Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

КАЗА́НСКОЕ ХА́НСТВО

Авторы: Б. Л. Хамидуллин

КАЗА́НСКОЕ ХА́НСТВО, та­тар­ское го­су­дар­ст­во в Ср. По­вол­жье в сер. 15 – сер. 16 вв. Сто­ли­ца – г. Ка­зань. Офи­ци­аль­но име­но­ва­лось в тат. ис­точ­ни­ках так­же Бул­гар­ским ви­лая­том, а в рус­ских – Ка­зан­ским цар­ст­вом. Сфор­ми­ро­ва­лось из эми­ра­тов При­ка­за­нья (по р. Ка­зан­ка) и Пред­ка­мья Бул­гар­ско­го улу­са Зо­ло­той Ор­ды. Яв­ля­ясь круп­ным и эко­но­ми­чес­ки раз­ви­тым гос-вом, иг­ра­ло важ­ную роль в по­ли­ти­ко-эко­но­мич. ис­то­рии Вост. Ев­ро­пы и эт­но­со­ци­аль­ной ис­то­рии Вол­го-Ураль­ско­го ре­гио­на. Ис­точ­ни­ки да­ют воз­мож­ность лишь при­бли­зи­тель­но очер­тить гра­ни­цы К. х. Его тер­ри­то­рия вклю­ча­ла зем­ли «Кам­скою и Сы­п­лин­скою и Кос­тятц­скою и Бе­ло­волж­скою и Во­тяц­кою и Баш­кыр­скою». Пл. ок. 250 тыс. км2 (1-я пол. 16 в.). К. х. де­ли­лось на да­ру­ги: Алат­скую, Ар­скую, Га­лиц­кую, Зю­рей­скую, а так­же Но­гай­скую (в 1540–50-е гг.), ко­то­рые в свою оче­редь де­ли­лись на «сот­ни» и т. д. Го­ро­да Ка­зань, Ала­бу­га, Ар­ча, Бол­гар, Жо­ри, Ис­ке-Ка­зан, Ка­шан, Тя­теш, Чал­лы пред­став­ля­ли со­бой во­ен.-по­ли­тич. и куль­тур­но-эко­но­мич. цен­тры хан­ст­ва. На­селе­ние К. х. со­став­ля­ли доб­ро­воль­но под­чи­нив­шие­ся хан­ской вла­сти пред­ки ка­зан­ских та­тар («ка­зан­лы­лар», «ка­зан­стии та­та­ры»), ма­рий­цев (че­ре­ми­сы), морд­вы, чу­ва­шей и уд­мур­тов (во­тя­ки, ары), а так­же баш­ки­ры (об­щая чис­лен­ность ок. 400 тыс. че­ло­век).

Гос. уст­рой­ст­во К. х. ос­но­вы­ва­лось на вост. тра­ди­ци­ях. Вер­хов­ная власть при­над­ле­жа­ла ха­ну – по­том­ку Чин­гис­ха­на. Од­на­ко хан лишь фор­маль­но яв­лял­ся еди­но­вла­ст­ным пра­ви­те­лем, ре­аль­ная власть при­над­ле­жа­ла ди­ва­ну – со­б­ра­нию пред­ста­ви­те­лей выс­шей ду­хов­ной и свет­ской ари­сто­кра­тии, ко­то­рую со­став­ля­ли по­том­ки про­ро­ка Му­хам­ме­да – сей­и­ды, а так­же ка­ра­чи-бе­ки, ог­ла­ны и др. Знать К. х. в со­во­куп­но­сти име­но­ва­лась «ак со­як­лэр» ли­бо «зур ке­ше­лэр» (бе­лая кость или боль­шие лю­ди). Во­ен­но-слу­жи­лая знать К. х. вклю­ча­ла ог­ла­нов, бе­ков, эми­ров, мурз и ка­за­ков, при этом дер­жа­тель зе­мель­но­го на­следств. вла­де­ния, нёс­ший служ­бу у сво­его сю­зе­ре­на за на­ло­го­вые льго­ты и су­деб­ный им­му­ни­тет, имел ти­тул «сой­ур­гал» или «тар­хан». Эта знать, по­сто­ян­но по­пол­няв­шая­ся вы­ход­ца­ми из др. тат. го­су­дарств, со­стоя­ла толь­ко из пред­ста­ви­те­лей тат. кла­нов, сре­ди ко­то­рых вы­де­ля­лись 4 пра­вя­щих ро­да – Ши­рин, Ба­рын, Ар­гын и Кып­чак (тра­ди­ция их су­ще­ст­во­ва­ния вос­хо­дит ещё ко вре­ме­нам хун­ну), а в 1540–50-е гг. так­же род Ман­гыт. Для ре­ше­ния наи­важ­ней­ших во­про­сов со­би­ра­лась вся знать – ку­рул­тай («вся зем­ля Ка­зан­ская»). В К. х. су­ще­ст­во­ва­ли долж­но­сти ата­лы­ка – вос­пи­та­те­ля хан­ских де­тей, дво­рец­ко­го, адм. и гос. функ­ции вы­пол­ня­ли эми­ры, ха­ки­мы, бах­ши и т. д., су­деб­ные – ка­зии. На пе­ри­фе­рий­ных тер­ри­то­ри­ях в управ­ле­нии уча­ст­во­ва­ла ме­ст­ная ари­сто­кра­тия (напр., сот­ни­ки у че­ре­ми­сов или тю­ро у во­тя­ков).

