ка­ми го­ло­се­мен­ных, на­ча­лось на­ко­п­ле­ние ор­га­нич. ве­ществ в ви­де за­ле­жей тор­фа и уг­ля. Поя­ви­лись на­се­ко­мые, пау­ки, кле­щи, сре­ди мор­ских бес­по­зво­ноч­ных – ам­мо­нои­деи и внут­рен­не­ра­ко­вин­ные го­ло­во­но­гие мол­лю­ски (ко­лео­и­деи). При­бли­зи­тель­но в это же вре­мя вы­мер­ло до 50% ро­дов и ок. 15% се­мейств мор­ских жи­вот­ных (в т. ч. те­ло­дон­ты), в кон­це де­во­на ис­чез­ло 60% су­ще­ст­во­вав­ших ро­дов и бо­лее 20% се­мейств, силь­но со­кра­ти­лось раз­но­об­ра­зие ри­фо­строи­те­лей, вы­мер­ли все пла­ко­дер­мы, пар­но­ноз­д­рёвые и боль­шин­ст­во не­пар­но­ноз­д­рё­вых бес­че­лю­ст­ных.

Триас: 1 Палеонтологический институт РАН

Ме­зо­зой­ская эра (ок. 251–65 млн. лет на­зад) ста­ла вре­ме­нем раз­ви­тия су­ще­ствен­но об­нов­лён­ной фау­ны и фло­ры. В триа­се (ок. 251–200 млн. лет на­зад) в мо­рях воз­ник­ли но­вые груп­пы фо­ра­ми­ни­фер и ра­дио­ля­рий, шес­ти­лу­че­вые ко­рал­лы, воз­рос­ло раз­но­об­ра­зие брю­хо­но­гих, дву­створ­ча­тых и го­ло­во­но­гих мол­лю­сков. В во­до­ёмах поя­ви­лись кос­ти­стые ры­бы и вод­ные пре­смы­кающие­ся: че­ре­па­хи, кро­ко­ди­лы, пла­ко­дон­ты, их­тио­зав­ры и пле­зио­зав­ры, на су­ше – совр. груп­пы зем­но­вод­ных и раз­но­об­раз­ные пре­смы­каю­щие­ся, в т. ч. пте­ро­зав­ры и ди­но­зав­ры. В позд­нем триа­се от ци­но­дон­тов про­изош­ли мле­ко­пи­таю­щие, а от мел­ких ар­хо­зав­ро­морф­ных реп­ти­лий – пти­цы. Фи­то­гео­гра­фич. диф­фе­рен­циа­ция в на­ча­ле триа­са сгла­ди­лась, а в се­ре­ди­не пе­рио­да вме­сто преж­них об­лас­тей воз­ник­ли но­вые: в тро­пич. рай­онах пре­об­ла­да­ли дре­вес­ные па­по­ротни­ки, ци­ка­до­вые, бен­нет­ти­то­вые, в уме­рен­ной об­лас­ти – ле­са та­ёж­но­го ти­па, со­стоя­щие в осн. из гинк­го­вых, че­ка­нов­ские­вых и хвой­ных. Вы­ми­ра­ние в кон­це триа­са (ок. 203–200 млн. лет на­зад) кос­ну­лось ок. 50% ро­дов и ок. 20% се­мейств мор­ских ор­га­низ­мов, ис­чез­ли ко­ну­ля­ты, ко­но­дон­ты и мн. груп­пы рыб и вод­ных реп­ти­лий, глу­бо­кий кри­зис пе­ре­жи­ли ам­мо­нои­деи, нау­ти­лои­деи, дву­створ­ча­тые мол­лю­ски и пле­че­но­гие. На су­ше вы­мер­ли глос­соп­те­рие­вые и ряд групп зем­но­вод­ных и пре­смы­каю­щих­ся.

Карбон: 1 Палеонтологический институт РАН

В кар­бо­не (ок. 360–295 млн. лет на­зад) наи­бо­лее важ­ны­ми груп­па­ми мор­ских жи­вот­ных бы­ли фо­ра­ми­ни­фе­ры (наи­бо­лее ха­рак­тер­ны фу­зу­ли­ни­ды), ко­рал­лы, мшан­ки, дву­створ­ча­тые, брю­хо­но­гие и ам­мо­но­ид­ные го­ло­во­но­гие мол­лю­ски, ост­ра­ко­ды, пле­че­но­гие, мор­ские ли­лии, хря­ще­вые ры­бы и па­леонис­ки. В кон­це ран­не­го кар­бо­на вы­мер­ло боль­шин­ст­во ро­дов ам­мо­нои­дей, до 80% ро­дов ко­рал­лов и ряд др. бес­по­зво­ноч­ных, пол­но­стью сме­нил­ся ро­до­вой со­став ко­но­дон­тов. На су­ше сре­ди дре­во­вид­ной рас­ти­тель­но­сти гос­под­ство­ва­ли плау­но­вид­ные (ле­пи­до­ден­д­ро­ны), чле­ни­сто­сте­бель­ные (ка­ла­ми­ты), па­по­рот­ни­ко­об­раз­ные и древ­ние го­ло­се­мен­ные. К кон­цу кар­бо­на про­изош­ла чёт­кая фи­то­гео­гра­фич. диф­фе­рен­циа­ция: в тро­пич. об­лас­тях пре­об­ла­да­ли ле­пи­до­ден­д­ро­ны, ка­ла­ми­ты и раз­ные пте­ри­дос­пер­мо­вые, в сев. уме­рен­ной об­лас­ти – кор­даи­то­вые, в юж. уме­рен­ной – глос­соп­те­рие­вые. Су­ще­ст­во­вав­шие на при­мор­ских низ­мен­но­стях тро­пич. зо­ны за­то­п­лен­ные вы­со­ко­стволь­ные ле­са слу­жи­ли гл. ис­точ­ни­ком уг­ле­на­ко­п­ле­ния. На­зем­ная фау­на по­пол­ни­лась раз­но­об­раз­ны­ми (в т. ч. кры­ла­ты­ми) на­се­ко­мы­ми, зем­но­вод­ны­ми (вклю­чая ла­би­рин­то­дон­тов и др.) и пре­смы­каю­щи­ми­ся (в т. ч. поя­ви­лись зве­ро­об­раз­ные реп­ти­лии).

Палеонтологический институт РАН Пермь. Зверообразные

В пер­ми (ок. 295–251 млн. лет на­зад) в мо­рях про­дол­жа­ли раз­ви­вать­ся раз­но­об­раз­ные мол­лю­ски, пле­че­но­гие, иг­ло­ко­жие. Выс­шие рас­те­ния впер­вые за­се­ли­ли во­до­раз­де­лы. В со­ста­ве на­зем­ной рас­ти­тель­но­сти ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли кор­даи­то­вые и пте­ри­до­спер­мо­вые, а так­же на­стоя­щие го­ло­се­мен­ные – хвой­ные, ци­ка­до­вые, гинк­го­вые. Поя­ви­лись же­ст­ко­кры­лые и сет­ча­то­кры­лые на­се­ко­мые. Зем­но­вод­ные и пре­смы­каю­щие­ся ста­ли весь­ма мно­го­чис­лен­ны и раз­но­об­раз­ны. Сре­ди по­след­них воз­ник­ли круп­ные спе­циа­ли­зи­ро­ван­ные хищ­ные и рас­ти­тель­но­яд­ные фор­мы. В кон­це пе­рио­да поя­ви­лись ар­хо­зав­ры (те­ко­дон­ты) и пред­ки яще­риц. Об­лик фау­ны круп­ных на­зем­ных по­зво­ноч­ных оп­ре­де­ля­ли зве­ро­об­раз­ные реп­ти­лии, все­свет­но рас­про­стра­нив­шие­ся бла­го­да­ря объ­е­ди­не­нию кон­ти­нен­таль­ных мас­си­вов в еди­ный су­пер­кон­ти­нент Пан­гею.

Ко­нец перм­ско­го пе­рио­да оз­на­ме­но­вал­ся ве­ли­чай­шим мас­со­вым вы­ми­ра­ни­ем, в хо­де ко­то­ро­го ис­чез­ло св. 80% ро­дов и 50% се­мейств мор­ских жи­вот­ных, вы­мер­ли поч­ти все ти­пич­ные па­лео­зой­ские груп­пы: фу­зу­ли­ни­ды, три­ло­би­ты, древ­ние ко­рал­лы, ряд групп мол­лю­сков, пле­че­но­гих, мша­нок, иг­ло­ко­жих, хря­ще­вых, кис­те­пё­рых, двоя­ко­ды­ша­щих и древ­них лу­че­пё­рых рыб, зем­но­вод­ных и пре­смы­каю­щих­ся, а так­же ле­пи­до­ден­д­ро­ны, ка­ла­ми­ты, кор­даи­ты и др.

