Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

ВЕ́ЧЕ

Авторы: П. В. Лукин

ВЕ́ЧЕ, на­род­ное со­б­ра­ние у слав. на­ро­дов. Лек­се­ма «В.» про­ис­хо­дит из пра­сла­вян­ско­го vĕtjo («со­вет»), од­на­ко не­из­ве­ст­но, при­ме­ня­лось ли это по­ня­тие для обо­зна­че­ния кол­лек­тив­ных ор­га­нов вла­сти в до­го­су­дарств. эпо­ху. Са­мое ран­нее упо­ми­на­ние (в фор­ме вѣш­те) со­дер­жит­ся в Суп­расль­ской ру­ко­пи­си (Бол­га­рия, 10–11 вв.), где ис­поль­зу­ет­ся в сло­во­со­че­та­нии «вѣш­те тво­рятъ», пе­ре­даю­щем зна­че­ние греч. гла­го­ла «στασιάζουσιν» («вос­ста­ют»). Со 2-й пол. 13 в. сло­во «В.» встре­ча­ет­ся при­ме­ни­тель­но к кол­лек­тив­ным ор­га­нам вла­сти го­ро­дов-ком­мун в Дал­ма­ции (veћe, vijeћe), в позд­нем Сред­не­ве­ко­вье – при­ме­ни­тель­но к су­деб­ным со­б­ра­ни­ям в Поль­ше (wiec).