По­дат­ное со­сло­вие К. х. со­став­ля­ли гос. кре­сть­я­не (ке­ше­лэр) и за­ви­си­мые от кон­крет­но­го фео­да­ла лю­ди и во­ен­но­плен­ные (кол­лар) – «ка­ра ха­лык» (чёр­ные лю­ди). Осн. за­ня­тия­ми тат. сель­ско­го на­се­ле­ния, объ­е­ди­нён­но­го в об­щин­но-род­ст­вен­ные джие­ны (неск. ау­лов), бы­ли па­шен­ное зем­ле­де­лие, стой­ло­вое ско­то­вод­ст­во, пти­це­вод­ст­во и са­до­вод­ст­во; гор. на­се­ле­ния – ре­мес­ло (гон­чар­ное, де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щее, ко­же­вен­ное, куз­неч­ное, ткац­кое, юве­лир­ное) и тор­гов­ля, в т. ч. ме­ж­ду­на­род­ная (экс­порт: ре­мес­лен­ные из­де­лия, ме­ха, мёд, скот, хлеб, ра­бы; им­порт: соль, бла­го­во­ния, шёл­ко­вые и хлоп­ча­то­бу­маж­ные тка­ни, юве­лир­ные из­де­лия, бу­ма­га, кни­ги). Сре­ди на­се­ле­ния пе­ри­фе­рии К. х. раз­ви­ва­лись зем­ле­де­лие (гор­ные че­ре­ми­сы, мор­два, чу­ва­ши), та­бун­ное или до­маш­нее ско­то­вод­ст­во (баш­ки­ры, че­ре­ми­сы, морд­ва, чу­ва­ши), пти­це­вод­ст­во, ого­род­ни­че­ст­во, пче­ло­вод­ст­во, охо­та, ры­бо­лов­ст­во и со­би­ра­тель­ст­во.

Вой­ско К. х. со­стоя­ло из 5-ты­сяч­ной тат. кон­ни­цы и 25–40-ты­сяч­ной пе­хо­ты че­ре­ми­сов.

Осн. на­ло­га­ми и по­вин­но­стя­ми бы­ли ясак, ам­бар-ма­лы, ил­чи-ку­нак, ха­радж и др. Му­суль­ма­не пла­ти­ли так­же го­шур и за­кят, а не­му­суль­ма­не – джи­зию. В К. х. пре­об­ла­дал ис­лам (ок. по­ло­ви­ны на­се­ле­ния – сун­ни­ты, по­сле­до­ва­те­ли уче­ния Абу Ха­ни­фы), со­блю­да­лась пол­ная ве­ро­тер­пи­мость, что бы­ло свя­за­но с тра­ди­ция­ми Бул­га­рии Волж­ско-Кам­ской, Мон­голь­ской им­пе­рии и Зо­ло­той Ор­ды. В Ка­за­ни на­хо­ди­лась Арм. цер­ковь, а б. ч. фин­но-угор­ско­го и часть тюрк. на­се­ле­ния ис­по­ве­до­ва­ли язы­че­ст­во. Ис­лам рас­про­стра­нял­ся не­на­силь­ст­вен­но – в ре­зуль­та­те уси­ле­ния эт­но­куль­тур­ных кон­так­тов. Му­сульм. ду­хо­вен­ст­во (шей­хи, мул­лы, има­мы и др.) за­ни­ма­ло по­чёт­ное ме­сто в К. х., а сей­ид счи­тал­ся вто­рым по­сле ха­на ли­цом в стра­не, не­ред­ко воз­глав­лял пра­ви­тель­ст­во в пе­рио­ды ме­ж­ду­цар­ст­вия и вы­пол­нял серь­ёз­ные ди­пло­ма­тич. по­ру­че­ния. Ду­хо­вен­ст­во иг­ра­ло важ­ную роль в про­све­ще­нии на­се­ле­ния, че­му спо­соб­ст­во­ва­ло на­ли­чие мед­ре­се при Со­бор­ной ме­че­ти в Ка­за­ни, а так­же мно­же­ст­ва др. мед­ре­се и мек­те­бов. В К. х. ак­тив­но раз­ви­ва­лись тра­ди­ция ис­то­рио­пи­са­ния, юрис­пру­ден­ция (на ос­но­ве ша­риа­та), лит-ра, муз. твор­че­ст­во, де­ко­ра­тив­но-при­клад­ное иск-во и т. д.