Юра: 1 Палеонтологический институт РАН

В юре (ок. 200–145 млн. лет на­зад) сре­ди мор­ских жи­вот­ных бы­ли мно­го­чис­лен­ны и раз­но­об­раз­ны ам­мо­ни­ты, бе­лем­ни­ты, дву­створ­ча­тые мол­лю­ски, разл. ры­бы, их­тио­зав­ры, пле­зио­зав­ры, плио­зав­ры, кро­ко­ди­лы, че­ре­па­хи. Поя­ви­лись не­ко­то­рые но­вые груп­пы, в т. ч. планк­тон­ные фо­ра­ми­ни­фе­ры, ру­ди­сты и ряд групп пле­че­но­гих. На­зем­ная фло­ра ха­рак­те­ри­зо­ва­лась ши­ро­ким раз­ви­ти­ем па­по­рот­ни­ков и раз­но­об­раз­ных го­ло­се­мен­ных, фи­то­гео­гра­фич. диф­фе­рен­циа­ция уси­ли­лась. Сре­ди на­зем­ных по­зво­ноч­ных гос­под­ство­ва­ли ди­но­зав­ры. От мел­ких те­ро­под про­изош­ли опе­рён­ные фор­мы ди­но­зав­ров, ко­то­рые па­рал­лель­но с на­стоя­щи­ми пти­ца­ми ос­вои­ли ак­тив­ный по­лёт. Поя­ви­лись совр. груп­пы яще­риц. Воз­ник­ло мно­го но­вых групп мле­ко­пи­таю­щих: по­ми­мо мел­ких на­се­ко­мо­яд­ных форм (та­ких как до­ко­дон­ты, сим­мет­ро­дон­ты, эу­пан­то­те­рии и др.), сфор­ми­ро­ва­лись спе­циа­ли­зир. рас­ти­тель­но­яд­ные (мно­го­бу­гор­ча­тые) и хищ­ни­ки (три­ко­но­дон­ты), а так­же по­лу­вод­ные, рою­щие и пла­ни­рую­щие фор­мы. В Сев. по­лу­ша­рии поя­ви­лись об­щие пред­ки сум­ча­тых и пла­цен­тар­ных, в Юж. по­лу­ша­рии раз­ви­ва­лись пред­ки од­но­про­ход­ных.

Мел. Динозавры Палеонтологический институт РАН

В ме­лу (ок. 145–65 млн. лет на­зад) в мо­рях сре­ди по­зво­ноч­ных гос­под­ство­ва­ли аку­лы, кос­ти­стые ры­бы, их­тио­зав­ры, пле­зио­зав­ры, плио­зав­ры и мо­за­зав­ры; сре­ди бес­по­зво­ноч­ных – раз­но­об­раз­ные ам­мо­ни­ты, бе­лем­ни­ты, дву­створ­ча­тые мол­лю­ски, пле­че­но­гие и мор­ские ежи. На су­ше про­дол­жа­ли до­ми­ни­ро­вать круп­ные ди­но­зав­ры и пте­ро­зав­ры, но их раз­но­об­ра­зие в те­че­ние ме­ла не­ук­лон­но сни­жа­лось; ос­но­ву на­зем­ной фау­ны по­зво­ноч­ных со­став­ля­ли яще­ри­цы и раз­но­об­раз­ные мле­ко­пи­таю­щие. Воз­ник­ли сум­ча­тые и пла­цен­тар­ные, поя­ви­лись змеи. В ме­лу вы­мер­ли по­след­ние ла­би­рин­то­дон­ты и зве­ро­об­раз­ные. Гл. со­бы­ти­ем на су­ше ста­ло по­яв­ле­ние в се­ре­ди­не ме­ло­во­го пе­рио­да по­кры­то­се­мен­ных рас­те­ний и их бы­строе рас­про­стра­не­ние в ка­че­ст­ве гос­под­ствую­щей груп­пы, ви­ди­мо, в ре­зуль­та­те ко­эво­лю­ции с на­се­ко­мы­ми. С раз­ви­ти­ем цвет­ко­вых бы­ла тес­но свя­за­на эво­лю­ция мн. групп жи­вот­ных, в пер­вую оче­редь на­се­ко­мых, птиц и мле­ко­пи­таю­щих. Поя­ви­лись об­ще­ст­вен­ные на­се­ко­мые: тер­ми­ты, му­ра­вьи, пчё­лы. В позд­нем ме­лу от­ме­че­на ши­ро­кая адап­тив­ная ра­диа­ция древ­них пла­цен­тар­ных, в ре­зуль­та­те ко­то­рой вы­де­ли­лись пред­ки на­се­ко­мо­яд­ных, хищ­ных, ко­пыт­ных, гры­зу­нов и не­ко­то­рых др. групп. В кон­це ме­ла мн. груп­пы ор­га­низ­мов вы­мер­ли (до 25% се­мейств и ок. 50% ро­дов). В мор­ской био­те ис­чез­ло боль­шин­ст­во групп планк­тон­ных фо­ра­ми­ни­фер, кок­ко­ли­то­фо­рид, поч­ти все бе­лем­ни­ты и ам­мо­ни­ты, мно­гие дву­створ­ча­тые и брю­хо­но­гие мол­лю­ски, ряд групп пле­че­но­гих, га­но­ид­ных рыб, а так­же боль­шин­ст­во мор­ских реп­ти­лий. На су­ше вы­мер­ли ди­но­зав­ры и пте­ро­зав­ры, то­гда как фау­на на­се­ко­мых и на­зем­ная фло­ра из­ме­ни­лись сла­бо. Как и дру­гие мас­со­вые вы­ми­ра­ния, этот био­сфер­ный кри­зис был обу­слов­лен ком­плек­сом гео­ло­гич. и био­це­но­тич. со­бы­тий. Ши­ро­ко рас­про­стра­нив­шая­ся в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия ги­по­те­за о па­де­нии круп­но­го ме­тео­ри­та не мо­жет слу­жить един­ст­вен­ным объ­яс­не­ни­ем вы­ми­ра­ния на ру­бе­же ме­ла и па­лео­ге­на.

В ме­зо­зое, по­ка су­ще­ст­во­ва­ли су­хо­пут­ные свя­зи ме­ж­ду час­тя­ми раз­де­лив­шей­ся на неск. ма­те­ри­ков Пан­геи, про­изош­ло рас­се­ле­ние осн. групп на­зем­ных жи­вот­ных. Даль­ней­шая фраг­мен­та­ция су­ши и пе­рио­ди­че­ски воз­ни­кав­шие су­хо­пут­ные свя­зи ме­ж­ду её осн. мас­си­ва­ми оп­ре­де­ли­ли раз­но­об­ра­зие и ход эво­лю­ции на­зем­ной фау­ны.