В Др.-рус. гос-ве в до­мон­голь­ское вре­мя В. (вѣ­че) на­зы­ва­лись по­ли­тич. со­б­ра­ния го­ро­жан, ко­то­рые обо­зна­ча­лись так­же др. тер­ми­на­ми (напр., «со­вет») или опи­са­тель­ной кон­ст­рук­ци­ей («кия­не ре­ша…»). С кон. 10 – нач. 11 вв. по­яв­ля­ют­ся ле­то­пис­ные со­об­ще­ния о со­б­ра­ни­ях в го­ро­дах Др.-рус. гос-ва, пре­ж­де все­го в Кие­ве и Нов­го­ро­де (впер­вые В. упо­ми­на­ют­ся под 997 в «По­вес­ти вре­мен­ных лет» и под 1015 в Нов­го­род­ской пер­вой ле­то­пи­си млад­ше­го из­во­да). В. ста­ли бо­лее час­ты­ми в 12 в. по­сле рас­па­да Др.-рус. гос-ва (под 1175 в Лав­ренть­ев­ской ле­то­пи­си име­ет­ся фра­за, ука­зы­ваю­щая на то, что та­кие со­б­ра­ния уже ста­ли обыч­ным яв­ле­ни­ем: «Нов­го­род­ци бо из­на­ча­ла, и Смол­ня­не, и Кыя­не, и По­ло­ча­не, и вся вла­сти яко­же на ду­му на вѣча схо­дят­ся»). В 12 – 1-й тре­ти 13 вв. В. фик­си­ру­ют­ся во мно­гих цен­трах рус. кня­жеств и зе­мель. Сре­ди их функ­ций вы­де­ля­ют­ся: из­бра­ние кня­зей, по­сад­ни­ков (в Нов­го­ро­де – ты­сяц­ких, ар­хи­епи­ско­пов, ар­хи­ман­д­ри­тов Юрь­е­ва мон.) и их из­гна­ние, за­клю­че­ние «ря­да» (до­го­во­ра) с кня­зем, при­ня­тие ре­ше­ния об уча­стии в вой­не гор. ополче­ния (час­то име­ну­ет­ся в ле­то­пи­сях «во­ями»). Ре­ше­ния В. стар­ше­го го­ро­да в кня­же­ст­ве (зем­ле) бы­ли обя­за­тель­ны­ми для др. го­ро­дов («при­го­ро­дов»). Ча­ще все­го (хо­тя и не все­гда) кня­зья счи­та­лись с во­лей В. Од­на­ко В. не яв­ля­лось по­сто­ян­но дей­ст­вую­щим ор­га­ном вла­сти, не име­ло чёт­ко оп­ре­де­лён­ных пол­но­мо­чий и рег­ла­мен­та, со­би­ра­лось, по-ви­ди­мо­му, в экс­т­ра­ор­ди­нар­ных си­туа­ци­ях, не уча­ст­во­ва­ло в не­по­средств. управ­ле­нии. По во­про­су о со­ста­ве уча­ст­ни­ков В. в ис­то­рио­гра­фии су­ще­ст­ву­ют разл. мне­ния: все сво­бод­ные жи­те­ли зем­ли (В. И. Сер­гее­вич и др. сто­рон­ни­ки «зем­ско-ве­че­вой» и «об­щин­но-ве­че­вой» тео­рий в 19 – нач. 20 вв.; И. Я. Фроя­нов и его уче­ни­ки во 2-й пол. 20 – нач. 21 вв.), сво­бод­ные го­ро­жа­не (М. Ф. Вла­ди­мир­ский-Бу­да­нов, А. Н. На­со­нов, М. Н. Ти­хо­ми­ров, Ю. А. Ли­мо­нов, П. В. Лу­кин и др.), толь­ко знать (В. Л. Янин, П. П. То­лоч­ко и др.). Вы­ска­зы­ва­лось так­же мне­ние (В. Т. Па­шу­то, К. Цер­нак) о том, что В. име­но­ва­лись раз­ные по ти­пу со­б­ра­ния с разл. со­ста­вом уча­ст­ни­ков. В рам­ках ха­рак­тер­ных для ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья спо­со­бов ре­пре­зен­та­ции и ле­ги­ти­ма­ции вла­сти, сис­те­мы взаи­мо­от­но­ше­ний ме­ж­ду вла­стью, эли­тар­ны­ми и ря­до­вы­ми слоя­ми на­се­ле­ния В. бы­ло тес­но свя­за­но с та­ки­ми тра­диц. яв­ле­ния­ми со­ци­аль­ной жиз­ни др.-рус. об­ще­ст­ва, как пи­ры, празд­нич­ные це­ре­мо­нии, тор­же­ст­вен­ные встре­чи и про­во­ды кня­зей, об­мен да­ра­ми. Мес­та со­б­ра­ний бы­ли раз­но­об­раз­ны (пло­ща­ди пе­ред со­бо­ра­ми, ры­ноч­ные пло­ща­ди, ино­гда да­же от­кры­тое по­ле; в Кие­ве – гл. обр. на «ве­ли­ком» Яро­сла­во­вом дво­ре и у Со­фий­ско­го со­бо­ра; в Нов­го­ро­де – на Яро­сла­во­вом дво­ри­ще и у Со­фий­ско­го со­бо­ра; в Пско­ве – у Тро­иц­ко­го со­бо­ра). Уча­ст­ни­ки со­би­ра­лись на В. по зво­ну спец. ве­че­во­го ко­ло­ко­ла или со­зы­ва­лись гла­ша­тая­ми.

По­сле мон­го­ло-та­тар­ско­го на­ше­ст­вия В. в го­ро­дах Сев.-Вост. Ру­си упо­ми­на­ет­ся всё ре­же, в осн. в свя­зи с вос­ста­ния­ми про­тив мон­го­ло-та­тар. По ме­ре уси­ле­ния кня­же­ской вла­сти зна­че­ние гор. со­б­ра­ний по­сте­пен­но со­шло на нет. Од­на­ко в ис­точ­ни­ках да­же Мо­с­ков­ское вос­ста­ние 1547 на­зва­но «В.». В зем­лях Юж., Юго-Зап. и Зап. Ру­си, ока­зав­ших­ся в 14–15 вв. под вла­стью Вел. кн-ва Ли­тов­ско­го и Поль­ши, тра­диц. сис­те­ма гор. са­мо­управ­ле­ния, где гл. роль иг­ра­ло В., по­сте­пен­но сме­ни­лась но­вой, ос­но­ван­ной на не­мец­ком пра­ве.

В Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ке и Псков­ской рес­пуб­ли­ке В. ста­ло вер­хов­ным ор­га­ном вла­сти, при­ни­мав­шим важ­ней­шие ре­ше­ния и из­би­рав­шим всех выс­ших долж­но­ст­ных лиц. В этом ка­че­ст­ве оно су­ще­ст­во­ва­ло там вплоть до при­сое­ди­не­ния этих зе­мель к Рус. гос-ву (со­от­вет­ст­вен­но в 1478 и 1510, хо­тя су­ще­ст­ву­ют дан­ные, что пско­ви­чи со­би­ра­лись на В. и по­сле 1510). Кро­ме об­ще­го­род­ско­го В., в Нов­го­ро­де и Пско­ве про­хо­ди­ли В. отд. тер­ри­то­ри­аль­ных еди­ниц – кон­цов и улиц.

В на­уч. лит-ре «В.» при­ня­то на­зы­вать так­же ср.-век. «на­род­ные со­б­ра­ния» зап. сла­вян (лю­ти­чей, обод­ри­тов, по­мор­ских сла­вян, лу­жи­чан, ру­ян в Поль­ше, Ве­ли­ко­мо­рав­ской дер­жа­ве и Че­хии), к ко­то­рым в ис­точ­ни­ках при­ла­га­ют­ся разл. лат. по­ня­тия (colloquia, consilia, pla­cita, conciones и др.). Со слав. В. со­по­став­ля­ют­ся нар. со­б­ра­ния древ­них гер­ман­цев и сканд. тинг (Х. Лов­мянь­ский, К. Мод­зе­лев­ский).

Лит.: Сер­гее­вич В. И. Ве­че и князь. Рус­ское го­су­дар­ст­вен­ное уст­рой­ст­во и управ­ле­ние во вре­ме­на кня­зей Рю­ри­ко­ви­чей. М., 1867; Вла­ди­мир­ский-Бу­да­нов М. Ф. Об­зор ис­то­рии рус­ско­го пра­ва. К., 1886. Вып. 1; На­со­нов А. Н. Князь и го­род в Рос­то­во-Суз­даль­ской зем­ле // Ве­ка. П., 1924. Вып. 1; Ти­хо­ми­ров М. Н. Древ­не­рус­ские го­ро­да. 2-е изд. М., 1956; Па­шу­то В. Т. Чер­ты по­ли­ти­че­ско­го строя Древ­ней Ру­си // Древ­не­рус­ское го­су­дар­ст­во и его ме­ж­ду­на­род­ное зна­че­ние. М., 1965; Zer­nack K. Die burgstädtischen Volksver­samm­lun­gen bei den Ost- und Westslaven. Wies­baden, 1967; Янин В. Л. Про­бле­мы со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки // Ис­то­рия СССР. 1970. № 1; Łowmiański H. Początki Polski. Warsz., 1970. T. 4; Rus­so­cki St. Więc // Słownik starożytności sło­wiańskich. Wrocław, 1977. T. 6; Фроя­нов И. Я. Ки­ев­ская Русь. Очер­ки со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской ис­то­рии. Л., 1980; Bo­roń P. Słowiańskie wiece plemienne. Kato­wice, 1999; Bak J. M., Lu­kin P. Consensus and assemblies in early medieval Central and Eastern Europe // Political assemblies in the earlier Middle Ages. Turn­hout, 2003; Granberg J. Veche in the chronicles of medieval Rus: a study of functions and terminology. Göteborg, 2004; Mod­zelewski K. Barbarzyńska Europa. Warsz., 2004; Лу­кин П. В. Ве­че, «пле­мен­ные» со­б­ра­ния и «лю­ди град­ские» в на­чаль­ном рус­ском ле­то­пи­са­нии // Сред­не­ве­ко­вая Русь. М., 2004. Вып. 4.

Вернуться к началу