Политическая история

В ис­то­рио­гра­фии су­ще­ст­ву­ют две осн. точ­ки зре­ния от­но­си­тель­но вре­ме­ни об­ра­зо­ва­ния К. х. Со­глас­но пер­вой из них, его ос­но­ва­те­лем яв­лял­ся быв. зо­ло­то­ор­дын­ский хан Улуг-Му­хам­мед и ис­то­рию хан­ст­ва сле­ду­ет вес­ти с 1437 или 1438 (Г. И. Пе­ре­тят­ко­вич, Ш. Мард­жа­ни, Н. П. За­гос­кин, Х. Ат­ла­си, М. Г. Ху­дя­ков, А. Н. Ку­рат, М. А. Ус­ма­нов, Д. М. Ис­ха­ков и др.). Сог­лас­но вто­рой (под­твер­жда­ет­ся боль­шин­ст­вом ис­точ­ни­ков) – ис­то­рию К. х. сле­ду­ет ве­сти с осе­ни 1445, с на­ча­ла прав­ле­ния в Ка­за­ни Мах­му­да, сы­на Улуг-Му­хам­ме­да (В. В. Вель­я­ми­нов-Зер­нов, Н. Ф. Ка­ли­нин, С. Х. Али­шев, Р. Г. Фах­рут­ди­нов и др.). На­хо­ж­де­ние са­мо­го Улуг-Му­хам­ме­да в Ка­за­ни не под­твер­жда­ет­ся, в боль­шин­ст­ве ис­точ­ни­ков он име­ну­ет­ся не ка­зан­ским ха­ном, а ро­до­на­чаль­ни­ком пер­вой ди­на­стии ка­зан­ских ха­нов. Ещё до окон­чат. оформ­ле­ния К. х., в кон. 1444 – нач. 1445, на­ча­лись ка­зан­ских ха­нов на­бе­ги на зем­ли Моск. вел. кн-ва. По­сле 1448 и до кон­ца прав­ле­ния Мах­му­да и его сы­на Ха­ли­ла (1467) ме­ж­ду К. х. и рус. кня­же­ст­ва­ми фак­ти­че­ски су­ще­ст­во­ва­ли мир­ные от­но­ше­ния. В это вре­мя внут­ри ка­зан­ской зна­ти на­ча­ла фор­ми­ро­вать­ся груп­па, ори­ен­ти­ро­вав­шая­ся на со­юз с Мо­ск­вой. По­сле смер­ти Ха­ли­ла ха­ном стал его брат Иб­ра­гим (1467–79), а про­мос­ков­ская знать при­гла­си­ла на пре­стол Ка­си­ма, сы­на Улуг-Му­хам­ме­да и пра­ви­те­ля Ка­си­мов­ско­го цар­ст­ва. Ка­сим об­ра­тил­ся за по­мо­щью и раз­ре­ше­ни­ем к вел. кн. мо­с­ков­ско­му Ива­ну III Ва­силь­е­ви­чу, ко­то­рый под­дер­жал его, что ста­ло по­во­дом к на­ча­лу 1-й ка­зан­ско-рус­ской вой­ны (1467–69). Од­на­ко во­ен. кам­па­ния 1467 ус­пе­ха Ка­си­му не при­нес­ла, и рус. пра­ви­тель­ст­во не пы­та­лось в даль­ней­шем воз­вес­ти его на ка­зан­ский пре­стол. При Иб­ра­ги­ме К. х. рас­ши­ри­ло вла­де­ния в Верх­нем При­ка­мье и Вят­ской зем­ле. По ре­зуль­та­там 2-й ка­зан­ско-рус. вой­ны (1478) хан был вы­ну­ж­ден за­клю­чить мир на рус. ус­ло­ви­ях. В на­ча­ле прав­ле­ния сы­на Иб­ра­ги­ма – Али (Иль­га­ма) (1479–87, с пе­ре­ры­ва­ми) К. х. под­дер­жи­ва­ло мир­ные от­но­ше­ния с Моск. вел. кн-вом. Од­на­ко ле­том 1482 они ока­за­лись на гра­ни вой­ны, т. к. Моск. вел. кн-во ак­тив­но вме­ши­ва­лось во внутр. де­ла К. х. (в рас­прю ме­ж­ду сто­рон­ни­ка­ми Али и его бра­та Му­хам­мед-Эми­на). В ре­зуль­та­те во­ен. дав­ле­ния (Иван III с удель­ны­ми князь­я­ми рас­по­ло­жил­ся во Вла­ди­ми­ре – пунк­те сбо­ра всей рус. ар­мии; круп­ные си­лы бы­ли скон­цен­три­ро­ва­ны в Ниж­нем Нов­го­ро­де, на­ча­лось