Палеоген: 1 Палеонтологический институт РАН

Кай­но­зой­ская эра (65 млн. лет на­зад – до на­стоя­ще­го вре­ме­ни) ха­рак­те­ри­зу­ет­ся по­сте­пен­ным при­бли­же­ни­ем со­ста­ва био­ты к со­вре­мен­но­му – гос­под­ством мле­ко­пи­таю­щих, птиц, на­се­ко­мых и по­кры­то­се­мен­ных на су­ше и совр. от­ря­дов и се­мейств мор. ор­га­низ­мов в океа­не. В па­лео­ге­не (65–23 млн. лет на­зад) воз­ник­ли но­вые груп­пы фо­ра­ми­ни­фер (осо­бен­но ха­рак­тер­ны нум­му­ли­ты), мол­лю­сков, мша­нок, иг­ло­ко­жих. Круп­ней­ши­ми мор­ски­ми хищ­ни­ка­ми ста­ли аку­лы совр. ти­па. В со­ста­ве на­зем­ной фло­ры в тро­пич. и суб­тро­пич. рай­онах пре­об­ла­да­ли веч­но­зе­лё­ные дву­доль­ные, паль­мы и дре­во­вид­ные па­по­рот­ни­ки, в уме­рен­ных – хвой­ные и ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са. В па­лео­це­не (ок. 65–55 млн. лет на­зад) на су­ше осн. хищ­ни­ки бы­ли пред­став­ле­ны пре­смы­каю­щи­ми­ся (кро­ко­ди­лы, змеи, ги­гант­ские яще­ри­цы), круп­ны­ми не­ле­таю­щи­ми пти­ца­ми и мле­ко­пи­таю­щи­ми, сход­ны­ми с кон­ди­ляр­тра­ми, круп­ные рас­ти­тель­но­яд­ные – ди­но­це­ра­та­ми и пан­то­дон­та­ми. В Сев. по­лу­ша­рии по­яви­лись при­ма­ты, гры­зу­ны, кре­о­дон­ты, хищ­ные, в Аф­ри­ке – хо­бот­ные. Од­но­про­ход­ные су­ще­ст­во­ва­ли в Юж. Аме­ри­ке на­ря­ду с сум­ча­ты­ми, не­пол­но­зу­бы­ми и юж­ны­ми ко­пыт­ны­ми (но­то­ун­гу­ля­ты и др.). В эо­це­не (ок. 55–34 млн. лет на­зад) в Сев. по­лу­ша­рии воз­ник­ли ру­ко­кры­лые, зай­це­об­раз­ные, пар­но­ко­пыт­ные, не­пар­но­ко­пыт­ные, а так­же мно­гие совр. от­ря­ды птиц. Мор­скую сре­ду на­ча­ли ос­ваи­вать ар­ха­ич­ные ки­то­об­раз­ные и си­ре­но­вые. К кон­цу эо­це­на до­ми­ни­ро­вав­шие в на­ча­ле па­лео­ге­на груп­пы ста­ли ре­лик­то­вы­ми, вы­мер­ли мно­го­бу­гор­ча­тые, зна­чи­тель­но уве­ли­чи­лось чис­ло ви­дов гры­зу­нов. Осн. ком­по­нен­том фау­ны круп­ных рас­ти­тель­но­яд­ных ста­ли не­пар­но­ко­пыт­ные: та­пи­ро­об­раз­ные, но­со­ро­го­об­раз­ные, брон­то­те­рии, ха­ли­ко­те­рии, ар­ха­ич­ные ло­ша­ди­ные. Воз­рос­ло раз­но­об­ра­зие пар­но­ко­пыт­ных, поя­ви­лись жвач­ные. На ру­бе­же эо­це­на и оли­го­це­на от­ме­ча­ет­ся мас­со­вое вы­ми­ра­ние ар­ха­ич­ных групп мле­ко­пи­таю­щих, а так­же планк­тон­ных мик­ро­ор­га­низ­мов и мор­ских ежей. В оли­го­це­не (ок. 34–23 млн. лет на­зад) на фо­не об­ще­го по­хо­ло­да­ния и уси­ле­ния кли­ма­тич. зо­наль­но­сти те­п­ло­лю­би­вые ле­са с пре­об­ла­да­ни­ем веч­но­зе­лё­ных дву­доль­ных и пальм ста­ли сме­нять­ся хвой­ны­ми и ши­ро­ко­ли­ст­вен­ны­ми, рас­про­стра­ни­лись тра­вя­ни­стые рав­ни­ны. Поя­ви­лось боль­шин­ст­во совр. се­мейств птиц и мле­ко­пи­таю­щих. Не­ко­то­рые ко­пыт­ные дос­тиг­ли ги­гант­ских раз­ме­ров (ин­д­ри­ко­те­рии). Круп­ней­ши­ми хищ­ни­ка­ми оли­го­це­на бы­ли кре­о­дон­ты, но на­стоя­щие хищ­ные уже пре­взош­ли их раз­но­об­ра­зи­ем и да­ли на­ча­ло всем груп­пам лас­то­но­гих. По­яви­лись зу­ба­тые и уса­тые ки­ты. В Юж. по­лу­ша­рии раз­ви­ва­лись эн­де­мич­ные фау­ны мле­ко­пи­таю­щих: юж­но­аме­ри­кан­ская (с пре­об­ла­да­ни­ем сум­ча­тых, не­пол­но­зу­бых и юж­ных ко­пыт­ных и уча­сти­ем ка­вио­морф­ных гры­зу­нов и ши­ро­ко­но­сых обезь­ян), аф­ри­кан­ская (хо­бот­ные, да­ма­ны и др.), ма­да­га­скар­ская (ле­му­ры, тен­ре­ки и др.) и ав­ст­ра­лий­ская (од­но­про­ход­ные и сум­ча­тые).

Неоген: 1 Палеонтологический институт РАН

В нео­ге­не (ок. 23–1,8 млн. лет на­зад) за­ло­жи­лись совр. био­гео­гра­фич. об­лас­ти, на­зем­ная фло­ра ста­ла близ­ка со­вре­мен­ной. Со­еди­не­ние отд. ма­те­ри­ков или их час­тей и по­сле­до­вав­шие фау­ни­стич. кон­так­ты обу­сло­ви­ли вы­ми­ра­ние мно­гих на­зем­ных по­зво­ноч­ных и суб­гло­баль­ное рас­про­стра­не­ние не­ко­то­рых групп. В мио­це­не в Аф­ри­ку из Ев­ра­зии про­ник­ли ко­ша­чьи, волчьи, ку­ньи, но­со­ро­ги, ха­ли­ко­те­рии, сви­ньи, по­ло­ро­гие, жи­ра­фо­вые. В Ев­ра­зию из Аф­ри­ки все­ли­лись хо­бот­ные (мас­то­дон­ты, ди­но­те­рии) и обезь­я­ны, а так­же ло­ша­ди­ные (ан­хи­те­рии) из Сев. Аме­ри­ки. По­все­ме­ст­ное вы­ми­ра­ние кре­о­дон­тов сов­па­ло с адап­тив­ной ра­диа­ци­ей на­стоя­щих хищ­ных. В кон­це мио­це­на (ок. 10–5,5 млн. лет на­зад) поя­ви­лись мно­гие из совр. ро­дов мле­ко­пи­таю­щих. Бо­га­тые со­об­ще­ст­ва рас­ти­тель­но­яд­ных и хищ­ни­ков су­ще­ст­во­ва­ли в ус­ло­ви­ях от­кры­тых ланд­шаф­тов, за­ня­тых тра­вя­ни­стой рас­ти­тель­но­стью. Важ­ным со­бы­ти­ем ста­ло по­яв­ле­ние в мио­це­не го­ми­нои­дов – об­щих пред­ков че­ло­ве­ка и че­ло­ве­ко­об­раз­ных обезь­ян. В плио­це­не (ок. 5,3–1,8 млн. лет на­зад) в осн. сфор­ми­ро­ва­лась совр. фау­на мле­ко­пи­таю­щих. В Юж. Аме­ри­ку про­ник­ли мно­го­числ. пред­ста­ви­те­ли се­ве­ро­аме­ри­кан­ской фау­ны, вы­тес­нив­шие мно­гие эн­де­мич­ные груп­пы; в Ав­ст­ра­лию все­ли­лись гры­зу­ны. В Ев­ра­зии и Аф­ри­ке бы­ли ши­ро­ко пред­став­ле­ны гип­па­рио­ны, мас­то­дон­ты, но­со­ро­ги, сви­ньи, оле­ни, по­ло­ро­гие, волчьи, гие­но­вые, ко­ша­чьи. Ок. 2,4 млн. лет на­зад в Аф­ри­ке поя­ви­лись пер­вые пред­ста­ви­те­ли ро­да человек (см. Ан­тро­по­ге­нез).

Палеонтологический институт РАН Четвертичный период

В чет­вер­тич­ном пе­рио­де (на­чал­ся ок. 1,8 млн. лет на­зад) за­кон­чи­лось фор­ми­ро­ва­ние совр. био­гео­гра­фич. струк­ту­ры фло­ры и фау­ны. В плей­сто­це­не (ок. 1,8–0,01 млн. лет на­зад) в свя­зи с круп­ней­ши­ми оле­де­не­ния­ми рас­ти­тель­ный и жи­вот­ный мир Сев. по­лу­ша­рия силь­но из­ме­нил­ся. В вы­со­ких ши­ро­тах сфор­ми­ро­ва­лась тун­д­ро­вая рас­ти­тель­ность, в пе­риг­ля­ци­аль­ных зо­нах в хо­лод­но-су­хие эпо­хи воз­ни­ка­ли тун­д­ро­степ­ные рас­ти­тель­ные со­об­ще­ст­ва. В Сев. Аме­ри­ке ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лись мас­то­дон­ты, ма­мон­ты, саб­ле­зу­бые тиг­ры, ме­га­те­рии и глип­то­дон­ты. Для Сев. Ев­ра­зии бы­ли ха­рак­тер­ны ма­монт, во­ло­са­тый но­со­рог, элас­мо­те­рий, боль­ше­ро­гий олень, пер­во­быт­ный би­зон, ов­це­бык, сай­гак, пе­щер­ный мед­ведь, пе­щер­ный лев, пе­щер­ная гие­на. В эту же эпо­ху про­изош­ло био­ло­гич. и со­ци­аль­ное ста­нов­ле­ние совр. че­ло­ве­ка – Homo sapiens. К ру­бе­жу плей­сто­це­на и го­ло­це­на (бо­лее 10 тыс. лет на­зад) мно­гие круп­ные мле­ко­пи­таю­щие лед­ни­ко­вой эпо­хи вы­мер­ли. В го­ло­це­не на ор­га­нич. мир З. ста­ли ока­зы­вать боль­шое влия­ние ан­тро­по­ген­ные фак­то­ры. На­ча­ло и про­дол­жи­тель­ность эо­нов, эр, пе­рио­дов да­ны в со­от­вет­ст­вии со Стра­ти­гра­фич. ко­дек­сом Рос­сии (1992) и до­пол­не­ния­ми к не­му (2000, 2006).

ЧЕЛОВЕК И ЗЕМЛЯ

Бли­жай­шие пред­ки че­ло­ве­ка поя­ви­лись на З. ок. 6–5 млн. лет на­зад в Вост. Аф­ри­ке. Здесь же в те­че­ние сред­не­го и позд­не­го плио­це­на (2,4–1,9 млн. лет на­зад) сфор­ми­ро­вал­ся род че­ло­век (Homo). На др. кон­ти­нен­тах ис­ко­пае­мые ос­тат­ки са­мых древ­них его пред­ста­ви­те­лей на­хо­дят в Юго-Вост. Азии (воз­раст на­хо­док 1,8–1,7 млн. лет), на Кав­ка­зе (1,7 млн. лет), в Ев­ро­пе (800 тыс. лет), в Ав­ст­ра­лии (62 тыс. лет), в Аме­ри­ке (ок. 30 тыс. лет). Ко­ло­ни­за­ция океа­нич. ост­ро­вов на­ча­лась в ис­то­рич. вре­мя: 6 тыс. лет на­зад – Ка­риб­ские о-ва, 3,5–4 тыс. лет на­зад – Но­вая Гви­нея, Фид­жи, Са­моа, 1,5 тыс. лет на­зад – Га­вайи, Но­вая Зе­лан­дия, Ма­да­га­скар. Эта хро­но­ло­гич. по­сле­до­ва­тель­ность ил­лю­ст­ри­ру­ет об­щую кар­ти­ну рас­се­ле­ния че­ло­века и рас­ши­ре­ния Ой­ку­ме­ны (об­лас­ти оби­та­ния Homo).

Пер­вые мас­штаб­ные ан­тро­по­ген­ные пре­об­ра­зо­ва­ния бы­ли свя­за­ны с при­ме­не­ни­ем ог­ня для за­щи­ты от хищ­ни­ков и при кол­лек­тив­ной охо­те. Ак­тив­ное его ис­поль­зо­ва­ние че­ло­ве­ком ста­ло при­чи­ной фор­ми­ро­ва­ния мно­гих, т. н. пи­ро­ген­ных, ва­ри­ан­тов рас­ти­тель­но­сти на раз­ных кон­ти­нен­тах: в Сев. Аме­ри­ке – это пре­рии, чап­пар­раль, в Юж. Аме­ри­ке – пам­па, цер­ра­до, лья­нос, в Ев­ро­пе – пус­то­ши и ве­ре­щат­ни­ки, в Сев. Ев­ра­зии – сте­пи и по­лу­пус­ты­ни, в Сре­ди­зем­но­мо­рье – га­ри­га и ма­к­вис, в Но­вой Зе­лан­дии – да­ун­лен­ды, в Аф­ри­ке – вель­ды, са­ван­на. На про­тя­же­нии плей­сто­це­на и к на­ча­лу го­ло­це­на че­ло­век унич­то­жил (или спо­соб­ст­во­вал унич­то­же­нию, пре­об­ра­зуя ме­сто­оби­та­ния) не ме­нее сот­ни ви­дов са­мых круп­ных тра­во­яд­ных мле­ко­пи­таю­щих (в т. ч. ма­мон­тов, мас­то­дон­тов, сте­го­дон­тов, элас­мо­те­ри­ев, си­ва­те­ри­ев). В ре­зуль­та­те этой т. н. ме­зо­ли­ти­че­ской ре­во­лю­ции зна­чит. часть на­зем­ных эко­си­стем пре­тер­пе­ла су­ще­ст­вен­ные из­ме­не­ния, при­чём осн. фак­то­ром этих из­ме­не­ний был не сам огонь (он мог иметь и при­род­ное про­ис­хо­ж­де­ние), а час­то­та его воз­дей­ст­вия («обо­рот ог­ня»), ко­то­рая оп­ре­де­ля­лась древ­ним че­ло­ве­ком.

Городской пейзаж. Рим.

Сле­дую­щий мас­штаб­ный пе­ри­од воз­дей­ст­вия че­ло­ве­ка на при­ро­ду – пе­ре­ход от со­би­ра­тель­ст­ва и охо­ты на по­лу­осед­лый и осед­лый об­раз жиз­ни за счёт окуль­ту­ри­ва­ния рас­те­ний и одо­маш­ни­ва­ния жи­вот­ных. Древ­ние ско­то­во­ды и зем­ле­дель­цы ста­ли про­из­во­дить на ду­шу на­се­ле­ния боль­ше про­до­воль­ст­вия, чем мог­ли по­тре­бить са­ми; про­изо­шёл пе­ре­ход к про­из­во­дя­щей эко­но­ми­ке (т. н. не­оли­ти­че­ская ре­во­лю­ция), что при­ве­ло к раз­ви­тию осед­ло­сти и рез­ко­му уве­ли­че­нию чис­лен­но­сти на­се­ле­ния. К 1804 оно со­став­ля­ло 1 млрд. чел., в 1960 – 3 млрд., в 2006 – 6,5 млрд. чел. (по­ло­ви­на про­жи­ва­ет в го­ро­дах). Мак­си­маль­ный его при­рост при­шёл­ся на сер. и 2-ю пол. 20 в. В 1996–2000 чис­лен­ность уве­ли­чи­ва­лась еже­год­но на 90 млн., в 2000–2005 – на 87 млн. чел. Пред­по­ла­га­ет­ся по­сте­пен­ное умень­ше­ние при­рос­та на­се­ле­ния в те­че­ние 30–50 лет, а за­тем ста­би­ли­за­ция чис­лен­но­сти на уров­не 9–11 млрд. с по­сле­дую­щим её сни­же­ни­ем. Наи­боль­ший при­рост на­се­ле­ния в бли­жай­шие го­ды ожи­да­ет­ся в Ин­дии (1,9%), Ки­тае (1,1%), Па­ки­ста­не и Ни­ге­рии; в ря­де стран на­блю­да­ет­ся со­кра­ще­ние чис­лен­но­сти (Рос­сия, Ук­раи­на, Япо­ния, Ита­лия и др.).

Использование природных ресурсов

Чис­лен­ность на­се­ле­ния оп­ре­де­ля­ет сум­мар­ные по­треб­но­сти об­ще­ст­ва в при­род­ных ре­сур­сах – во­зоб­нов­ляе­мых, к ко­то­рым от­но­сят ре­сур­сы био­ло­ги­че­ские (см. Ра­сти­тель­ные ре­сур­сы, Ре­сур­сы жи­вот­но­го ми­ра), вод­ные ре­сур­сы, ат­мо­сфе­ру, поч­ву (от­но­си­тель­но во­зоб­нов­ляе­ма), сол­неч­ную энер­гию, и не­во­зоб­нов­ляе­мых – ми­не­раль­ные ре­сур­сы. Рас­ши­ре­ние разл. ви­дов про­из­вод­ст­ва, раз­ви­тие транс­пор­та, пре­об­ра­зо­ва­ние ланд­шаф­тов и т. п. со­про­во­ж­да­ют­ся воз­рас­таю­щим рас­хо­до­ва­ни­ем при­род­ных ре­сур­сов, уси­ле­ни­ем ан­тро­по­ген­но­го дав­ле­ния на мн. при­род­ные сис­те­мы, что не­ред­ко при­во­дит к их де­гра­да­ции.

Са­мой важ­ной фор­мой взаи­мо­от­но­ше­ний че­ло­ве­ка и при­ро­ды уже на ран­них эта­пах ста­нов­ле­ния че­ло­ве­че­ст­ва ста­ло по­треб­ле­ние био­ло­гич. ре­сур­сов. На пер­вых эта­пах сво­ей эво­лю­ции че­ло­век как пред­ста­ви­тель жи­вот­но­го ми­ра со сме­шан­ным ти­пом пи­та­ния ис­поль­зо­вал пер­вич­ную (рас­ти­тель­ную) и вто­рич­ную (жи­вот­ную) про­дук­цию при­род­ных эко­си­стем. Так поч­ти до на­ше­го вре­ме­ни жи­ли або­ри­ге­ны Ав­ст­ра­лии, Юго-Вост. Азии, Аф­ри­ки и Юж. Аме­ри­ки. Бо­лее 10 тыс. лет на­зад на­ши пред­ки ста­ли куль­ти­ви­ро­вать рас­те­ния и одо­маш­ни­вать жи­вот­ных в Аф­ри­ке, на юге Ев­ра­зии и в Аме­ри­ке (см. До­ме­сти­ка­ция, Куль­тур­ные рас­те­ния).