пла­ва­ние рус. ра­ти на су­дах к Ка­за­ни) был за­клю­чён мир на рус. ус­ло­ви­ях (кон­крет­ные ста­тьи до­гово­ра в ис­точ­ни­ках не со­хра­ни­лись). В сер. 1480-х гг. моск. кан­ди­да­том на ка­зан­ский трон стал сын Иб­ра­ги­ма Му­хам­мед-Эмин, ко­то­ро­му при под­держ­ке рус. войск уда­ва­лось од­на­ж­ды (или два­ж­ды) на вре­мя за­нять трон в Ка­за­ни в 1485–87. В ре­зуль­та­те 3-й ка­зан­ско-рус. вой­ны 1487 Иван III Ва­силь­е­вич при­нял ти­тул «кня­зя Бол­гар­ско­го» и вновь по­са­дил на трон К. х. Му­хам­мед-Эми­на (1487–95). Ус­ло­вия во­ца­ре­ния оп­ре­де­ли­ли вас­саль­ный ста­тус Му­хам­мед-Эми­на в его от­но­ше­ни­ях с Ива­ном III, со­юз­но-вас­саль­ное по­ло­же­ние хан­ст­ва под па­тро­на­том Рус. гос-ва. Хан Али с семь­ёй и все его род­ст­вен­ни­ки бы­ли вы­да­ны рус. сто­ро­не (их от­пра­ви­ли в ссыл­ку в Во­ло­гду и на Бе­ло­озе­ро), «ко­ро­моль­ные ка­зан­ские кня­зья» бы­ли каз­не­ны в Мо­ск­ве по при­ка­зу вел. кня­зя. При этом рус. вла­сти не пре­тен­до­ва­ли на зем­ли К. х. и не вме­ши­ва­лись в его внутр. уст­рой­ст­во.

По­ли­ти­ка Му­хам­мед-Эми­на спро­во­ци­ро­ва­ла в 1495 за­го­вор ме­ст­ных бе­ков, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го в 1496 на ка­зан­ский пре­стол при под­держ­ке гл. обр. но­гай­ских, а так­же си­бир­ских та­тар был воз­ве­дён си­бир­ский Чин­ги­сид – Ма­мук, ко­то­рый не су­мел удер­жать­ся в Ка­за­ни. Но­вым ха­ном стал брат Му­хам­мед-Эми­на – Абд аль-Ла­тиф (1496–1502), ак­тив­но про­во­див­ший про­мос­ков­скую по­ли­ти­ку и стре­мив­ший­ся ог­ра­ни­чить влия­ние зна­ти в К. х. В 1500 но­гай­ские мур­зы Му­са и Ям­гур­чи ор­га­ни­зо­ва­ли по­ход на К. х. Ра­зо­ре­ние тер­ри­то­рии К. х. но­гая­ми при­ве­ло к уси­ле­нию ан­ти­рус­ских на­строе­ний. Абд аль-Ла­тиф не су­мел про­ти­во­дей­ст­во­вать им, вслед­ст­вие че­го был аре­сто­ван по при­ка­зу Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча и со­слан на Бе­ло­озе­ро. Ка­зан­ский трон вновь за­нял Му­хам­мед-Эмин (1502–18). Вес­ной – ле­том 1505 в хо­де пе­рего­во­ров в Мо­ск­ве, а за­тем и в Ка­за­ни вспых­нул ост­рый кон­фликт. В ито­ге Му­хам­мед-Эмин аре­сто­вал рус. по­сла М. С. Кля­пи­ка Ероп­ки­на, кро­ме то­го, ог­ра­бив, за­то­чил в тюрь­му, про­дал в раб­ст­во в Но­гай­скую Ор­ду или каз­нил рус. тор­го­вых лю­дей. В том же го­ду на этот раз ка­зан­ский хан на­чал 4-ю ка­зан­ско-рус. вой­ну. По­сле по­ра­же­ния рус. войск, дли­тель­ных пе­ре­го­во­ров вес­ной – ле­том 1507, ос­во­бож­де­ния аре­сто­ван­ных рус. по­слов, не­ко­то­рых куп­цов, а так­же по­пав­ших в плен в 1506 рус. вои­нов был за­клю­чён мир, от­ме­нив­ший сю­зе­ре­ни­тет Рус. гос-ва