При пе­ре­хо­де от при­ми­тив­ной при­сваи­ваю­щей эко­но­ми­ки к про­из­во­дя­щей че­ло­век вклю­чил в сфе­ру сво­его по­треб­ле­ния прак­ти­че­ски все во­зоб­нов­ляе­мые ре­сур­сы. О по­сле­до­вав­ших за этим мас­шта­бах пре­об­ра­зо­ва­ния при­род­ных эко­си­стем мож­но су­дить по совр. со­стоя­нию ланд­шаф­тов Сре­ди­зем­но­мо­рья, Пе­ред­ней и Центр. Азии, Сев. Аф­ри­ки, где к нач. 1-го тыс. до н. э. бы­ли унич­то­же­ны рас­ти­тель­ность и мн. ви­ды жи­вот­ных, а зем­ли по­все­ме­ст­но ока­за­лись эро­ди­ро­ван­ны­ми. Здесь сфор­ми­ро­ва­лись ка­ме­ни­стые тра­вя­но-кус­тар­ни­ко­вые за­рос­ли, по­лу­пус­ты­ни и да­же пус­ты­ни (в т. ч. в ме­ж­ду­ре­чье Ти­гра и Ев­фра­та, в до­ли­нах Ни­ла и Ат­ре­ка).

Ис­поль­зо­ва­ние во­зоб­нов­ляе­мых ре­сур­сов, раз­ру­ше­ние при­род­ных эко­си­стем при­об­ре­ло гло­баль­ный ха­рак­тер в ре­зуль­та­те рас­про­стра­не­ния экс­тен­сив­но­го аг­рар­но­го про­из­вод­ст­ва, в т. ч. под­сеч­но-ог­не­во­го зем­ле­де­лия, ко­гда под по­ля рас­чи­ща­ют­ся и вы­жи­га­ют­ся уча­ст­ки ес­те­ст­в. ле­сов. Уже к нач. 20 в. пло­щадь об­ра­ба­ты­вае­мых зе­мель со­став­ля­ла 7 млн. км2, или ок. 5% при­год­ной для с. х-ва су­ши. За по­сле­дую­щие 100 лет пло­щадь паш­ни вы­рос­ла до 15,1 млн. км2. Ещё бо­лее ка­та­ст­ро­фич­ным к нач. 21 в. ока­за­лось со­стоя­ние па­ст­бищ. При­год­ные для па­ст­бищ при­род­ные эко­си­сте­мы пол­но­стью пре­об­ра­зо­ва­ны на пло­ща­ди 34 млн. км2 (22,7% су­ши). Напр., на рав­ни­нах Сев. Аме­ри­ки ко­гда-то оби­та­ло до 50 млн. би­зо­нов (по­сле экс­пан­сии ев­ро­пей­цев к кон. 19 в. их чис­лен­ность сни­зи­лась до 1 тыс. го­лов), ны­не толь­ко в США на­счи­ты­ва­ет­ся ок. 100 млн. го­лов до­маш­не­го ско­та. Па­ст­бищ­ные эко­си­сте­мы, изъ­я­тые у ди­ких жи­вот­ных, эро­ди­ро­ва­ны, ут­ра­ти­ли при­род­ную рас­ти­тель­ность и про­дук­тив­ность.

Ок. 20% с.-х. уго­дий на пла­не­те – оро­шае­мые. Пло­ща­ди оро­шае­мых зе­мель рас­тут и со­от­вет­ст­вен­но уве­ли­чи­ва­ют­ся рас­хо­ды пре­сной во­ды – ре­сур­са, ко­то­рый в 21 в. стал од­ним из са­мых вос­тре­бо­ван­ных и в пер­спек­ти­ве мо­жет за­нять ли­ди­рую­щие по­зи­ции в экс­пор­те не­ко­то­рых стран, в т. ч. Рос­сии. На З. для хо­зяйств. ис­поль­зо­ва­ния дос­туп­но ме­нее 1% пре­сной во­ды. Уже сей­час ми­ро­вая по­треб­ность в ней пре­вы­ша­ет по­ло­ви­ну сред­не­го­до­во­го сто­ка всех рек. Зна­чит. часть рек и озёр за­гряз­не­на. Ре­аль­ное по­треб­ле­ние во­ды на З. со­став­ля­ет бо­лее 9000 км3 в год (70% – с. х-вом, 22% – пром-стью, 8% рас­хо­ду­ет­ся на бы­то­вые ну­ж­ды). Обо­рот­ное во­до­снаб­же­ние в ср. со­став­ля­ет все­го 10%. Раз­ные стра­ны ис­поль­зу­ют от 1 до 100% сво­их ре­сур­сов по­верх­но­ст­ных вод, а Сау­дов­ская Ара­вия, Из­ра­иль, Ку­вейт пре­вы­ша­ют этот по­ка­за­тель в неск. раз за счёт ис­поль­зова­ния ар­те­зи­ан­ских вод, оп­рес­не­ния мор. во­ды и внеш­них ис­точ­ни­ков. Бо­лее 6300 км3 во­ды на­ка­п­ли­ва­ет­ся в де­сят­ках ты­сяч во­до­хра­ни­лищ. Строи­тель­ст­во пло­тин при­ве­ло к за­ре­гу­ли­ро­ва­нию и со­кра­ще­нию сто­ка мн. рек, раз­ру­ше­нию пой­мен­ных эко­си­стем, де­фи­ци­ту пре­сной во­ды и вто­рич­но­му за­гряз­не­нию вод­ных объ­ек­тов, ко­гда за­гряз­няю­щие ве­ще­ст­ва дон­ных от­ло­же­ний вклю­ча­ют­ся в кру­го­во­рот ве­ществ. Зна­чит. объ­ё­мы это­го ре­сур­са идут на раз­бав­ле­ние сточ­ных вод, гло­баль­ный сброс ко­то­рых со­став­ля­ет ок. 2000 км3. Ок. 1 млрд. чел. не име­ют воз­мож­но­сти поль­зо­вать­ся ка­че­ст­вен­ной пить­е­вой во­дой, а 3 млрд. – ка­на­ли­за­ци­ей.

Фото В. В. Пожидаева Полигон твёрдых промышленных отходов «Саларьево» (Московская область).

К кон. 20 в. на З. ле­са за­ни­ма­ли бо­лее 38 млн. км2, или 28,4% су­ши. За по­след­нее де­ся­ти­ле­тие 20 в. об­щие по­те­ри пло­ща­ди ле­сов в ми­ре со­ста­ви­ли 940 тыс. км2 (еже­год­но ок. 0,3%). На до­лю пер­вич­ных (ко­рен­ных) ле­сов на З. при­хо­дит­ся толь­ко 135 тыс. км2, а ос­таль­ные ле­са вто­рич­ные (про­из­вод­ные), сфор­ми­ро­вав­шие­ся пре­им. под влия­ни­ем хо­зяйств. дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка (гл. обр. вслед­ст­вие ру­бок, по­жа­ров, вы­па­са ско­та и др.). Бо­лее по­ло­ви­ны за­го­тав­ли­вае­мой дре­ве­си­ны в ми­ре ис­поль­зу­ет­ся в ка­че­ст­ве то­п­ли­ва. Гло­баль­ный ха­рак­тер унич­то­же­ния ле­сов свя­зан и с лес­ны­ми по­жа­ра­ми, ко­то­рые в по­след­ние го­ды при­об­ре­ли ка­та­ст­ро­фич. ха­рак­тер. При при­рос­те дре­ве­си­ны, со­став­ляю­щем ок. 5 млрд. м3 в год, вы­ру­ба­ет­ся 3,3 млрд. м3, что в неск. раз пре­вос­хо­дит до­пус­ти­мый объ­ём ле­со­заго­то­вок. В то же вре­мя воз­рас­та­ет за­щит­ная функ­ция ле­сов; напр., ле­са Рос­сии, по не­ко­то­рым рас­чё­там, по­гло­ща­ют ок. 262 млн. т СО2 в год, т. е. не толь­ко всю рос. часть его ан­тро­по­ген­ной эмис­сии, но и часть пром. вы­бро­сов СО2 др. стран.

Гло­баль­ное воз­дей­ст­вие че­ло­ве­ка на ат­мо­сфе­ру свя­за­но пре­ж­де все­го с раз­ви­ти­ем энер­ге­ти­ки. По­треб­ле­ние О2 ат­мо­сфе­ры со­про­во­ж­да­ет­ся её за­гряз­не­ни­ем ок­си­да­ми азо­та, се­ры и уг­ле­ро­да (напр., при по­треб­ле­нии 12,9 кг О2 вы­де­ля­ет­ся ок. 10 м3 вы­ше­на­зван­ных га­зов, а так­же се­ро­во­до­род). По разл. оцен­кам, ин­ду­ст­ри­аль­ная эмис­сия СО2 в нач. 21 в. со­став­ля­ет 657,8–752,1 т в год. По дан­ным на 2003, кон­цен­тра­ция СО2 в ат­мо­сфе­ре по срав­не­нию с сер. 19 в. уве­ли­чи­лась на 30%.

По­лез­ные ис­ко­пае­мые – то­п­ли­во (нефть, го­рю­чий газ, ка­мен­ный уголь, го­рю­чие слан­цы), ру­ды чёр­ных и цвет­ных ме­тал­лов и др. на­ча­ли ис­поль­зо­вать­ся че­ло­ве­ком го­раз­до позд­нее, чем во­зоб­нов­ляе­мые ре­сур­сы. Нау­чив­шись до­бы­вать и ис­поль­зо­вать по­лез­ные ис­ко­пае­мые, он всту­пил в фа­зу про­мыш­лен­ной (ин­ду­ст­ри­аль­ной) ре­во­лю­ции. За­па­сы не­во­зоб­нов­ляе­мых ре­сур­сов ста­но­вят­ся ог­ра­ни­чи­те­лем тра­диц. ти­па раз­ви­тия. Ес­ли объ­ём по­треб­ле­ния ре­сур­сов бу­дет уд­ваи­вать­ся ка­ж­дые 30 лет, как это про­ис­хо­ди­ло во 2-й пол. 20 в., то не­ко­то­рых ми­нер. ре­сур­сов хва­тит пред­по­ло­жи­тель­но лишь на неск. де­сят­ков лет. При ста­би­ли­за­ции чис­лен­но­сти на­се­ле­ния на уров­не ок. 8 млрд. чел. и по­вы­ше­нии эф­фек­тив­но­сти энер­го- и ре­сур­сос­бе­ре­же­ния ис­то­ще­ние не­во­зоб­нов­ляе­мых ре­сур­сов мо­жет ото­дви­нуть­ся на сто­ле­тия.

Последствия антропогенного воздействия на природные экосистемы Земли

Влия­ние хо­зяйств. дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка на жи­вую при­ро­ду З. при­об­ре­ло в 20 в. гло­баль­ные мас­шта­бы и при­ве­ло к ис­чез­но­ве­нию мн. ви­дов ор­га­низ­мов. Пе­ред уг­ро­зой унич­то­же­ния ока­зы­ва­ет­ся ка­ж­дый чет­вёр­тый вид мле­ко­пи­таю­щих и ка­ж­дый вось­мой вид птиц. Дос­то­вер­но из­вест­но об ис­чез­но­ве­нии за по­след­ние три сто­ле­тия при учас­тии че­ло­ве­ка бо­лее 400 ви­дов рас­те­ний. Ве­ро­ят­но, этот про­цесс за­тро­нул не ме­нее 10 тыс. ви­дов бес­по­зво­ноч­ных жи­вот­ных.

Хранилище отходов (хвостохранилище) предприятия «Апатит» (Кольский полуостров). Фото Д. В. Соловьёва

К кон. 20 в. на З. ока­за­лось на­ру­ше­но (в осн. с.-х. про­из­вод­ст­вом) 63% по­верх­но­сти су­ши (ис­клю­чая лед­ни­ки, по­ляр­ные пус­ты­ни, вы­со­ко­го­рья и кру­тые скло­ны), при этом ок. 40% – пол­но­стью транс­фор­ми­ро­ва­но. В Ев­ро­пе на до­лю ан­тро­по­ген­ных эко­си­стем при­хо­дит­ся бо­лее 85% пло­ща­ди су­ши, в Аф­ри­ке – 51%, в Азии – 57%, в Ав­ст­ра­лии – 40%, в Сев. Аме­ри­ке – 45%. Во мно­гих стра­нах до­ля со­хра­нив­ших­ся ес­те­ст­в. эко­си­стем не пре­вы­ша­ет 5–7%. В боль­шин­ст­ве стран Зап. и Центр. Ев­ро­пы и в Япо­нии они от­сут­ст­ву­ют пол­но­стью. При за­ме­ще­нии при­род­ных эко­си­стем ан­тро­по­ген­ны­ми, как пра­ви­ло, умень­ша­ет­ся от­ра­жа­тель­ная спо­соб­ность по­верх­но­сти З., что ве­дёт к её на­гре­ву и гло­баль­но­му по­те­п­ле­нию кли­ма­та. При этом на­ру­ша­ет­ся вла­го­обо­рот, т. к. ес­те­ст­в. рас­ти­тель­ность су­ши за счёт ис­па­ре­ния во­ды рас­те­ни­я­ми (транс­пи­ра­ции) обес­пе­чи­ва­ет по­сту­п­ле­ние осн. час­ти вла­ги в ат­мо­сфе­ру. При мас­штаб­ном умень­ше­нии по­сту­п­ле­ния вла­ги в ат­мо­сфе­ру про­ис­хо­дит ари­ди­за­ция кли­ма­та и, как след­ст­вие, – опус­ты­ни­ва­ние. Кро­ме то­го, при транс­фор­ма­ции при­род­ных эко­си­стем, как пра­ви­ло, уси­ли­ва­ет­ся вод­ная и вет­ро­вая эро­зия (эро­зи­он­ны­ми про­цес­са­ми за­тро­ну­то бо­лее 30% с.-х. зе­мель). Ан­тро­по­ген­ные эко­си­сте­мы ха­рак­те­ри­зу­ют­ся бо­лее бед­ным со­ста­вом фло­ры и фау­ны, в них ве­ли­ка до­ля за­нос­ных ви­дов.

В ми­ре еже­год­но до­бы­ва­ет­ся и пе­ре­ме­ща­ет­ся бо­лее 300 млрд. т ве­ществ в год (50 т на че­ло­ве­ка), б. ч. ко­то­рых об­ра­зу­ет от­хо­ды (10% – га­зо­об­раз­ные и пы­ле­ва­тые, ос­таль­ные – твёр­дые). Сле­ды пром. вы­бро­сов Ки­тая на­хо­дят на лед­ни­ках Грен­лан­дии, а ана­лиз льдов Ан­тарк­ти­ды по­зво­ля­ет су­дить о мас­шта­бах про­из­вод­ст­ва и рас­про­стра­не­ния пес­ти­ци­дов. За­гряз­не­ние ат­мо­сфе­ры (осн. ис­точ­ни­ки – энер­ге­ти­ка, ме­тал­лур­гия, неф­те­хи­мия, транс­порт), по­ми­мо соз­да­ния пар­ни­ко­во­го эф­фек­та, гло­баль­но­го по­те­п­ле­ния кли­ма­та и рос­та за­бо­ле­вае­мо­сти на­се­ле­ния, со­про­во­ж­да­ет­ся ис­тон­че­ни­ем озо­но­во­го слоя.

В гло­баль­ных мас­шта­бах за­гряз­нён и Ми­ро­вой ок., пре­ж­де все­го в ре­зуль­та­те то­го, что он обес­пе­чи­ва­ет до 75% гру­зо­пе­ре­во­зок на З. Еже­год­но в не­го по­сту­па­ют сточ­ные во­ды, со­дер­жа­щие нефть и неф­те­про­дук­ты, пес­ти­ци­ды, ра­дио­нук­ли­ды, хло­рор­га­нич. со­еди­не­ния, тя­жёлые ме­тал­лы и др. При за­гряз­не­нии Ми­ро­во­го ок. на­ру­ша­ют­ся све­то­вой и хи­мич. ре­жи­мы верх­них сло­ёв во­ды, что от­ра­жа­ет­ся на его био­ло­гич. про­дук­тив­но­сти.

Рас­ши­ре­ние эко­но­мич. свя­зей при­ве­ло к гло­баль­но­му био­ло­гич. за­гряз­не­нию и уси­ле­нию об­ме­на ви­да­ми ме­ж­ду био­гео­гра­фич. об­лас­тя­ми З. В пред­на­ме­рен­ную и сти­хий­ную ин­тро­дук­цию во­вле­че­ны де­сят­ки ты­сяч ви­дов рас­те­ний и жи­вот­ных. По­яв­ле­ние чу­же­род­ных ви­дов в Ав­ст­ра­лии, Но­вой Зе­лан­дии, в уме­рен­ных об­лас­тях Ев­ра­зии и Сев. Аме­ри­ки уже при­ве­ло к зна­чит. по­те­рям в хо­зяй­ст­вах и эко­ло­гич. ка­та­ст­ро­фам. Осо­бен­но ост­ро био­ло­гич. за­гряз­не­ние про­яв­ля­ет­ся в пре­сных во­до­ёмах и внут­рен­них мо­рях, где все­лен­цы спо­соб­ны унич­то­жить або­ри­ген­ную био­ту, сни­зить про­дук­тив­ность во­до­ёма.