над К. х. В 1512 ме­ж­ду К. х. и Рус. гос-вом был за­клю­чён «веч­ный мир», од­ним из ус­ло­вий ко­то­ро­го бы­ло не из­би­рать на пре­стол К. х. ни­ко­го «без ве­до­ма» вел. кня­зя мо­с­ков­ско­го. Му­хам­мед-Эмин су­ще­ст­вен­но по­дор­вал по­ли­ти­ко-эко­но­мич. влия­ние зна­ти в К. х. и этим уси­лил свою власть. По­сле его смер­ти ка­зан­ская знать во гла­ве с улуг-ка­ра­чи-бе­ком Бу­ла­том Ши­ри­ном, по пред­ва­рит. со­гла­со­ва­нию с вел. кн. мо­с­ков­ским Ва­си­ли­ем III Ива­но­ви­чем, при­гла­си­ла на трон ка­си­мов­ско­го ха­на Шах-Али (1519–21), по­том­ка ха­нов Боль­шой Ор­ды – про­тив­ни­ков крым­ской ди­на­стии Ги­ре­ев и пре­сек­шей­ся ди­на­стии Улуг-Му­хам­ме­да. В Ка­за­ни поя­вил­ся рус. гар­ни­зон. По­доб­ная си­туа­ция при­ве­ла к не­до­воль­ст­ву зна­ти хан­ст­ва, ко­то­рая из­гна­ла Шах-Али, при­звав на пре­стол крым­ско­го ца­ре­ви­ча Са­гиб-Ги­рея (впо­след­ст­вии крым­ский хан Са­гиб-Ги­рей I), ко­то­рый на­чал ак­тив­ную ан­ти­рус­скую по­ли­ти­ку. В 1521 ак­ти­ви­зи­ро­ва­лись на­бе­ги ка­зан­ских ха­нов на зем­ли Рус. гос-ва, ряд из ко­то­рых был со­вер­шён од­но­вре­мен­но с по­хо­дом бра­та Са­гиб-Ги­рея – крым­ско­го ха­на Му­хам­мед-Ги­рея I – на Мо­ск­ву. В 1523 в ре­зуль­та­те по­хо­да на зем­ли че­ре­ми­сов вел. кн. мо­с­ков­ский Ва­си­лий III по­стро­ил на тер­ри­то­рии К. х. (на пра­вом бе­ре­гу, в устье р. Су­ра) Ва­силь­го­род (ны­не Ва­силь­сурск), что ста­ло пер­вым ша­гом на пу­ти по­ко­ре­ния К. х. В 1523 Са­гиб-Ги­рей на­чал 5-ю ка­зан­ско-рус. вой­ну, од­на­ко по­сле то­го, как до не­го дош­ла ин­фор­ма­ция об убий­ст­ве но­гая­ми Му­хам­мед-Ги­рея I и вспых­нув­шей в Крым­ском хан­ст­ве меж­до­усо­би­це, он был вы­ну­ж­ден уе­хать ту­да. Ка­зан­ский пре­стол за­нял его пле­мян­ник – Са­фа-Ги­рей (1524–31). Под­пи­сан­ное в се­ре­ди­не авг. 1524 пе­ре­ми­рие ме­ж­ду К. х. и Рус. гос-вом пре­кра­ща­ло во­ен. дей­ст­вия и обя­зы­ва­ло Са­фа-Ги­рея (чьё из­бра­ние фор­маль­но бы­ло пред­став­ле­но как акт по­жа­ло­ва­ния Ва­си­ли­ем III в от­вет на «че­ло­би­тье всей зем­ли Ка­зан­ской») сроч­но при­слать пред­ста­ви­тель­ное по­соль­ст­во в Мо­ск­ву. К на­ча­лу пе­ре­го­во­ров (но­яб. 1524) К. х. под­верг­лось опус­то­шит. на­бе­гу но­гай­ских войск, в Кры­му шла воо­руж. борь­ба за трон, так что рус. сто­ро­не уда­лось до­бить­ся зна­чит. ус­ту­пок. Вес­ной 1525 по на­стоя­нию рус. сто­ро­ны хан Са­фа-Ги­рей со­гла­сил­ся на пе­ре­вод тор­га из Ка­за­ни в Ниж­ний Нов­го­род. Од­на­ко в 1530 Са­фа-Ги­рей, опи­ра­ясь на «про­но­гай­скую пар­тию» ка­зан­ской зна­ти, спро­во­ци­ро­вал на­ча­ло 6-й ка­зан­ско-рус. вой­ны, учи­нив в Ка­за­ни «сра­мо­ту