Су­ще­ст­ву­ет це­лый ряд ме­ж­ду­нар. со­гла­ше­ний и кон­вен­ций по сни­же­нию ан­тро­по­ген­но­го влия­ния на био­сфе­ру З.: в об­лас­ти ста­би­ли­за­ции кли­ма­та и за­гряз­не­ния ат­мо­сфе­ры – Кон­вен­ция о за­щи­те озо­но­во­го слоя (1985), Кон­вен­ция об оцен­ке воз­дей­ст­вия на ок­ру­жаю­щую сре­ду в транс­гра­нич­ном кон­тек­сте (1991), Кон­вен­ция об из­ме­не­нии кли­ма­та (1992) и Про­то­кол об ог­ра­ни­че­нии вы­бро­са пар­ни­ко­вых га­зов («Ки­от­ский про­то­кол», 1997); в об­лас­ти со­хра­не­ния био­раз­но­об­ра­зия – Кон­вен­ция о ме­ж­ду­нар. тор­гов­ле ви­да­ми ди­кой фау­ны и фло­ры, на­хо­дя­щи­ми­ся под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния (1973), Кон­вен­ция об ох­ра­не миг­ри­рую­щих ви­дов ди­ких жи­вот­ных (1983), Кон­вен­ция о био­ло­ги­че­ском раз­но­об­ра­зии (1992); в об­лас­ти со­хра­не­ния эко­си­стем – Кон­вен­ция о вод­но-бо­лот­ных угодь­ях, имею­щих меж­ду­на­род­ное зна­че­ние гл. обр. в ка­че­ст­ве ме­сто­оби­та­ний во­до­пла­ваю­щих птиц (1971), Кон­вен­ция об ох­ра­не все­мир­но­го куль­тур­но­го и при­род­но­го на­сле­дия (1972), Кон­вен­ция по борь­бе с опус­ты­ни­ва­ни­ем (1994); в об­лас­ти ох­ра­ны мор­ской сре­ды – Кон­вен­ция по ре­гу­ли­ро­ва­нию ки­то­бой­но­го про­мыс­ла (вве­де­на в дей­ст­вие в 1948), Кон­вен­ция по за­щи­те мор­ской сре­ды рай­она Бал­тий­ско­го мо­ря (1974), Кон­вен­ция ООН по мор­ско­му пра­ву (1982), Кон­вен­ция о за­щи­те Чёр­но­го мо­ря от за­гряз­не­ния (1992) и др. ЮНЕСКО ор­га­ни­зу­ет ми­ро­вую сеть био­сфер­ных ре­зер­ва­тов и объ­ек­тов Все­мир­но­го на­сле­дия для ох­ра­ны осо­бо цен­ных и уни­каль­ных эко­си­стем. См. так­же За­гряз­не­ние ок­ру­жаю­щей сре­ды, Охрана природы.

Земля и цивилизация

Земля явилась материальной основой цивилизации. Ho­mo sapiens, единственный вид, сумевший надстроить над естеств. средой обитания искусственную среду, получил в борьбе за существование огромные преимуще­ства перед др. видами, что позволило ему широко раздвинуть границы ойку­ме­ны. Опыт взаимодействия человека с при­родой породил в его сознании две разл. парадигмы, которые в равной степени воздействовали на социальное поведение. С одной стороны, он полагал себя хозя­ином всего сущего на Земле и постоян­но был нацелен на использование всех её богатств на собств. нужды, а с дру­гой – не мог не осознавать полную зави­симость от природных сил и сакрали­зовал их. Возникновение цивилизации (ок. 10 тыс. лет до н. э.) расширило про­из­водительные возможности человека, ко­торый стал преображать планету. Одна­ко этот процесс развивался медленно до тех пор, пока общество оставалось в тра­диционном, аграрном состоянии. Пере­ход цивилизации на новую фазу раз­вития, связанный с пром. революцией, формированием всемирных хозяйств. связей, стремительным развитием науч. и технич. знаний, увенчался созданием индустриального общества и десакрали­зацией отношений человека с природой. Преобразуя Землю, он научился созда­вать новые неизвестные в природе ма­териалы, обнаружил практически неис­ся­каемые источники энергии, изобрёл но­вые способы коммуникаций, нашёл из­бавление от многих болезней, значи­тельно продлил свою жизнь и сделал своё существование более комфортным. Вместе с тем науч.-технич. прогресс к сер. 20 в. достиг таких масштабов, дал людям такие мощные средства сози­дания и разрушения, что это не могло не вызвать тревогу за будущее планеты и цивилизации. Проблемы развития ми­ра в контексте процессов глобализации заставили по-новому взглянуть и на са­мо человечество, которое может решать эти проблемы лишь на основе собств. це­лостности и всеобщей ответственности.

ЗЕМЛЯ КАК ПЛАНЕТА. Лит.: Гру­шин­ский Н. П. Тео­рия фи­гу­ры Зем­ли. 2-е изд. М., 1976; Ку­ли­ков К. А., Си­до­рен­ков Н. С. Пла­не­та Зем­ля. 2-е изд. М., 1977; Ку­ли­ков К. А. Вра­ще­ние Зем­ли. М., 1985; Бял­ко А. В. На­ша пла­не­та Зем­ля. 2-е изд. М., 1989; Жа­ров В. Е. Сфе­ри­че­ская ас­тро­но­мия. Фря­зи­но, 2006.

ТВЁРДАЯ ЗЕМЛЯ. Строение твёрдой земли. Лит.: Жар­ков В. Н. Внут­рен­нее строе­ние Зем­ли и пла­нет. 2-е изд. М., 1983; Ха­ин В. Е., Ко­ро­нов­ский Н. В. Пла­не­та Зем­ля от яд­ра до ио­но­сфе­ры. М., 2007.

ТВЁРДАЯ ЗЕМЛЯ. Внут­рен­няя ди­на­ми­ка Зем­ли. Лит.: До­б­ре­цов Н. Л., Кир­дяш­кин А. Г., Кир­дяш­кин А. А. Глу­бин­ная гео­ди­на­ми­ка. 2-е изд. Но­во­сиб., 2001; Ха­ин В. Е., Ко­ро­нов­ский Н. В. Пла­не­та Зем­ля от яд­ра до ионо­сфе­ры. М., 2007.

ТВЁРДАЯ ЗЕМЛЯ. Тек­то­ни­че­ские струк­ту­ры. Лит.: Кен­нетт Д. П. Мор­ская гео­ло­гия. М., 1987. Кн. 1–2; Ха­ин В. Е. Тек­то­ни­ка кон­ти­нен­тов и океа­нов (год 2000). М., 2001; Ха­ин В. Е., Ло­ми­зе М. Г. Гео­тек­то­ни­ка с ос­но­ва­ми гео­ди­на­ми­ки. М., 2005; Ма­за­ро­вич А. О. Строе­ние дна Ми­ро­во­го океа­на и ок­ра­ин­ных мо­рей Рос­сии. М., 2006.

ТВЁРДАЯ ЗЕМЛЯ. Рельеф. Лит.: Рель­еф Зем­ли (мор­фо­ст­рук­ту­ра и мор­фо­скульп­ту­ра). М., 1967; Ле­он­ть­ев О. К. Мор­ская гео­ло­гия. М., 1982; Гео­гра­фия, об­ще­ст­во, ок­ру­жаю­щая сре­да. М., 2004. Т. 1: Струк­ту­ра, ди­на­ми­ка и эво­лю­ция при­род­ных гео­сис­тем.

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ. Лит.: Гри­горь­ев А. А. За­ко­но­мер­но­сти строе­ния и раз­ви­тия гео­гра­фи­че­ской сре­ды. М., 1966; Ми­ро­вой вод­ный ба­ланс и вод­ные ре­сур­сы Зем­ли. Л., 1974; Со­ча­ва В. Б. Вве­де­ние в уче­ние о гео­си­сте­мах. Но­во­сиб., 1978; Гео­гра­фия Ми­ро­во­го океа­на / Ред. К. К. Мар­ков, А. П. Ка­пи­ца. Л., 1981–1987. [Т. 1–7]; Гля­цио­ло­ги­че­ский сло­варь / Ред. В. М. Кот­ля­ков. Л., 1984; Гео­гра­фи­че­ский эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. По­ня­тия и тер­ми­ны. М., 1988; Шик­ло­ма­нов И. А. Ис­сле­до­ва­ние вод­ных ре­сур­сов су­ши: ито­ги, проб­ле­мы, пер­спек­ти­вы. Л., 1988; Иса­чен­ко А. Г. Ланд­шаф­то­ве­де­ние и фи­зи­ко-гео­гра­фи­че­ское рай­они­ро­ва­ние. М., 1991; Ге­ра­си­мов И. П. Струк­ту­ра и ди­на­ми­ка при­ро­ды Зем­ли: Избр. тр. М., 1993; Кот­ля­ков В. М. Нау­ка, об­ще­ст­во, ок­ру­жаю­щая сре­да. М., 1997; Бо­ков В. А., Се­ли­вер­стов Ю. П., Чер­ва­нев И. Г. Об­щее зем­ле­ве­де­ние. СПб., 1998; Гео­гра­фия, об­ще­ст­во, ок­ру­жа­ю­щая сре­да / Ред. Н. С. Ка­си­мов. М., 2004. [Т. 1–7]; Ми­хай­лов В. Н., Доб­ро­воль­ский А. Д., Доб­ро­лю­бов С. А. Гид­ро­ло­гия. М., 2005; Хро­мов С. П., Пет­ро­сянц М. А. Ме­тео­ро­ло­гия и кли­ма­то­ло­гия. 7-е изд. М., 2006.

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ. Климатические пояса. Лит.: Али­сов Б. П. Кли­ма­ти­че­ские об­лас­ти за­ру­беж­ных стран. М., 1950; Курс кли­ма­то­ло­гии. Л., 1952–1954. Ч. 1–3; Брукс К. Кли­ма­ты про­шло­го. М., 1952; Вит­виц­кий Г. Н. Кли­ма­ты за­ру­беж­ной Азии. М., 1960; Кли­ма­ты Аф­ри­ки / Под ред. А. Н. Ле­бе­де­ва, О. Г. Со­ро­чан. Л., 1967; Кли­ма­ты за­ру­беж­ной Азии / Под ред. А. Н. Ле­бе­де­ва, И. Д. Ко­па­не­ва. Л., 1975; Кли­ма­ты Юж­ной Аме­ри­ки / Под ред. А. Н. Ле­бе­де­ва, И. Д. Ко­па­не­ва. Л., 1977; Кли­ма­ты Ав­ст­ра­лии / Под ред. И. С. Бо­руш­ко, А. Ю. Его­ро­вой. Л., 1977; Те­п­ло­вой ба­ланс Зем­ли / Под ред. М. И. Бу­ды­ко. Л., 1978; Кли­ма­ты За­пад­ной Ев­ро­пы / Под ред. А. И. Ле­бе­де­ва, А. Ю. Его­ро­вой. Л., 1983; Хро­мов С. П., Пет­ро­сянц М. А. Ме­тео­ро­ло­гия и кли­ма­то­ло­гия. 7-е изд. М., 2006.

Гео­гра­фи­че­ские поя­са и зо­ны. Лит.: Ряб­чи­ков А. М. Ос­нов­ные чер­ты раз­ви­тия гео­сфе­ры и пла­не­тар­ная диф­фе­рен­циа­ция ее ланд­шаф­тов // Фи­зи­че­ская гео­гра­фия ма­те­ри­ков и океа­нов. М., 1988; Ро­ма­но­ва Э. П. и др. Гео­эко­ло­ги­че­ское со­стоя­ние ланд­шаф­тов су­ши // Гео­гра­фия, об­ще­ст­во, ок­ру­жаю­щая сре­да. М., 2004. Т. 2: Функ­цио­ни­ро­ва­ние и со­вре­мен­ное со­стоя­ние ланд­шаф­тов. Ч. 2.

Почвы. Лит.: Доб­ро­воль­ский Г. В., Ни­ки­тин Е. Д. Функ­ции почв в био­сфе­ре и эко­си­сте­мах. М., 1990; Ген­на­ди­ев А. Н., Гла­зов­ская М. А. Гео­гра­фия почв с ос­но­ва­ми поч­во­ве­де­ния. М., 2005.

Рас­ти­тель­ный мир. Лит.: Иль­ин­ский А. П. Рас­ти­тель­ность зем­но­го ша­ра. М.; Л., 1937; Лав­рен­ко Е. М. Об уров­нях изу­че­ния ор­га­ни­че­ско­го ми­ра в свя­зи с по­зна­ни­ем рас­ти­тель­но­го по­кро­ва // Изв. АН СССР. Сер. био­ло­ги­че­ская. 1964. Вып. 1; Валь­тер Г. Рас­ти­тель­ность зем­но­го ша­ра: эко­ло­го-фи­зио­ло­ги­че­ская ха­рак­те­ри­сти­ка. М., 1968–1975. Т. 1–3; Good R. The geography of the flowering plants. 3rd ed. L., 1974; Тах­тад­жян А. Л. Фло­ри­сти­че­ские об­лас­ти Зем­ли. Л., 1978; Takhtajan A. Floristic regions of the World. Berk., 1986; Wu Zhengyi, Wu Su­gong. A proposal for a new floristic kingdom (Realm) – the East Asiatic kingdom, its deli­neation and characteristics // Floristic charac­teristics and diversity of East Asian plants. Beijing; B., 1998.

Жи­вот­ный мир. Лит.: Жи­вот­ный мир СССР. М.; Л., 1948–1958. Т. 2–5; Боб­рин­ский Н. А. Гео­гра­фия жи­вот­ных. М., 1951; Зен­ке­вич Л. А. Мо­ря СССР, их фау­на и фло­ра. 2-е изд. М., 1956; Бек­ле­ми­шев К. В. Эко­ло­гия и био­гео­гра­фия пе­ла­гиа­ли. М., 1969; Ста­ро­бо­га­тов Я. И. Фау­на мол­лю­сков и зоо­гео­гра­фи­че­ское рай­они­ро­ва­ние кон­ти­нен­таль­ных во­до­емов зем­но­го ша­ра. Л., 1970; Нейл У. Гео­гра­фия жиз­ни. М., 1973; Чер­нов Ю. И. При­род­ная зо­наль­ность и жи­вот­ный мир су­ши. М., 1975; Ка­фа­нов А. И., Куд­ря­шов В. А. Мор­ская био­гео­гра­фия. М., 2000; Био­гео­гра­фия с ос­но­ва­ми эко­ло­гии. 5-е изд. М., 2003; Био­ло­ги­че­ские ин­ва­зии в вод­ных и на­зем­ных эко­си­сте­мах. СПб., 2004.

ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ. Гео­ло­ги­че­ская ис­то­рия. Лит.: Ран­няя ис­то­рия Зем­ли / Ред. Б. Уинд­ли. М., 1980; Ха­ин В. Е., Бож­ко Н. А. Ис­то­ри­че­ская гео­тек­то­ни­ка: До­кем­брий. М., 1988; Ха­ин В. Е., Се­сла­вин­ский К. Б. Ис­то­ри­че­ская гео­тек­то­ни­ка: Па­лео­зой. М., 1991; Ха­ин В. Е., Ба­лу­хов­ский А. Н. Ис­то­ри­че­ская гео­тек­то­ни­ка: Ме­зо­зой и кай­но­зой. М., 1993.

ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ. Ис­то­рия раз­ви­тия ор­га­ни­че­ско­го ми­ра. Лит.: Ос­но­вы па­лео­нто­ло­гии. Спра­воч­ник для па­лео­нто­ло­гов и гео­ло­гов СССР. М., 1959–1963. Т. 1–15; Ро­за­нов А. Ю. Что про­изош­ло 600 мил­лио­нов лет на­зад. М., 1986; Со­вре­мен­ная па­лео­нто­ло­гия: ме­то­ды, на­прав­ле­ния, про­бле­мы, прак­ти­че­ское при­ло­же­ние. М., 1988. Т. 1–2; Фен­тон К. Л., Фен­тон М. А. Ка­мен­ная кни­га. Ле­то­пись дои­сто­ри­че­ской жиз­ни. М., 1997; Эво­лю­ция био­сфе­ры и био­раз­но­об­ра­зия. М., 2006.

ЧЕЛОВЕК И ЗЕМЛЯ. Лит.: Ра­мад Ф. Ос­но­вы при­клад­ной эко­ло­гии. Л., 1981; Ха­ри­то­нов В. М. Вве­де­ние в тео­рию ан­тро­по­ге­не­за и ар­хео­ло­гию па­лео­ли­та. М., 1998; Groombridge B., Jenkins M. D. Global biodiversity: earth’s living resources in the 21st century. Camb., 2000; На­сту­п­ле­ние на бед­ность. М., 2001; United nations list of pro­tected areas. 2003. Camb., 2003; Пет­ров К. М. Гео­эко­ло­гия. СПб., 2004; Стра­ны и ре­гио­ны. 2005: Ста­ти­сти­че­ский Все­мир­но­го бан­ка. М., 2005; Ло­сев К. С., Мна­ца­ка­нян Р. А., Дро­нин Н. М. По­треб­ле­ние во­зоб­нов­ляе­мых ре­сур­сов: эко­ло­ги­че­ские и со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ские по­след­ст­вия (гло­баль­ные и ре­гио­наль­ные ас­пек­ты). М., 2005.

Вернуться к началу