ве­ли­ку» рус. по­слу А. Ф. Пиль­емо­ву Са­бу­ро­ву (ве­ро­ят­но, был по­са­жен под арест и ог­раб­лен). Дли­тель­ные пе­ре­го­во­ры в Мо­ск­ве и Ка­за­ни (но­яб. 1530 – май 1531), за­си­лье крым­цев и но­га­ев при­ве­ли к усо­би­це в К. х. с уча­сти­ем по­дат­но­го на­се­ле­ния. В 1531 Са­фа-Ги­рей бе­жал в Но­гай­скую Ор­ду, а его сто­рон­ни­ки бы­ли каз­не­ны. Уси­ле­ние рус. влия­ния в К. х. при­ве­ло к то­му, что по со­гла­со­ва­нию с Ва­си­ли­ем III но­вым ха­ном ле­том 1531 (по др. дан­ным, 1532) стал брат Шах-Али – Джан-Али. Он ак­тив­но про­во­дил про­рус­скую по­ли­ти­ку, в ря­де слу­ча­ев при­зна­вая и ог­ра­ни­че­ние су­ве­ре­ни­те­та К. х. (напр., в 1534 ка­зан­ские вой­ска на­прав­ле­ны в со­ста­ве рус. ар­мии на вой­ну с Вел. кн-вом Ли­тов­ским). Во­ца­ре­ние в Кры­му Са­гиб-Ги­рея I (1532) и смерть Ва­си­лия III Ива­но­ви­ча (1533) при­ве­ли к рез­ко­му ос­лаб­ле­нию влия­ния Рус. гос-ва на К. х., уси­ле­нию там ан­ти­рус­ских на­строе­ний, ко­то­рые бы­ли под­дер­жа­ны Крым­ским хан­ст­вом. За­го­вор 1535, ор­га­ни­зо­ван­ный Бу­ла­том Ши­ри­ном и хан-би­ке Гау­хар­шад (Ков­гор­шат), при­вёл к убий­ст­ву Джан-Али и но­во­му вос­ше­ст­вию на пре­стол Са­фа-Ги­рея (1535–46). В янв. 1536 рус. пра­ви­тель­ст­во ос­во­бо­ди­ло ссыль­но­го Шах-Али, а в кон­це то­го же го­да на­пра­ви­ло вой­ска на земли К. х. От­ве­том Са­фа-Ги­рея ста­ли но­вые на­бе­ги на рус. зем­ли. Под на­жи­мом Са­гиб-Ги­рея I в 1538–41 ве­лись пе­ре­го­во­ры ме­ж­ду К. х. и Рус. гос-вом. В 1541 Бу­лат Ши­рин со­об­щил в Мо­ск­ву о же­ла­нии зна­ти низ­верг­нуть Са­фа-Ги­рея, т. к. его власть чрез­мер­но уси­ли­лась. С 1545 пра­ви­тель­ст­во вел. кн. мо­с­ков­ско­го (с 1547 – ца­ря) Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча Гроз­но­го на­ча­ло ор­га­ни­зо­вы­вать ре­гу­ляр­ные ка­зан­ские по­хо­ды. Ре­зуль­та­ты 1-го ка­зан­ско­го по­хо­да (1545) при­ве­ли к внутр. сму­там в К. х., а так­же вы­ез­ду мн. пред­ста­ви­те­лей ка­зан­ской зна­ти в Мо­ск­ву. В 1545 Са­фа-Ги­рей об­ви­нил ка­зан­скую знать в из­ме­не и каз­нил Бу­ла­та Ши­ри­на, хан-би­ке Гау­хар­шада и др., по­сле че­го в 1546 был из­гнан из Ка­за­ни, а от­ря­ды крым­цев, бе­жав­ших из Ка­за­ни, бы­ли раз­би­ты рус. сто­ро­жа­ми на Ка­ме при по­пыт­ке про­рвать­ся в Крым­ское хан­ст­во. Ка­зан­ским ха­ном вновь стал Шах-Али (июнь – июль 1546), ко­то­ро­му ка­зан­цы при­нес­ли при­ся­гу, од­но­вре­мен­но при­сяг­нув и вел. кн. мо­с­ков­ско­му Ива­ну IV Ва­силь­е­ви­чу. Са­фа-Ги­рей при под­держ­ке крым­ских, но­гай­ских и ас­т­ра­хан­ских та­тар пы­тал­ся вер­нуть се­бе ка­зан­ский трон, но не­удач­но. Од­на­ко оче­ред­ная усо­би­ца в Ка­за­ни при­ве­ла к бег­ст­ву Шах-Али и но­во­му во­ца­ре­нию Са­фа-Ги­рея (1546–49). Сто­рон­ни­ки про­рус­ской ори­ен­та­ции бы­ли каз­не­ны, ди­ван сфор­ми­ро­ван толь­ко из крым­ских и про­крым­ски на­стро­ен­ных та­тар, а так­же, ви­ди­мо, и но­гай­цев. В кон. 1546 в Мо­ск­ву на­пра­ви­лись по­слан­цы от ме­ст­ной зна­ти Гор­ной сто­ро­ны К. х. (че­ре­ми­сов и чу­ва­шей) с прось­бой «по­слать рать на Ка­зань» и с обе­ща­ни­ем, что «они с вое­во­да­ми го­су­да­рю слу­жи­ти хо­тят». С на­ме­ре­ни­ем вос­ста­но­вить Шах-Али на пре­сто­ле К. х. рус. пра­ви­тель­ст­во ор­га­ни­зо­ва­ло но­вые ка­зан­ские по­хо­ды (февр. – март 1547; янв. – февр. 1548), од­на­ко Са­фа-Ги­рей смог со­хра­нить власть. По­сле смер­ти Са­фа-Ги­рея власть в К. х. пе­ре­шла к его ма­ло­лет­не­му сы­ну Уте­мыш-Ги­рею и хан­ше Сю­юм­би­ке (1549–1551), во­круг ко­то­рых вре­мен­но объ­еди­ни­лись разл. груп­пи­ров­ки ка­зан­ской зна­ти. Не ос­тав­ляя по­пы­ток вос­ста­но­вить власть Шах-Али в К. х., рус. пра­ви­тель­ст­во пред­при­ня­ло по­хо­ды 1550 и 1551. В 1551 на тер­ри­то­рии К. х., в устье р. Свия­га, воз­ве­де­на рус. кре­пость Сви­яжск. Рас­ши­ря­лось идео­ло­гич. обос­но­ва­ние рус. на­сту­п­ле­ния на Ка­зань: юри­дич. ар­гу­мен­ты (ка­зан­цы на­ру­ши­ли при­ся­гу, дан­ную в 1546 Шах-Али и Ива­ну IV) до­пол­ни­лись кон­фес­сио­наль­ны­ми (во вре­мя на­бе­гов ка­зан­цы раз­ру­ша­ли хра­мы и дер­жа­ли в раб­ст­ве мно­жест­во пра­во­слав­ных хри­сти­ан). Эти по­хо­ды рус. войск вы­зва­ли но­вый всплеск внут­ри­по­ли­тич. борь­бы в Ка­за­ни, че­му спо­соб­ст­во­ва­ли ин­три­ги ка­зан­ских кня­зей-эмиг­ран­тов и ди­пло­ма­тич. изо­ля­ция К. х.: пред­ло­же­ния но­во­го крым­ско­го ха­на Де­в­лет-Ги­рея I, сде­лан­ные с санк­ции тур. сул­та­на, об ан­ти­рус­ском сою­зе двух ханств и Но­гай­ской Ор­ды в 1549 и 1551 име­ли пред­ва­рит. ха­рак­тер; но­гай­ские мур­зы в це­лом при­зна­ва­ли при­ори­тет­ные пра­ва на Ка­зань моск. кан­ди­да­та при ус­ло­вии пла­те­жей с хан­ст­ва в их поль­зу. Ка­зан­ская знать всту­пи­ла в пе­ре­го­во­ры с пред­ста­ви­те­ля­ми Ива­на IV и под дав­ле­ни­ем об­стоя­тельств при­ня­ла все рус. ус­ло­вия, ко­то­рые вклю­ча­ли пе­ре­ход Гор­ной сто­ро­ны в со­став Рус. гос-ва, при­ня­тие на трон в Ка­за­ни Шах-Али, со­юз­но-вас­саль­ный ста­тус К. х., вы­да­чу Уте­мыш-Ги­рея, Сю­юм­би­ке, ос­тав­ших­ся лиц их «крым­ской пар­тии» и их се­мей в Рус. гос-во, ос­во­бож­де­ние всех рус. плен­ных и пе­ре­да­чу их вла­стям в Сви­яж­ске (по рус. дан­ным, за лет­не-осен­ние ме­ся­цы вы­шли 60 тыс. чел., не счи­тая от­пра­вив­ших­ся пря­мо в сев. и сев.-вост. ре­гио­ны Рус. гос-ва, а так­же ближ­ние по­волж­ские уез­ды).

Ка­зан­ский пре­стол вновь за­нял Шах-Али (1551–52). В но­яб. 1551 в хан­ст­ве опять обо­ст­ри­лась внут­ри­по­ли­тич. си­туа­ция. Рус. пра­ви­тель­ст­во, стре­мясь к мир­но­му при­сое­ди­не­нию все­го хан­ст­ва, дей­ст­во­ва­ло сра­зу в двух на­прав­ле­ни­ях. Оно пред­ла­га­ло Шах-Али «ук­ре­пить» Ка­зань вво­дом рус. войск, но хан (при ус­ло­вии но­вых по­жа­ло­ва­ний в Ка­си­мо­ве) со­гла­шал­ся лишь на пор­чу ар­тил­ле­рии и бо­е­при­па­сов в Ка­за­ни, уст­ра­не­ние наи­бо­лее вра­ж­деб­но на­стро­ен­ных лиц при сво­ём «доб­ро­воль­ном» ухо­де в Сви­яжск. Од­но­вре­мен­но рус. пра­ви­тель­ст­во ве­ло пе­ре­го­во­ры с про­тив­ни­ка­ми Шах-Али из ка­зан­ской зна­ти, на­хо­див­ши­ми­ся в Мо­ск­ве в ка­че­ст­ве по­слов или эмиг­ран­тов. Они пред­ла­га­ли, что­бы Шах-Али был све­дён с тро­на, а К. х. уп­рав­ля­лось бы от име­ни ца­ря его на­ме­ст­ни­ка­ми, и га­ран­ти­ро­ва­ли со­гла­сие ка­зан­цев на это при ус­ло­вии со­хра­не­ния со­ци­аль­но­го ста­ту­са и вла­де­ний зна­ти, а так­же тра­диц. по­ряд­ков. Идея вве­сти в К. х. пря­мое прав­ле­ние Ива­на IV при­ве­ла к ан­ти­мо­с­ков­ско­му вос­ста­нию во гла­ве с эми­ра­ми и сей­и­дом Кул-Ша­ри­фом, из­гна­нию Шах-Али и рус. гар­ни­зо­на из Ка­за­ни. Ха­ном К. х. стал ас­т­ра­хан­ский Чин­ги­сид Яд­гар-Му­хам­мед.

Пе­ре­во­рот в Ка­за­ни вы­звал от­вет­ные ме­ры рус. пра­ви­тель­ст­ва. На за­се­да­нии Бо­яр­ской ду­мы в апр. 1552 бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о под­го­тов­ке оче­ред­но­го ка­зан­ско­го по­хо­да с це­лью за­вое­ва­ния К. х. В ре­зуль­та­те по­хо­да 1552 и бо­лее чем 40-днев­ной оса­ды 2.10.1552 Ка­зань бы­ла взя­та, а К. х. пе­ре­ста­ло су­ще­ст­во­вать как са­мо­сто­ят. го­су­дар­ст­во.

Лит.: Пе­ре­тят­ко­вич Г. И. По­вол­жье в XV и XVI вв. М., 1877; Ах­ме­ров Г. Ис­то­рия Ка­за­ни. Ка­зань, 1909 (на тат. яз.); Ат­ла­си Х. Ка­зан­ское хан­ст­во. Ка­зань, 1914 (на тат. яз.); Ху­дя­ков М. Г. Очер­ки по ис­то­рии Ка­зан­ско­го хан­ст­ва. 3-е изд. М., 1991; Али­шев С. Х. Ка­зань и Мо­ск­ва: меж­го­су­дар­ст­вен­ные от­но­ше­ния в XV–XVI вв. Ка­зань, 1995; Бах­тин А. Г. XV–XVI ве­ка в ис­то­рии Ма­рий­ско­го края. Йош­кар-Ола, 1998; Ха­ми­дул­лин Б. Л. На­ро­ды Ка­зан­ско­го хан­ст­ва: эт­но­со­цио­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние. Ка­зань, 2002; Ка­зан­ское хан­ст­во: ак­ту­аль­ные про­бле­мы ис­сле­до­ва­ния. Ка­зань, 2002; Ис­ха­ков Д. М., Из­май­лов ИЛ. Вве­де­ние в ис­то­рию Ка­зан­ско­го хан­ст­ва: Очер­ки. Ка­зань, 2005.

Вернуться к началу